Главная >  Заметки 

 

Обзор прессы ,биатлон, за 5-6 февраля


Подозреваемые отстранены от соревнований
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ, "Спорт-Экспресс"

 


"Спорт-Экспресс"Елена Вайцеховская"Подозреваемые отстранены..."
"Чемпионат.ру"Александр Круглов"Анатолий Хованцев:..."
"Чемпионат.ру"Регина Севостьянова"Николай Дурманов:..."
"www.sports.ru"По материалам радио "Маяк""Александр Тихонов:..."
"Чемпионат.ру"Александр Круглов"Перспектива и результат"
"www.sports.ru"Нелли Карева"Война с микробами"

 

Шумиха по поводу положительных допинг-проб российских биатлонистов, спровоцированная преждевременной утечкой информации, все больше запутывает картину произошедшего.

 

Вчера Международный союз биатлонистов (IBU) сообщил о том, что временно отстранил спортсменов, сдавших положительные допинг-пробы, от участия в соревнованиях.

 

Что происходит сейчас? Несмотря на то, что до вскрытия пробы "Б" любая информация может быть расценена только как предположения, имеет место обилие противоречащих друг другу комментариев, в том числе со стороны весьма высокопоставленных чиновников.

 

Такая реакция объяснима. Если допинг-проба показывает положительный результат на неустановленное вещество нового поколения, это автоматически означает приток в антидопинговые структуры огромных денег. Под исследования выделяются гранты, то есть для всех специалистов, работающих по этому профилю, новый допинг - как звездный час. И это предвкушение славы и денег зачастую сопровождается шквалом преждевременных домыслов и совершенно необоснованных предположений.

 

Однако спустя несколько дней президент IBU Андерс Бессеберг, комментируя случившееся, сказал, что речь идет не об эритропоэтине. По его словам, в пробах выявлен совершенно новый препарат. Чуть позже комментарием отметился и член медицинской комиссии IBU доктор Пьер Жанье, заметивший, что положительные пробы "А" показали использование так называемого эритропоэтина третьего поколения - CERA.

 

По информации, которой располагает "СЭ", в бумаге, которая была направлена в Союз биатлонистов России из IBU (Doping Control Report) стоит код процедуры: MA 32 801(rEPO). В переводе на доступный язык это означает, что изоэлектрический профиль взятого на анализ образца показывает присутствие рекомбинантного (синтетического) эритропоэтина.

 

Безусловно, лаборатория может позволить себе некую импровизацию, отойти от установленных стандартов. Но сам факт, что, согласно официальному рапорту, в пробах обнаружен обычный эритропоэтин, а по высказываниям официальных лиц - совершенно иные субстанции, говорит о том, что единого мнения по инциденту на данный момент нет. В этой ситуации не очень понятно стремление высокопоставленных чиновников IBU привлечь к случившемуся максимум внимания в период, когда по существующим правилам они вообще обязаны отказываться от каких-либо комментариев. То есть до вскрытия и исследования пробы "Б".

 

Вот только дело в том, что для каждого из этих препаратов существует своя, отдельная процедура исследования. В частности, определить наличие в пробе препарата, о котором говорит Жанье, стандартным анализом на ЭПО невозможно.

 

Накануне чемпионата мира стремительно развивается допинговый скандал, в котором, по информации ряда СМИ, могут быть замешаны и три российских спортсмена. Корреспондент "Чемпионат.ру" попросил прокомментировать ситуацию известного российского специалиста Анатолия Хованцева, находящегося в данный момент в Канаде в составе юниорской сборной Финляндии.

 

Анатолий Хованцев: положительных проб может быть до десяти
Александр Круглов, "Чемпионат.ру"

 

— В воскресенье, 1 февраля, эта информация стала распространяться здесь, в Канаде, среди иностранных тренеров, а позже я прочитал ряд статей в Интернете.

 

— Анатолий Николаевич, когда вам стало известно, что допинг-проба А трёх российских биатлонистов показала наличие запрещённого препарата?

 

— Для меня это был шок. Если информация о том, что три наших спортсмена попались на одном препарате, подтвердится, то можно будет говорить о тотальном применении допинга. Тем более что проба в тот момент была взята не у всех. Если раньше у нас были проблемы только с отдельными спортсменами, то этот звонок гораздо серьёзнее, прежде всего для старших тренеров. Считаю, что в случае положительной пробы В они должны подать в отставку, потому что это будет свидетельствовать о том, что контроль в команде отсутствует.

 

— О чём в первую очередь подумали?

 

— Во-первых, налицо стремление нанести удар по российской сборной. В момент объявления этой новости команда находилась на пути в Корею, и какие-либо изменения в составе уже были невозможны. К тому же это сильный удар по психике всех наших спортсменов, в том числе и тех, которые чисты. Во-вторых, перед чемпионатом мира проще создать ажиотаж, привлечь к проблеме допинга внимание общественности, а также показать, что контроль ведётся, и дать предупреждение другим командам.

 

— Почему с момента взятия пробы прошло целых два месяца? Допускаете, что объявление результата специально затягивалось до чемпионата мира?

 

— Такой поворот событий вполне возможен, так как в тренерских кругах уже давно фигурирует информация, что около 10 проб дали положительный результат.

 

— В российской прессе также упоминались возможные проблемы у сборных Германии и Норвегии. Стоит ли ждать допинговых разоблачений в других командах?

 

— Я и представить не могу, какие цели, мотивы двигали этим человеком. В такой ситуации недопустимо злорадство ни по отношению к нашим спортсменам, которые много лет представляли нашу страну, ни по отношению к тренерам.

 

— Как и в случае с Татьяной Моисеевой, информация попала в массмедиа через российские СМИ, которые в свою очередь ссылаются на источник в СБР. С какой целью человек из СБР мог распространить информацию через прессу?

 

— Осенью 1997 года один из наших спортивных руководителей предложил использовать его для подготовки к Олимпиаде в Нагано, но я наотрез отказался.

 

— Чаще всего в качестве возможного запрещённого препарата упоминается эритропоэтин или препараты, изготовленные на его основе, например CERA. Когда впервые вам стало известно о существовании эритропоэтина?

 

— Да, почти четыре года он был недосягаем, но я вам могу рассказать, что на чемпионате мира-2000 в Холменколлене IBU провёл неофициальный тест на ЭПО, который выявил несколько положительных результатов, в том числе и у двух спортсменов из нашей команды.

 

— Однако впервые эритропоэтин был обнаружен лишь в 2001 году у лыжной сборной Финляндии. Получается, несколько лет его применение нельзя было обнаружить?

 

— В зависимости от организма спортсмена результат улучшается на пять-десять процентов.

 

— Какой эффект даёт применение ЭПО?

 

— Пока я информации о возможной дисквалификации не слышал, но вы сами можете представить, какой возникнет резонанс, если выяснится, что от нашей страны четыре спортсмена за четыре года попались на допинге. Тренеры подходят ко мне и спрашивают: "Это что, система?" А ведь можно ещё вспомнить, что в своё время Альбина Ахатова и Татьяна Моисеева отделались лёгким испугом, потому что удалось доказать, что они принимали запрещённые препараты по медицинским показаниям. Но с эритропоэтином такой вариант исключён.

 

— В недавнем интервью Вольфганг Пихлер призвал IBU дисквалифицировать всю российскую сборную, так как все пробы принадлежат одной стране. Кто-нибудь за рубежом разделяет его мнение?

 

— Думаю, до этого дело не дойдёт, особенно если подтвердится информация о 10 положительных пробах в других командах.

 

— Вы допускаете возможность дисквалификации всей национальной федерации в случае, если пробы В также окажутся положительными?

 

— К сожалению, эти шансы минимальны. Помните прошлогодний случай с Кайсой Варис, когда проба В однозначно подтвердила результат пробы А? Шансы на расхождение проб зависят от концентрации вещества. Если это так называемый хвост, то есть эритропоэтин уже начинает разлагаться, есть вероятность, что проба В будет отрицательной, но и она невелика.

 

— Каковы, на ваш взгляд, шансы доказать невиновность наших спортсменов?

 

Бывший глава антидопинговой комиссии Росспорта, а ныне глава медицинского центра Континентальной хоккейной лиги Николай Дурманов подтвердил в интервью "Чемпионат.ру", что в ближайшее время может отправиться в Швейцарию на вскрытие допинг-проб В российских биатлонистов. При этом он опроверг мнение о том, что при положительном образце А В также даст позитивный результат.

 

Николай Дурманов: разговоры о заговоре неуместны
Регина Севостьянова (радиостанция "Маяк"), "Чемпионат.ру"

 

Родился 5 мая 1946 года в Москве.
Закончил Первый московский медицинский институт.
По его окончании много лет работал в системе космической медицины.
Руководил биотехнологическими производствами в России.
Специализируется в генной инженерии.
По этому профилю работал более чем в 30 странах мира.
Николай Дурманов несколько лет состоял в ЮНИДО — организации ООН по промышленному развитию.
С 1990 по 1998 годы руководил медико-биологическим центром в ЮНИДО.
С 1998 года работает в системе Олимпийского комитета России (ОКР).
С 2001 года по 2007 годы профессор возглавлял антидопинговый комитет Федерального агентства по физкультуре и спорту РФ.
С осени 2008-го — глава медицинского центра Континентальной хоккейной лиги.

 

Справка "Чемпионат.ру"
Николай Дмитриевич Дурманов

 

— Я дам исчерпывающую формулировку: такая возможность есть.

 

— Насколько правомерна информация о том, что вы вылетаете в Швейцарию, чтобы представлять Россию на вскрытии пробы В допинг-анализов наших биатлонистов?

 

— Я много лет занимался антидопинговыми вопросами. По долгу службы приходилось иметь дело со всякими непонятными историями. С новыми и суперновыми допингами. Кроме того, я хорошо знаком с мировым антидопинговым сообществом. В том числе с коллегами в Лозанне. А по образованию я генный инженер.

 

— Вы сейчас работаете в КХЛ. Почему в данном случае вышли именно на вас?

 

— Нет. И хочу отдельно подчеркнуть: слава богу, что к нашему хоккею ни это, ни какие-то другие допинги отношения не имеют. И будем возносить молитву, чтобы так было и дальше.

 

— То есть соответствующей должности у вас сейчас нет?

 

— При всём уважении к нашим великим спортсменам и тренерам, которые сейчас дают комментарии по этой теме, должен сказать, что как раз в случае с эритропоэтином это далеко не так. Это не значит, что кто-то рассчитывает кого-то отмазать. Нет. Главное сейчас — выяснить, что произошло на самом деле. И функции экспертов в данном случае — выяснить реальные обстоятельства дела.

 

— Светлана Ишмуратова заявила, что если проба А положительная, то проба В обязательно будет тоже положительной. Это действительно так?

 

— Ещё какой допинг. Ужасный допинг! Кошмарный допинг! Он нам надоел уже до чёртиков.

 

— Эритропоэтин — сам по себе допинг?

 

— В нормальной медицине он нужен миллионам людей. Ему обязаны сотни тысяч, а, может, миллионы людей: те, кто живёт на искусственной почке. Те, кто лечится от рака. И многие другие. Ну а в спорте он применяется в качестве мощного допинга. Он увеличивает количество гемоглобина в крови. Соответственно увеличивается выносливость и возрастает риск для здоровья.

 

— Какие он выполняет функции?

 

— В России сейчас есть национальная антидопинговая организация: РосАДА. Она старается выстроить свою работу на международных принципах. На тех принципах, которые одобрены международным сообществом. У РосАДА огромное количество связей с другими организациями, очень уважительные взаимоотношения с ВАДА, рядом крупных международных спортивных организаций. И эти отношения приводят к тому, что если у нас появляется какая-то информация, то она имеет под собой очень веские основания. Кроме того, любая антидопинговая лаборатория, дорожа своей репутацией, прежде чем объявить какой-то положительный по допингу результат, перепроверит сама себя несколько раз. А в случае с эритропоэтином ещё и спросит мнение независимой организации.

 

— По вашей практике: могла такая буча подняться на пустом месте? Могла быть ошибка?

 

— Это не исключает того, что всё перепроверяли. В этом мире все друг друга уважают и просто так бучу поднимать не будут.

 

— Но ведь в данном случае информация шла не с нашей стороны.

 

— Вполне возможно. Собственно, одна из задач и наших антидопинговых служб, и союза биатлонистов, как я уже сказал, выяснить реальные обстоятельства дела. Если выяснится, что это действительно допинг — ну что ж... Работа будет вестись самым серьёзным, при этом самым уважительным по отношению ко всем образом. Поэтому разговоры о заговоре, о том, что "упаковали", что опять подгадали к чемпионату мира, неуместны. В этих кругах в такие игры никто не играет. Речь действительно идёт о проблеме. А насколько проблема серьёзна, мы выясним. Виновны ли спортсмены в этой истории, мы тоже выясним. Пока об этом говорить рано.

 

— Насколько весомы новости о том, что препарат диагностировали первый раз в истории международного спорта? Что он последнего поколения.

 

— Мне часто задают вопрос: почему анализы делаются так долго? Многим кажется, что взял допинг-пробу, капнул в аппарат и через полчаса там всё нарисовано. Но это ведь целая сеть научных экспериментов, перепроверки, перепостановки анализов. Я хотел бы ещё вот что сказать: регулярно возникают проблемы с какими-то новыми супердопингами. За примерами не надо ходить далеко. Например, эритропоэтин третьего поколения, который здорово сокрушил "Тур де Франс". Или дизайнерский стероид: THG — тетрогидрогестином, из-за которого несколько лет лихорадило американскую лёгкую атлетику. Ещё ряд новых препаратов, которые появлялись в спорте, и по этому поводу было много шума и много разбирательств. Так что, как ни печально, но перед нами — "нормальный" элемент спортивного ландшафта. Поэтому я не драматизировал бы ситуацию. Разберёмся.

 

— Когда определится, летите ли вы в Лозанну?

 

Вице-президент Союза биатлонистов России (СБР) и первый вице-президент Международного союза биатлонистов (IBU) Александр Тихонов сообщил, что 12 февраля будет известно заключение по пробам «В» спортсменов, подозреваемых в использовании допинга.

 

Александр Тихонов: «Далек от мысли, что IBU делает что-то неправильно»
www.sports.ru по материалам радио "Маяк"

 

О сроках заключения по вторым пробам:
«Осталось недолго ждать. С 9 по 11 февраля будет вскрыта проба «В». Сегодня ситуация не вполне понятная: вроде бы что-то есть, но, что именно – не ясно. Заключение должно быть уже к 12 февраля».

 

О ситуации в целом: «Далек от мысли, что Международный союз биатлонистов делает что-то неправильно. На то есть какие-то основания. Откровенно говоря, побоялся бы комментировать что-либо до вскрытия пробы «В». У нас уже был случай с Татьяной Моисеевой. Тогда СМИ раструбили об этом на весь мир, а потом оказалось, что все в полном порядке. А Моисеевой здорово потрепали нервы. Поэтому не стал бы сейчас делать заключения».

 

О возможном участии в турнире других спортсменов вместо отстраненных:
«Давайте пока не будет обсуждать, потом что еще ничего не случилось. 11 февраля уже буду в Пхенчхане, там все и решим»

 

Об участии спортсменов в чемпионате мира в случае отрицательных результатов пробы «В»:
«Сложно сказать. Это будет решать исполнительный комитет международной федерации. Я буду присутствовать на этом заседании. Но исполком у нас будет только 20 февраля, во время чемпионата мира. Сейчас трудно говорить, дадут возможность стартовать или нет. Здесь нужно очень серьезно поработать и Всемирному антидопинговому агентству (WADA), и комиссии по допинг-контролю Международной федерации биатлона. Надо совершенствовать правила».

 

Перспектива и результат
Александр Круглов, "Чемпионат.ру"

 

О публичном заявлении главного тренера сборной Швеции Вольфганга Пихлера:
«Пихлер – неоднозначная фигура. Он всегда делает малообоснованные заявления. Скажу так: как член исполкома я за категорическую борьбу с допингом. Наши спортсмены, которые в сборной, способны хорошо выступать, не употребляя вообще ничего»

 

На первый взгляд, этот канадский чемпионат не лучший для России за последние годы. Впервые за пять лет не было выиграно ни одной золотой медали в старшей возрастной группе, и лишь благодаря девушкам удалось занять третье общекомандное место. С другой стороны, нельзя назвать выступление провальным. Дело в том, что у этой возрастной группы изначально не было столь ярких спортсменов, как в своё время Антон Шипулин или Светлана Слепцова, а потому два личных и два эстафетных серебра – это действительно неплохой результат. Поэтому правильнее было бы сказать, что ровная по составу команда выступила в свою силу.

 

В Кенморе на стадионе, принимавшем Олимпийские игры-1984, завершился юниорский чемпионат мира. Об итогах этих соревнований и выступлении российских юниоров пойдёт речь в материале "Чемпионат.ру".

 

Вряд ли кто-то из переходящих во взрослый биатлон спортсменов 1988 года способен сразу усилить команду, тем более в канун Олимпиады, когда тренеры по минимуму экспериментируют с составом. Тем не менее сбрасывать со счетов нынешнюю молодёжь никак нельзя. Те же Екатерина Юрьева и Иван Черезов, которые никогда не были призёрами юниорского первенства в личных гонках, развивались постепенно и сейчас самые стабильные в нашей команде.

 

Если серебряная медаль хантымансийца Алексея Волкова не стала сюрпризом, то успех Анастасии Романовой удивил. Перед стартом она считалась третьим-четвёртым номером в команде и "выстрелила" в самый неожиданный момент. А вот Ольга Вилухина, на которую возлагались основные медальные надежды, в очередной раз не справилась с ответственностью. Только во второй половине гонки
преследования и в эстафете мы увидели привычную Вилухину. Возможно, промахам на стрельбе поспособствовал ветер, но, скорее всего, не обошлось и без мандража. Анастасия Калина моложе большинства своих соперниц, а потому её звёздный час наступит в следующем году. Талант спортсменки был виден ещё год назад, в период её выступления среди девушек, но ей ещё предстоит немало работать над стрельбой стоя и скорострельностью. У юниоров трудно отметить кого-то, кроме Волкова. Павел Магазеев ничем не удивил, выступив на своём прошлогоднем уровне, а вот Тимофей Лапшин оказался очень интересным спортсменом. Конечно, в первый год трудно поставить стрельбу, но определённые успехи были заметны уже сейчас. Что касается скорости, то на первой половине дистанции она у Лапшина на уровне, а дальше не хватает выносливости, видимо, сказывается специфика подготовки лыжника-спринтера. Впрочем, в лице Кристофа Зуманна у всех уже давно на виду положительный пример перехода из лыжного спринта в биатлон.

 

Те же немцы, выигрывающие всё или почти всё на юниорском уровне, стремятся лишний раз не нагружать спортсменов. Так в этом году от вояжа в Канаду отказалась юношеская сборная, а юниоры, участвующие в чемпионате мира, никогда не ездят на европейское первенство, считая, что одного крупного старта за сезон вполне достаточно. А Мириам Гёсснер, о феноменальной скорости которой было столько сказано и написано, в этом году была освобождена от отбора в Кубке Германии и планомерно готовилась к решающему старту. Не будь у Антона Шипулина в прошлом году свыше 20 стартов, среди которых ответственнейшие чемпионаты мира и Европы, всероссийская спартакиада и студенческий фестиваль, может быть, он не был бы настолько перегружен в этом году?

 

Вообще, если говорить о динамике результатов юниорских первенств последних лет, практически всё время незаметны норвежцы. Однажды известный тренер Анатолий Хованцев, много лет проработавший в Финляндии, рассказывал мне, что у норвежцев существует специальная, отработанная годами методика подготовки спортсменов младших возрастов. Её суть в том, что в процессе взросления спортсмена не форсируются нагрузки с целью планомерной подготовки спортсменов к выступлениям на высшем уровне, поэтому задача показать результат по юношам и юниорам им не ставится. И действительно, из всего звёздного состава мужской сборной лишь Оле-Эйнар Бьорндален и Эмиль-Эгле Свендсен выигрывали личные гонки на юниорских первенствах. Но они, уникального таланта спортсмены, представляют скорее исключение из правил. В то же время немецкая сборная каждый год готовит по два-три победителя юниорских первенств, которые в дальнейшем комплектуют сборную команду. Исключение среди немецких лидеров составляет лишь Михаэль Грайс, не блиставший в юниорском возрасте. Правда, многие таланты впоследствии перестают прогрессировать и теряются в Кубке Европы. Это уже было с Фабианом Мундом, Йенни Адлер, Уте Нициак и многими другими немецкими звёздочками. Примечательно, что два диаметрально противоположных подхода практически одинаково результативны. А по какому пути идёт Россия? У нас по традиции что-то среднее между Европой и Аз… то бишь Норвегией и Германией. С одной стороны, юниорские старты рассматриваются лишь как этапы долгосрочной подготовки спортсмена, с другой – никто не приносит результат в жертву. На чемпионат спортсмены отбираются через жёсткое сито внутреннего отбора, после которого далеко не всегда остаются силы для решающего рывка. Да и сами медали юниорских чемпионатов приносят поощрения как спортсменам, так и тренеру. Для последних с их невысокими зарплатами опосредованная цель в виде медали может затмить непосредственную – подготовку резерва основной сборной.

 

Оле-Эйнар Бьорндален избегает рукопожатий, Эмил Хегле Свендсен протирает руки спиртом, а в сборной Норвегии существует целый кодекс правил, чтобы не заболеть перед главным стартом сезона – чемпионатом мира. Газета Aftenposten объясняет, почему лучшая сборная мира живет затворником.

 

Война с микробами
Нелли Карева, www.sports.ru

 

Протяните руку, чтобы поприветствовать знаменитого спортсмена – и вы будете встречены весьма скептически.

 

Если вам не подали руки

 

– Если я сейчас пожму вам руку, я даже не смогу дотронуться до собственного лица, пока не обработаю ладони Антибаком (спиртовым раствором, предназначенным для дезинфекции рук. – Sports.ru), – объясняет Оле-Эйнар Бьорндален.

 

Не поймите превратно – биатлонисты, как правило, замечательные, приветливые люди. Но в течение последнего месяца перед чемпионатом мира в Корее, при той эпидемии гриппа, что свирепствует сейчас в Норвегии, они идут на что угодно, чтобы оградить себя от возможной инфекции.

 

Пятикратный олимпийский чемпион Бьорндален предпринимает все возможные меры, чтобы не заболеть прямо перед чемпионатом мира.

 

В итальянском отеле Santer, которым управляет семья его жены Натали, у Оле-Эйнара есть собственная столовая. Тщательная дезинфекция рук – обязательное условие для всех, в том числе персонала, который сервирует стол. Сам Бьорндален никогда не сядет обедать, не окунув руки в Антибак. Ту же процедуру он проделывает после того, как закончит есть. К подобным средствам прибегает и Эмил-Хегле Свендсен, о чем он не раз упоминал в интервью.

 

Тогда он, конечно же, не предполагал, что его планы пойдут кувырком и в день накануне вылета ему придется совершить незапланированную поездку в Баварию к специалисту по оружию, чтобы в срочном порядке заменить детали винтовки, внезапно вышедшие из строя. Как результат – несколько часов в дороге и почти бессонная ночь. Не самое здоровое начало.

 

– Я не поеду домой, останусь в Тоблахе до 4 февраля. Затем вылечу прямиком в Южную Корею. Перелет – это тоже испытание для здоровья, – говорил Бьорндален незадолго до своего отъезда.

 

Один в поле

 

Фото: Aftenposten.

 

– Хоть на Южный полюс их отправляй! Чем меньше людей попадается навстречу – тем лучше, – шутит врач сборной Ларс Кольсруд.

 

Норвежские биатлонисты, скорее всего, предпочли бы оказаться в месте, где вообще нет людей.

 

Каждый спортсмен должен иметь возможность сделать прививку от гриппа в течение осени.

 

Но поскольку о подобных путешествиях остается лишь мечтать, приходится ужесточать внутренние процедуры. И делать это не только перед ответственными стартами, но и в течение всего соревновательного сезона. Вот набор основных 5 правил, которым стараются следовать норвежские биатлонисты:

 

Пользоваться личным транспортом от отеля до стадиона и обратно во время соревнований. Всегда помнить о том, что общественный транспорт – рассадник бактерий.

 

Пресс-конференции должны по возможности проводиться на открытых площадках, чтобы уменьшить опасность заражения. Вокруг Оле-Эйнара Бьорндалена и Эмила Хегле Свендсена всегда толпится огромное количество журналистов. Быть знаменитым – это большое испытание.

 

Как можно больше ограничить объятия и рукопожатия. Самое страшное время – это Рождество. Когда биатлонный сезон в самом разгаре, а вероятность подхватить инфекцию очень высока, многие спортсмены едут домой, чтобы встретиться с родными и друзьями. Халвард Ханеволд и Бьорндален предпочитают не рисковать и проводить рождественские каникулы, тренируясь на высокогорье.

 

Стараться избегать большого количества переездов и оставаться на каждом новом месте так долго, насколько представляется возможным.

 

На расстоянии протянутой руки

 

– Вы только представьте, что было бы, появись Оле-Эйнар в Симостранде. Все близлежащие детсады и школы выстроились бы в очередь, чтобы с ним поздороваться, – говорит Кольсруд. – Поэтому многие спортсмены попросту избегают появляться дома во время праздников, чтобы не встречаться с огромным количеством людей.

 

В отеле спортсмены обычно делят одну комнату на двоих. К ним даже могут приезжать жены или подруги – но только не во время Олимпиады или чемпионатов мира.

 

Когда спортсмены едят, они обычно сидят на некотором расстоянии друг от друга. При случае стараются есть одной рукой – так, чтобы вторая вообще не приближалась ко рту. Такие правила поведения за столом весьма специфичны – но все это делается для того, чтобы еще немного уменьшить опасность оказаться инфицированным.

 

Человек с повязкой

 

В то время как Оле-Эйнар Бьорндален на Олимпийских играх в Солт-Лейке выигрывал одно золото за другим, его невеста Натали Сантер болела. Тогда они могли встречаться только на улице. И это было не самое лучшее время для пылких объятий.

 

Когда кто-либо из биатлонистов заболевает, в сборной начинают бить тревогу.

 

– Мы боимся инфекций, передающихся воздушно-капельным путем. Кашель, чихание – обычный человек может спокойно пойти с этим «букетом» на работу без каких-либо проблем. Но у спортсмена топ-уровня даже небольшая простуда под воздействием высоких нагрузок может развиться в инфекцию, поражающую сердце, – рассказывает Кольсруд.

 

Но чего стоит спортсменам придерживаться столь мучительного образа жизни?

 

– Обычно я показываю спортсменам картинку, на которой изображен японец с ватно-марлевой повязкой на лице. Заболевший спортсмен – это и есть тот самый человек, который носит эту повязку. Он должен немедленно позаботиться о том, чтобы остальные от него не заразились. Следующая задача – как можно быстрее выздороветь самому. Пока человек болеет, мы поддерживаем с ним контакт, созваниваемся и разговариваем, но избегаем «больничных визитов». Лучше всего, если больного вообще перевезут в другой отель. Например, в немецкий, – хитро улыбается Кольсруд.
Как жить?

 

Выражаясь словами биатлониста: «Я лучше буду без конца мыть руки, чем смотреть чемпионат мира по телевизору».

 

– Нет-нет, никаких мучений. Внутри сборной все происходит совершенно спокойно и без каких-либо проблем для биатлонистов. Не думайте, что для них это стресс. Но стоит показаться на людях – и мы встречаем журналистов, которым нужны какие-то истории. И они спрашивают о болячках практически постоянно. Для спортсменов то, что они делают для сохранения своего здоровья, – дело привычки. Они не приносят каких-то жертв. И ведь это работает – наши парни практически не болеют, – говорит Кольсруд.

 

 

Все материалы о Кубке мира-2008/2009 по биатлону

 

 

Ольга Зайцева подвело желание выступить хорошо. Айно-Кайса Сааринен выигрывает первую гонку чемпионата мира. Либерец-2009. Стартовые протоколы мужской гонки на 15 км. Новый опрос biathloner.Ru "Допинг и спорт". Андрус Веерпалу выигрывает свою любимую "пятнашку".

 

Главная >  Заметки  Лучшая на продукцию проволока сварочная цена по самым хорошим предложениям.

0.0656
 
Яндекс.Метрика