Главная >  Заметки 

 

Министр спорта Виталий Мутко оценивает перспективы сооружения в Дёмино трамплинов


К моменту принятия решения о мужской гонке температура поднялась, увы, лишь до минус 23 градусов. Гонку отменили.

 


Министр спорта Виталий Мутко приехал на этап Кубка мира в Дёмино морозным воскресеньем 1 февраля. Увы, проведение гонок было под угрозой. С утра термометры показывали минус 26 градусов, но была надежда, что к полудню потеплеет. Болельщики, спортсмены, зрители, журналисты с замиранием сердца следили за тем, как поднимается ртутный столбик в термометрах.

 

Поэтому ведущий пресс-конференцию пресс-секретарь соревнований Сергей Жильцов посетовал, задавая первый вопрос министру:

 

Но оставалась надежда на женскую гонку. Всё ярче и ярче светило солнышко, казалось, оно даже начало пригревать, но к 14 часам дня столбик термометра поднялся только до минус 21,25 градуса по Цельсию. Увы, министру не удалось посмотреть и женскую гонку.

 

- Во-первых, я в эти два дня смотрел соревнования в Дёмино по телевидению. Так что общее представление об этих соревнованиях имею. И, знаете, иногда по телевидению даже лучше видно, чем вживую, потому что есть возможность повторов, приближения картинки и т.д.

 

- Хоть и не получилось сегодня провести соревнования, но, тем не менее, мы видим, что публика была готова, спортсмены готовы, и общая атмосфера на стадионе была праздничной. Хотелось бы услышать о впечатлениях министра спорта от Дёмино.

 

А в целом, я считаю, что здесь есть перспективы дальнейшего развития. Здесь есть огромный энтузиазм у людей, руководителей региона. И я думаю, что при нормальной совместной работе региона и федерального центра здесь можно было бы сделать серьёзный лыжный Центр зимних видов спорта. Имея такую материальную базу, повышая качество и уровень проведения дёминского этапа Кубка мира, можно было бы расширяться при возможности в международном календаре.

 

Я сейчас пообщался с представителями пресс-службы, с директором турнира, представителями FIS. Конечно, у них очень хорошее впечатление оттого, что Россия спустя столько лет вернула себе этап Кубка мира в Россию, в Рыбинск, в Дёмино. Особенно большое впечатление на них оказал первый год, когда в условиях бесснежья и оттепели рыбинцы пилили и привозили лёд, проявили настоящий героизм и всё-таки сумели провести эти соревнования. Они видели, как россияне хотели, чтобы этап Кубка мира здесь состоялся, какие они приложили усилия для этого.

 

Вопрос журнала «Лыжный спорт»:
- Виталий Леонтьевич, я разговаривал с руководителями лыжегоночного комитета FIS Йоргом Каполом, Вегардом Ульвангом – они говорят: мы хотим, чтобы Россия взяла на себя проведение чемпионата мира по лыжным видам спорта. Но у вас в России нет современных трамплинов. Если вы построите трамплины, мы обязательно поддержим вас и приложим все усилия для того, чтобы Россия получила право на проведение чемпионата мира. Как вы думаете, каковы шансы сооружения здесь, в Дёмино, лыжных трамплинов? Удовольствие это не дешёвое, какое участие в этом готово принять государство, министерство, лично вы? Считаете ли вы вообще целесообразным сооружать в Дёмино трамплины и ставить перед собой такую амбициозную цель – провести в Дёмино чемпионата мира?

 

В целом мне очень понравился и комплекс, и всё, что здесь сделано - всё это, конечно, впечатляет. Я бывал на многих этапах Кубка мира. Помню, как мы начинали в Токсово проводить такие соревнования. Здесь уровень значительно выше. И по организации, и по проживанию, и по питанию, и по уровню подготовки трассы, и по потенциальным возможностям. Единственное, подкачала погода сегодня. Но тут уж что поделаешь - только Лужков может разгонять тучи в Москве и обеспечивать нужную погоду (улыбается).

 

Конечно, первый турнир был проблемным, надо было обучать людей, надо было бороться с погодой, и надо было решать огромное количество многих других вопросов. Но мы видим, что сегодня большинство этих вопросов отработаны. Поэтому сейчас уже можно говорить о следующем этапе.

 

- Конечно, однозначно сказать, что есть готовое решение начинать сооружать здесь трамплины, нельзя. Все вы понимаете прекрасно, что получить чемпионат мира – не самая лёгкая задача. И с точки зрения организации, имиджа – это большой труд. И я хочу поблагодарить и руководство региона, и руководство комплекса за то, что сегодня здесь такая работа начата. Потому что для получения такого соревнования, как чемпионат мира, нужно, чтобы у страны был соответствующий имидж. И мы, фактически, уже сейчас имеем высокую оценку руководителей FIS, поскольку уже сегодня известно, что и в следующем, 2010 году, здесь состоится очередной этап Кубка мира. То есть, в принципе, это говорит о том, что в Дёмино научились проводить такие соревнования на достаточно высоком организационном уровне.

 

Вы правильно ставите вопрос о трамплинах. Смотрите: у нас вообще нет ни одного трамплина в стране, отвечающего международным требованиям. Ни одного! Поэтому запланирован ряд решений по исправлению этой ситуации. Например, в Токсово власти региона уже строят 40-метровый, 70-метровый трамплины. А мы построим там 90 и 125 метров. Запланировали построить 125-метровый трамплин в Нижнем Новгороде. В июне будет проект, будем делать.

 

Следующий этап связан, конечно, с серьёзными инвестициями. Нужно очень чётко понимать, что мы находимся сейчас в неких экономических и финансовых условиях: сегодня кризис не только в стране, но и в мире. Естественно, мы не можем распылять свои ресурсы. Если мы принимаем те или иные решения, то мы должны принимать их на серьёзном уровне. Мы посмотрели – да, здесь есть возможность для сооружения трамплинов. Есть возможность построить биатлонный комплекс. И я думаю, что мы эту ситуацию будем изучать. Сейчас в стране большая мода на строительство биатлонных стадионов. Многие регионы, губернаторы хотят построить у себя биатлонные комплексы. Строят у себя четырёхзвёздочные, пятизвёздочные отели. И все хотят затащить к себе этапы Кубка мира или чемпионат мира по биатлону. Такого, конечно, не бывает, чтобы всё это происходило сразу и в одной стране. Поэтому всё это нам надо увязывать с тем, что происходит в стране. Но, тем не менее, если будет принято решение о строительстве этого Центра зимних видов спорта в Дёмино, то мы его и будем реализовывать.

 

Я уже говорил недавно, что вся политика России по отношению к развитию спорта высших достижений изменена в корне. Мы прекратили дискуссии – кто за что отвечает. Мы договорились, что федерации становятся партнерами государства в развитии спорта. На них возлагаются как минимум три задачи. Первая – стимулирование и развитие видов спорта. Второе – организация и проведение соревнований. И третье – это формирование и ответственность за национальную сборную.

 

Я думаю, что вместе с губернатором, руководителями комплекса, вместе с президентом Федерации лыжных гонок России, международной федерации мы всё это обсудим. Надо идти туда, где у нас есть безусловный успех. Иначе мы просто можем потерять темп - вложим ресурсы, но можем и не достигнуть результата. Но то, что здесь надо делать Всероссийский центр лыжных гонок – это однозначно.

 

- Марина Морозова, газета «Новая жизнь». Мы сейчас видим, что с приходом в биатлон Михаила Прохорова в этом виде спорта установилась спокойная рабочая атмосфера, появились надежды на установление цивилизованных отношений между всеми участниками процесса. Есть ли планы усилить такого же масштаба фигурами другие зимние виды спорта?

 

Мы подпишем со всеми федерациями контракты. Со следующего года мы откроем прямое финансирование, исключающее посредников. То есть у нас начнётся некая новая эра взаимодействия с федерациями. И ответственность федерации будет заключаться, прежде всего, в том, что она вместе со своим активом должна будет представить нам очень чёткую концепцию развития лыжных гонок в стране. А то получается, что мы в Сочи строим центр для лёгкой атлетики, а Балахничёв (biathloner.ru: Валентин Балахничёв - президент федерации лёгкой атлетики России) возит своих атлетов в Адлер чуть ли не на частный сектор. В чём тогда смысл миллиардных инвестиций в сочинские базы? Вот это всё нам надо в стране прекратить, нам надо быть одной командой, которая отвечает за результат.

 

До Ванкувера остаётся всего год. Не думаю, что нам надо затевать какие-то катавасии или изменения в каких-то зимних федерациях. Конечно, нас не устраивают результаты во многих из них. Поэтому наши планы будут такими: пройти через Олимпийские игры в Ванкувере. После этого провести аккредитацию всех федераций по зимним видам спорта. И радикально перестроить отношения с федерациями, как я уже говорил выше.

 

- В целом по зимним видам спорта у нас такие планы есть, и достаточно серьёзные. Я считаю, что в целом взаимоотношения государства и федераций, и я уже сказал об этом, должны быть иными. Вот, например, Ванкувер-201 Кто должен отвечать за подготовку сборных к этим Играм? Мы понимаем, что мы никоим образом не можем вмешиваться в работу федераций – они самостоятельны, независимы, они члены соответствующих международных федераций. Но мы должны полностью при этом разграничить полномочия – кто в итоге отвечает за результат?

 

Даже вот после Пекина - смотрите, что у нас получилось. Возьмем спортивную гимнастику. На Олимпиаде ничего не выиграли. Но быстро собрались, подвели итоги, поставили себе удовлетворительные оценки, и вот уже опять приходят с требованиями к бюджету страны. Чтобы вам было понятно – от 80 до 99 процентов всей системы подготовки, организации, обеспечения берет на себя государство, бюджет страны. Поэтому мне бы хотелось, чтобы было следующим образом: мы встречаемся с президентом Федерации лыжных гонок России в начале года. Садимся, у нас происходит открытый серьёзный разговор. Президент говорит: вот программа развития лыжных гонок в стране. Вот календарь. Вот программа подготовки национальной сборной. Идёт дискуссия, составляется смета. Мы говорим: хорошо, положите на стол свой бюджет: какие у вас партнёры, какие спонсоры, сколько вы денег зарабатываете? Президент отвечает: вот у меня есть «Лукойл», «Сатурн», ещё кто-то. Имеем столько-то. Общая потребность на год – условно, пять миллионов долларов. Два мы зарабатываем от спонсоров. Мы говорим федерации: пожалуйста, три мы докладываем. Тогда мы вместе отвечаем за вид спорта.

 

У нас есть такой институт – государственного тренера. Мы сегодня из 15 зимних видов спорта только в шести имеем государственного тренера. Нам хотелось бы, чтобы этот институт заработал по-настоящему. Государственный тренер - это человек, который представляет государство в том или ином виде спорта, который должен в полном объёме отвечать за его развитие и результаты. Сегодня это где-то свадебные генералы, где-то люди, которые просто ничего не делают. А мы не исключаем, что государственными тренерами могут быть и президент федерации, и генеральный секретарь федерации. То есть люди, которые будут отвечать перед государством за свои виды спорта.

 

Мы отменили все конкурсы. Теперь не будем экипировку, обеспечение через левые конторы покупать. Я сказал: всё, что вам нужно сейчас, мы в феврале закупим – начиная от мазей и заканчивая всем необходимым. Остаётся провальный вопрос с научно-методическим, медико-биологическим и фармакологическим обеспечением. Но будем и эти вопросы решать. Позавчера мы образовали в министерстве спорта отдел новых технологий. Назначили руководителя. Он будет отвечать за научное, методическое, медико-биологическое, фармакологическое обеспечение. То есть будем двигаться вперёд и в этом направлении.

 

Я вот сейчас с главным тренером по лыжным гонкам разговаривал, со спортсменами, спрашивал: что ещё мы можем сделать для сборной? Сколько вы получаете, спрашиваю у Жени (biathloner.ru: видимо, имеется в виду Е.Дементьев). Он числится у нас спортсменом в Центре спортивной подготовки. Получает, оказывается, 4 - 5 тысяч рублей. Ну и как ему к Олимпийским играм готовиться? Он молодой, здоровый парень, у него семья есть. Мы сказали, что совместно с Фондом олимпийской поддержки будем платить 40 – 45 тысяч рублей в месяц, есть такая возможность.

 

Руководитель лыжегоночного комитета FIS Йорг Капол беседует с министром спорта Виталием Мутко и губернатором Ярославской области Сергеем Вахруковым.

 

Министр порадовал прежде всего тем, что был похож на живого, остро реагирующего на любую реплику или вопрос, человека. Приятный собеседник.

 

У нас с Владимиром Алексеевичем сложился неплохой творческий союз. Я люблю его фотографировать, я нахожу его очень фотогеничным. Но он (видимо, из ложной скромности) не любит, когда я его фотографирую. Из-за этого у нас с ним иногда получаются очень интересные работы.

 

У президента ФЛГР Владимира Алексеевича зазвонил знаменитый золотой телефон. Журналисты, увидев знакомую вещицу, оживились.

 

Мутко отвечает ярославской журналистке. Он говорит о том, что планы усилить зимние виды спорта по аналогии с биатлоном есть, и достаточно серьёзные. Владимир Алексеевич закрыл глаза…

 

Марина Морозова из рыбинской газеты «Новая жизнь» задаёт Мутко вопрос о возможных переменах в Федерации лыжных гонок по аналогии с биатлонными. Владимиру Алексеевичу этот вопрос, по-моему, не понравился.

 

 

Все материалы о Кубке мира-2008/2009 по лыжным гонкам

 

 

Отряд не заметил потери бойца….. Максим Чудов не будите во мне зверя. Кати Вильхельм – чемпионка мира по биатлону в индивидуальной гонке на 15 км. Андрей Бояринов Какой я вижу сборную команды страны. Стартовый протокол смешанной эстафеты.

 

Главная >  Заметки 

0.0107
 
Яндекс.Метрика