Главная >  Заметки 

 

Обзор прессы ,биатлон, за 10-12 февраля


Теплая погода, холодный прием
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ, "Спорт-Экспресс"

 


"Спорт-Экспресс"Елена Вайцеховская"Теплая погода, холодный прием"
"Советский Спорт"Константин Бойцов"Ответ дан, вопросы остались"
"Чемпионат.ру"Антон Третяк"А начиналось всё с патруля"
"Чемпионат.ру"Максим Лебедев"Допинг. Двойная мораль"
"АСИ "Весь спорт"Андрей Каща"Светлана Слепцова:..."
"SPOX"Перевод biathlon.com.ua"Уле-Айнар Бьорндален:..."
"Спорт-Экспресс"Сергей Бутов"Еще раз о популярности биатлона"
"ПРОспорт"Наталия Калинина"Светлана Слепцова:..."
"Чемпионат.ру"Андрей Аносов по материалам Spox"Магдалена Нойнер:..."
"LAOLA1"Перевод biathlon.com.ua"Фридрих Пинтер:..."
"Советский Спорт"Константин Бойцов"Николай Круглов:..."

 

Для России этот чемпионат получится, пожалуй, самым тяжелым за всю предыдущую историю выступлений. Причина понятна: уже сегодня в главном пресс-центре чемпионата состоится конференция, на которой будут оглашены результаты трех российских допинг-проб "Б", исследование которых завершилось вчера в Лозанне (от одного из членов российской делегации "СЭ" уже известно, что все три анализа подтвердили пробу "А" и будут объявлены положительными).

 

НЕРВЫ НА ПРЕДЕЛЕ

 

Как рассказал вчера по телефону первый вице-президент IBU, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов, он сам стал свидетелем тому, как в ресторане официального отеля, где питаются спортсмены, один из тренеров шведской команды Вольфганг Пихлер ходил между столиками и собирал подписи в поддержку собственноручно написанной петиции. О том, что Россия ни в коем случае не должна быть допущена к соревнованиям.

 

В любой другой ситуации случившееся было бы расценено, скорее всего, как большая неприятность, и только. Но в канун чемпионата мира сказалось то, что нервы у спортсменов и тренеров всех стран, претендующих на высокие результаты, напряжены до предела. И началась всеобщая истерика. Гневные высказывания многих потенциальных конкурентов в прессе и на телевидении о том, что российскую сборную вообще следует отстранить от участия в мировом первенстве, перекочевали из Европы в Пьонгчанг.

 

Как сообщили корреспонденту "СЭ" в Союзе биатлонистов России, уличенных в нарушениях спортсменов планируется отправить ближайшим рейсом из Кореи в Москву сразу после официального оглашения результатов их дела.

 

Можно только догадываться, насколько тяжело российским спортсменам постоянно находиться в обстановке молчаливого порицания.

 

Тем временем подготовка к стартам завершена. Пока стадион отдан под официальные тренировки участников, но уже завтра вечером будет дан старт спринтерским гонкам.

 

НАС ЖДЕТ ЛОТЕРЕЯ

 

Соответственно, снег весь искусственный, его вынуждены "настреливать" и обновлять ежедневно (точнее, еженощно). В результате этих манипуляций к утру трасса приобретает почти идеальный вид, но к концу дня снег сбивается в грязные бугры. Учитывая достаточно сложный рельеф трасс (даже стрельбище представляет собой весьма кочковатую поверхность), нетрудно понять, что легко в Пьонгчанге не будет никому. Подобные погодные катаклизмы в сочетании с искусственным снегом делают почти невозможной задачей безукоризненную подготовку лыж. Значит, нас ждет лотерея. Возможно, с самыми непредсказуемыми чемпионами.

 

Организаторы делают все возможное, чтобы привести трассу в максимально хорошее состояние. Еще год назад, когда в Пьонгчанге впервые проходил этап Кубка мира, спортсмены говорили о том, что снег здесь "тяжелый": вокруг развернуто строительство, дуют сильные ветра, и на трассу постоянно летит песок. В этом сезоне картина не изменилась. Скорее, усугубилась слишком теплой погодой. Настолько теплого чемпионата в биатлоне еще не было. Днем температура воздуха достигает в Пьонгчанге 10-15 градусов, хотя ночью регулярно уходит в "минус".

 

По данным оргкомитета, чемпионату предстоит стать более чем представительным во всех отношениях: несмотря на всю эту гостиничную благодать, свободных мест в отелях почти не осталось.

 

Несколько дней назад российская сборная перебралась, наконец, непосредственно к месту старта. В отношении размещения участников соревнований условия, предложенные корейскими организаторами, оказались весьма комфортными. Сам стадион располагается в центре главной курортной зоны Пьонгчанга - Йонпьон Ресорт, - и количество отелей в этой зоне превосходит все представления о том, как должен быть укомплектован туристский район. Другими словами, место нашлось и спортсменам, и техническому персоналу, и официальным лицам, и прессе, и много кому еще.

 

Ответ дан, вопросы остались
Константин Бойцов, "Советский спорт"

 

В этом плане, кстати, весьма любопытно выглядит предложение американской туристической компании, заключившей договор с Международным союзом биатлонистов и оргкомитетом на обслуживание туристов-болельщиков: желающим приехать в Пьонгчанг в проспекте компании предлагались четыре отеля. Два "ближних" - в 45-ти минутах езды от стадиона, и два "дальних" - в пяти часах.

 

Сегодня, когда вы возьмете в руки эту газету, новость, о которой без умолку говорили любители и специалисты биатлона в течение двух минувших недель, успеет обрести не только официальный статус, но и обрасти первыми юридическими последствиями. В корейском Пьонгчанге, где завтра стартует чемпионат мира по биатлону, будет объявлено о кадровых потерях сборной России. Пробы «В» трех наших стреляющих лыжников совпали с пробами «А».

 

ДОПИНГОВЫЙ СКАНДАЛ

 

Три спортсмена, три лидера сборной России, уже отстраненные от участия в чемпионате мира (об этом Международный союз объявил еще 5 февраля), официально обвиняются в применении запрещенных веществ. Название этих самых препаратов, а также фамилии самих биатлонистов будут публично названы, а их дело уйдет на рассмотрение дисциплинарной комиссии IBU, которая примет решение о наказании виновных в течение двух ближайших недель.

 

Для того чтобы официально объявить приговор, о содержании которого все сведущие люди догадывались заранее, в пресс-центре «Альпенсиа Биатлон Резорт» соберутся президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг, генеральный секретарь Николь Реш, вице-президент по информации Ивор Лехотан, а также директор по связям с общественностью Пер Ланге, сообщает официальный сайт IBU.

 

Официальные комментарии представителей Международного союза и Союза биатлонистов России (СБР), слова самих спортсменов, неугомонный тренер Вольфганг Пихлер (главный тренер сборнрй Швеции. – Прим. ред.), который, по слухам, уже собирает подписи с требованием изгнать нашу команду с чемпионата мира, – все это ждет нас впереди. Как ждут (верю в это, несмотря ни на каких пихлеров) и десять дней жаркой борьбы на трассах Пьонгчанга, десять дней острых схваток с соперниками на спортивной арене и косыми взглядами и репликами вне их.

 

Итог печальный, хотя и ожидаемый. Как удалось выяснить вашему корреспонденту из источников, близких к руководству Международного союза, у одного из спортсменов положительный анализ в этом сезоне был зафиксирован дважды. Остальных же поймали 5 декабря, во время первого этапа Кубка мира в день, свободный от гонок.

 

— Приговорят нас – это понятно, — мрачно рассуждал Леонид Александрович. – Но, знаешь, наш биатлон справится – чемпионат мира пройдем нормально. В 1998-м в Нагано тоже сумасшедший дом был. Не по поводу допинга, правда, но гром гремел и молнии сверкали – за месяц до Олимпиады не знали, каким составом поедем и поедем ли вообще. А ничего ведь – и Галя Куклева чемпионкой стала, и в эстафете в медали забежали… Вот только спортсменов безумно жалко – никто их не защитит. А как только дисквалификацию им присудят, они и вовсе никому не нужны станут… Наказывают нас, наказывают, а мы даже вопросом не зададимся – почему?

 

Вчера утром, еще находясь в Уфе, на российских отборочных стартах к чемпионату Европы, я долго разговаривал с заслуженным тюменским специалистом Леонидом Гурьевым, возглавлявшим нашу женскую сборную на протяжении нескольких лет, личным тренером Альбины Ахатовой.

 

— Почему внесоревновательные пробы россиян были взяты во время соревнований? В кодексе Международного союза ясно написано: «Брать внесоревновательные пробы разрешается лишь вне сроков проведения официальных стартов».

 

Вопрос Гурьева – не единственный из тех, что будут теперь задаваться на всех углах. Вопросов, подобных этому, много. Один из них мне подсказал все тот же осведомитель из IBU.

 

Наконец, один из самых важных вопросов: вся ответственность вновь ляжет на спортсменов или к ответу призовут и тех, кто должен отвечать за их успешное и не выходящее за рамки закона выступление на международной арене?

 

Процедура нарушена. Будет ли с этим кто-то разбираться? А кто будет разбираться с тем, почему, несмотря на декларативное усиление контроля во много-много раз, наши биатлонисты попадают под руку антидопингового контроля (считая случаи, когда удавалось отделаться «легким испугом») восьмой раз за шесть лет?

 

А начиналось всё с патруля
Антон Третяк, "Чемпионат.ру"

 

11 февраля в Корею вылетела бронзовый призер чемпионата мира-2008 Оксана Неупокоева – в качестве замены. Сколько еще таких замен нам придется производить до Олимпиады-2010? А кто из нынешнего состава сборной может быть уверен, что не попадется до Игр в Сочи?

 

Хотя этот вид программы был показательным, победителя и призёров наградили подлинными олимпийскими медалями. Такие же показательные выступления "патрулистов" прошли на Олимпиаде в Санкт-Морице (Швейцария, 192 , Играх в Гармиш-Партенкирхене (Германия, 193 и на послевоенной белой Олимпиаде вновь в Санкт-Морице (194 . В 1957 году был образован Международный союз современного пятиборья и биатлона (УИПМБ), что позволило биатлону получить статус самостоятельного вида лыжного спорта в международном спортивном движении (в 1993-м биатлонисты вышли из УИПМБ и создали автономный Международный союз биатлонистов (англ. International Biathlon Union, IBU) – ИБУ.

 

Регулярное проведение состязаний стреляющих лыжников началось лишь в начале XX столетия, когда стали организовывать многочисленные разновидности военизированных лыжных гонок с оружием, которые вскоре заменили гонками патрулей. Популярность этих соревнований, прежде всего в странах Скандинавии, возросла настолько, что уже на I зимних Олимпийских играх в Шамони (Франция, 1924 год) была проведена показательная "гонка военных патрулей", которая впоследствии превратилась в командную гонку. Четверо спортсменов одной команды бежали вместе, а результат считался по гонщику, пересёкшему финишную черту последним. То есть эдакая игра в "слабое звено".

 

Сейчас программа чемпионата мира насчитывает 11 гонок. Женщины и мужчины соревнуются в спринте, гонке преследования, масс-старте, индивидуальной гонке и эстафете, а также последние четыре года проводится смешанная эстафета, в которой первые два этапа бегут женщины, а затем в бой вступают мужчины. Командные гонки, с которых и начинался биатлон, были упразднены в 1998 году как "незрелищные". Уже тогда руководство мирового биатлона задумывалось о том, как повысить популярность и телевизионный рейтинг своего вида спорта. В 1997 году в программу чемпионатов мира вошла гонка преследования, в 1999-м - масс-старт, в 2005 - смешанная эстафета. Наряду с традиционной эстафетой эти дисциплины стали самыми динамичными и популярными, поскольку в них спортсмены соревнуются не с секундомером, а друг с другом. Во многом благодаря этому шагу биатлон стал интересен телевидению, а значит, получил отличную возможность завоёвывать себе новые страны и поклонников.

 

Чемпионаты мира по биатлону ежегодно проводят с 1958 года. Долгие годы биатлон был исключительно мужским видом спорта. Соревновательные программы Олимпиад и чемпионатов включали только один вид – лыжную гонку на 20 км со стрельбой из боевого оружия на 4 огневых рубежах, по 5 выстрелов на каждом. Любопытно, что на 1-3-м рубежах стрельбу разрешали вести из любого положения (почти все биатлонисты, естественно, отдавали предпочтение положению лежа), а на последнем, 4-м, рубеже – только из положения стоя. За каждый промах ко времени прохождения соревновательной дистанции начисляли ещё две штрафные минуты. С 1965 года решением УИПМБ были повышены требования к стрелковой подготовленности биатлонистов: увеличили количество обязательных стрелковых упражнений из положения стоя – два вместо одного (на 1-м и 3-м рубежах – лежа, на 2-м и 4-м – стоя), дифференцировали штрафное время за промахи – 1 мин за непопадание в центральный круг и 2 мин – за промах по мишени. Вскоре соревновательную программу пополнили эстафета 4х7,5 км (в 1966 г.) и спринтерская гонка на 10 км (в 1974 г.) со стрельбой на двух рубежах из положения лежа - на 1-м и стоя – на 2-м.

 

Пройдёмся по тем дисциплинам, которые представлены на чемпионате мира. Индивидуальная гонка у мужчин - старейший вид биатлона. На чемпионатах мира присутствует с первого дня - с 1958 года. Поскольку спортсмены в этой гонке наказываются за промахи целой минутой штрафа, то очень часто победу здесь одерживали меткие стрелки, а не быстрые бегуны. Неожиданностей здесь хватает, но рекорд в этой дисциплине за нами: Владимир Меланьин и Александр Тихонов (правда, вместе с финном Хейкки Иколой) выиграли по три золотые медали. Последним чемпионом в этой дисциплине был Эмиль-Эгле Свендсен, а из ныне действующих спортсменов побеждали в индивидуальной гонке поляк Томаш Сикора (199 , норвежец Хальвар Ханевольд (200 и чех Роман Достал (200 . Великий Оле-Эйнар Бьорндален в этой дисциплине чемпионат мира не выигрывал.

 

Сейчас в чемпионатах мира принимают участие представители трёх континентов. Прогрессируют и растут американские и канадские спортсмены (у "кленовых листьев", правда, не всё в порядке в финансовом плане, и биатлонистки этой страны выбрали своеобразный способ привлечь к себе внимание, снявшись обнажёнными для календаря). При этом не стоит забывать, что следующая зимняя Олимпиада пройдёт как раз в Канаде, так что представители этой страны просто обязаны соответствовать топ-уровню. Очевидный прогресс наблюдается у китайских стреляющих лыжников и лыжниц - их победы на этапах Кубка мира уже никого не удивляют.

 

Гонка преследования разыгрывается на чемпионатах мира с 1997 года. Трёхкратными чемпионами мира являются немец Рико Гросс и Бьорндален, выигравший три последних мундиаля. Он единственный действующий чемпион в этой дисциплине.

 

Спринтерская гонка в программе чемпионата мира - с 1974 года. Немцы Франк Ульрих и Марк Кирхнер, а также норвежец Оле-Эйнар Бьорндален имеют здесь по три победы. Чемпионом мира является россиянин Максим Чудов, а из действующих спортсменов золото на своём счету имеет также, кроме Бьорндалена, ещё один норвежец - Фроде Андресен (200 .

 

Первый женский чемпионат мира состоялся лишь в 1984 году, но и у прекрасного пола есть свои рекордсменки.

 

Масс-старт впервые был разыгран на мировом первенстве в 1999 году, и абсолютным рекордсменом по количеству побед является француз Рафаэль Пуаре - четыре титула. В прошлом году гонку с общего старта выиграл норвежец Свендсен, из действующих спортсменов в этой дисциплине побеждали Бьорндален и немец Микаэль Грайс.

 

Спринт также появился на чемпионате мира в 1984 году. Норвежки Анне Эльвебакк, Лив-Грете Пуаре и россиянка Ольга Ромасько выиграли по два чемпионских титула. Действующем победителем является Андреа Хенкель, кроме неё, из действующих спортсменок, в этой дисциплине побеждали соотечественница Кати Вильхельм (200 и Магдалена Нойнер (200 .

 

В индивидуальной гонке, которая в программе чемпионатов мира с первого дня, три раза побеждала немка Петра Беле. Защищать свой титул будет россиянка Екатерина Юрьева, а кроме неё в этой дисциплине побеждали Ольга Пылёва-Медведцева (200 и немка Андреа Хенкель (200 .

 

В масс-старте две победы на счету Лив-Грет Пуаре, а действующей чемпионкой мира является Нойнер. Из действующих спортсменок выигрывали масс-старты также Альбина Ахатова (200 и Андреа Хенкель (200 .

 

Женская гонка преследования появилась одновременно с мужской, и здесь абсолютный рекорд по количеству золотых медалей у шведки Магдалены Форсберг - четыре. Чемпионкой мира является Хенкель, кроме неё из спортсменок, отправляющихся в Пхёнчхан, победы в этой дисциплине имеют француженка Сандрин Байи и немка Мартина Глагов (обе получили золото в 2003-м, даже фотофиниш не смог тогда выявить победительницу), а также Нойнер, победившая в 2007-м.

 

Современные интернет-СМИ предъявляют жёсткие требования к материалам журналистов. "Много букв" и "Не осилил" уже стали практически полноценными, а главное - определяющими терминами на пространствах рунета. Однако на этот раз мы решили сделать в шаг в сторону от принятых норм. К публикации материала одного из лучших российских спортивных журналистов Максима Лебедева нас подтолкнула ставшая уже критической ситуация в спорте: допинговые скандалы, подкупы и многое другое привели к тому, что спорт медленно, но верно перестаёт быть таковым. Автор анализирует создавшееся положение на примере разгоревшегося в биатлоне скандала с допинг-пробами отечественных спортсменов.

 

Допинг. Двойная мораль
Максим Лебедев, "Чемпионат.ру"

 

Впрочем, отправной точкой данного материала стал вовсе не очередной залёт наших биатлонистов с допингом – даже при том, что пока неизвестно, был ли там допинг и действительно ли это залёт. За живое задела реакция их коллег по лыжне и винтовке. Вот, например, немцы прямо сказали, что русские – просто гады. Шведы пошли и того дальше: предложили дисквалифицировать чохом всю сборную России. Без разбора, лет этак на пять, чтоб неповадно было.

 

Самая главная тайна

 

Просто становится противно и даже омерзительно от того, что вся наша спортивная планета жила и продолжает жить по принципу, когда дерут не того, кто ворует, а того, кто попался. Причём с гиканьем и улюлюканьем попавшихся сильнее всех пинают те, кто ещё не попался. И никто во всём мире не рискует выдать самый большой, самый главный секрет Полишинеля, самую главную спортивную тайну, которая всем давно известна.

 

А обидно стало потому, что они ничем не лучше нас. Нет, они, конечно, лучше – тем, что пока не пойманы. Тем, что их спортивная фармакология не подвергалась такому разрушению, какой подверглась наша вместе со всей экономикой на рубеже веков. Когда, по сути, начинать пришлось с самого начала, с азов. И пусть вас не пугает понятие "спортивная фармакология". Восстановительная медицина – это полновесный раздел в медицине спортивной. Просто жизнь у нас такая: целые поколения спортсменов тренируются и восстанавливаются с помощью абсолютно законных средств, поскольку без них восстановление затягивается раза в два-три. А потом Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) публикует очередной бюллетень с дополнениями к списку запрещённых препаратов – бац, и ты уже преступник! И все твои вчерашние результаты, по идее, могут быть в любой момент опротестованы. Особенно с учётом того, что начиная с Олимпиады-94 в Лиллехамере все допинг-пробы – и не только олимпийские, но и практически со всех мало-мальски серьёзных турниров по олимпийским же видам спорта - исправно сохраняются в замороженном состоянии. И могут быть извлечены на свет божий в любой удобный момент.

 

Вырождение

 

А тайна эта заключается в том, что современный профессиональный спорт давно уже вышел ЗА ПРЕДЕЛЫ человеческих возможностей. При том, что с каждым следующим поколением эти возможности не увеличиваются, как все мы ошибочно думаем, а уменьшаются – и в солидной пропорции…

 

Многие ученые и вовсе считают, что последнее относительно здоровое человеческое поколение родилось ДО появления на Земле ядерного оружия. До начала его испытаний и применения в быту – в виде атомных электростанций, а также кораблей и подводных лодок.

 

Мы привыкли по умолчанию считать, что наши дети – сильнее, здоровее и умнее нас. А мы – соответственно – наших родителей. Не будем спорить по последнему пункту - уму, а вот два первых давно уже подвергаются сомнениям.

 

Но и это ещё не всё. Врачи пока тревогу не бьют, но говорят об этом всё громче. Речь о подтверждении давней гипотезы, появившейся вместе с экспертизой ДНК. Оказывается, мы все – то есть всё население Земли, - родственники. И хоть это самое население растёт в арифметической прогрессии, но дальнеродственные связи от этого только увеличиваются и переплетаются.

 

Если это так, то последнему относительно здоровому поколению сейчас уже за 6 Дальше кривая уходит вниз – и идёт по гиперболе. Постоянно ухудшающаяся экологическая обстановка, жизнь в помещениях со стенами и потолками, которые либо уже признаны опасными для жизни (помните многочисленные асбестово-алебастровые истерии?), либо будут признаны впоследствии при развитии науки. А уж чем мы сейчас питаемся, вообще материал для отдельной книги.

 

Иными словами, человечество вырождается. Оно становится слабее, имеет меньший запас сил и здоровья, более подвержено заболеваниям, нежели предки, зато несёт в себе множество мутаций. А спортивные рекорды тем не менее побиваются исправно. Но это никого не удивляет.

 

Началось-то всё в ростовской судебной лаборатории, созданной по последнему слову техники для того, чтобы разбираться с многочисленными неопознанными трупами, найденными в Чечне. Туда доставили для генетического анализа останки царской семьи. А один любознательный эксперт взял и сравнил их с генетическими пробами, взятыми в обязательном порядке у всех работников лаборатории. И оказалось, что четверо из 20 работников находятся с царской фамилией в родственной связи. Своим открытием он в шутливой форме поделился с англичанами, которым для независимой экспертизы отправили часть царских останков. Англичане у нас, как известно, люди серьёзные, шутки у них своеобразные и наш юмор они воспринимают не всегда. На тот момент в британской лаборатории имелось три сотни проб, взятых у всяких убийц, насильников и прочих маргиналов. Чопорные британцы проверили всех. И выявили, что шесть с хвостиком процентов проб обнаружили дальних родственников нашей царской фамилии. Каждый 15-й житель Великобритании. При том, что сам государь Николай Александрович на Туманном Альбионе был единожды и по молодости, а его дети там и вовсе не бывали.

 

На чём строится классический детектив? Множество необъяснимых и на первый взгляд нелогичных событий и поступков. Ещё больше непонятных улик. Потом мудрого следователя озаряет единственно верная версия – и хлоп! Всё становится на свои места, сводится друг с другом, как пазлы, становится логичным и понятным.

 

На заоблачных вершинах

 

Например, поведение руководящих лиц. То есть спортивных чиновников.

 

Если принять за основу версию, что профессиональный спорт давно уже и в стопроцентном составе сидит на допинге, то логичным и понятным становится если не совсем всё, то почти всё.

 

Так что президентам наших спортивных федераций не позавидуешь. Они – между молотом и наковальней. И вся нелогичность их поведения при "отлове" кого-нибудь из подопечных сразу становится ясной и понятной. Поскольку логично вытекает из двойственности их положения. Из двойной морали, которая идёт снизу вверх и сверху вниз.

 

С одной стороны, на словах они ярые вдохновители, радетели и продолжатели курса на "чистый спорт". Потому что такова сейчас генеральная "линия партии". Но посмотрим теперь на другую сторону медали. Длительность пребывания на руководящем спортивном посту напрямую зависит от результатов, демонстрируемых спортсменами в твоём виде спорта. От результатов медальных, подиумных и призовых. Но если руководитель федерации будет по-настоящему бороться за чистоту спорта, то он в кратчайшие сроки слетит с занимаемой должности. Ибо лучшие результаты будут во второй полусотне. И называться всё это будет развалом работы на вверенном участке.

 

Законы спорта суровы. Тренеры, не дающие результатов, отправляются на нижестоящие должности. И продолжается такая кадровая ротация до тех пор, пока главную тренерскую должность не займёт человек, который победный результат даст.

 

В таком же, если не худшем положении находятся и тренеры. Одно дело – тренировать сборную России по какому-нибудь виду спорта, регулярно приносящему победы. Другое дело – тренировать сборную, например, Воркутинского района Республики Коми. Разницу во всем – от зарплаты до загранкомандировок, от титулов до власти - разъяснять нужно?

 

Заложники ситуации

 

А если достичь его без медицинской фармакологии невозможно в принципе? Ни с каким тренером, ни с какой материально-технической базой, ни с какими талантами и гениями… Что тогда остаётся?

 

Великие спортсмены, как правило, вырастают в семьях, которые принято называть "неблагополучными". И выбор у выходцев из них не велик. Абсолютное большинство пойдёт по папиному пути: муторная и малооплачиваемая работа на ближайшем заводе, ежевечернее закладывание "за воротник", тюрьма, кладбище. Или сразу кладбище, минуя тюрьму – если повезёт.

 

Есть в спорте и ещё один непреложный закон: великие спортсмены не рождаются и не вырастают в обеспеченных семьях. В семьях депутатов, правительственных чиновников или олигархов. Потому что в таких семьях предпочитают развивать не силу и ловкость, а ум.

 

Правда, этот перворазрядник даже в областной сборной особо никому не нужен. Потому что его "потолок" сильно уступает твоему. Но – при равных условиях. Нужен – ты. Потому что талант. Но талантами такими земля наша полна. Поэтому остаётся тебе только одно. Нет, насильно пичкать тебя ничем не будут. Но вскоре ты понимаешь, что иначе – никак. Для того чтобы пробиться в блистающий мир спортивных побед, необходимо не только пахать, к чему ты давно привык, но и заключить своеобразное джентльменское соглашение. Главным условием которого будет такое: у тебя всё будет, но если попался – молчи и отвечай за всё сам. Правда, вероятность такого "попадания", как тебе объяснят, крайне мала. Поскольку наверху не дураки сидят и за тебя своими креслами и своим положением отвечают.

 

Единственный вариант вырваться из этого порочного круга - спорт. Именно здесь не только приветствуются, но насущно необходимы те качества, которые были выработаны с пелёнок: умение цепляться за жизнь, драться за кусок хлеба и силой вырывать то, что нравится. "Трудные" (для общества) подростки умеют пахать и горбатиться – и поэтому тренеры на них не нарадуются. Но в конце концов каждому новичку приходится встать перед выбором: либо ты идёшь дальше, либо возвращаешься в прошлую жизнь. Понятно, что выбор очевиден. Вот только идти дальше без таблеточек и специальных капельниц невозможно. Потому что физиологический потолок тобой уже достигнут. Да, ты легко выполняешь норматив мастера спорта, ты выигрываешь районные соревнования. Но тебя же твой родной тренер быстренько спускает на грешную землю, когда рядовой перворазрядник, которого ты знаешь как облупленного и которого ещё вчера "делал, как ребёнка", неожиданно отнимает у тебя очередную победу. Потому что "накушался" или "укололся".

 

За всю нашу новейшую историю лишь однажды отечественная антидопинговая служба поймала "употребивших". Было это в хоккее, в 2002 году, когда накануне финала чемпионата России были аккуратно выведены из состава "Ак Барса" его лидеры - Алексей Чупин и Эдуард Кудерметов. Вроде как внезапно заболевшие.

 

На страже чистоты

 

Не так давно в свет вышла книга спортивного журналиста Игоря Рабинера "Как убивали "Спартак". Есть там интересный эпизод, от которого, по идее, волосы у всех читателей должны встать дыбом. Цитата получится слишком большой, поэтому перескажу своими словами.

 

Правда, многие в Казани до сих пор уверены, что произошло это совсем не случайно. Тогда ведь ещё не было сплошных проверок, и, когда в раздевалку команды вошли доктора с чемоданчиками, все просто обалдели от неожиданности. И посчитали это происками вполне конкретного конкурента. Версия эта подтверждается и последующими событиями. Когда чемпионат закончился и вся нервотрепка улеглась, тогдашний тренер "барсов" Юрий Иванович Моисеев взял результаты тестов и показал их знакомым медикам в Москве. Говорят, у докторов глаза на лоб полезли. Потому что от такого содержания в крови запрещённых препаратов Чупин и Кудерметов должны были жить недолго – минут 20, и умереть в страшных мучениях.

 

Кстати, после известных событий с Чупиным и Кудерметовым тогдашний президент федерации и ПХЛ Александр Стеблин торжественно объявил, что со следующего сезона по окончании каждого матча будут браться допинг-пробы у двух хоккеистов каждой команды.

 

Сменивший Андрея Чернышова на посту главного тренера "Спартака" Владимир Федотов узнаёт, что его предшественник не чурался "пилюль и уколов". И команда теперь по этой причине еле волочит ноги. Надо срочно что-то предпринимать, ведь не за горами старт Кубка УЕФА, в котором будут обязательно брать допинг-пробы. Федотов мчится к высшему футбольному руководству страны, а оттуда вместе с ним – к антидопинговому руководству. Дальше идёт сцена из фильма "Бриллиантовая рука": "Шеф, всё пропало! Гипс снимают, клиент уезжает!.." А в ответ следует: "Спокойно, Козлодоев – сядем все…" После чего для начала выдаются авторитетные рекомендации, а затем лучшие антидопинговые умы России впрягаются в непосильную работу по "отмывке" игроков народной команды. Кубок УЕФА, кстати, тогда проскочили удачно – в плане допинга, не в плане результатов. Но всё равно икнулось: полузащитник красно-белых Егор Титов, если кто подзабыл, попался после матча Россия – Уэльс. Из-за чего получил дисквалификацию, его карьера пошла на закат, а валлийцы долго ещё требовали переигровки или даже технического поражения России.

 

Ларчик открывается просто. Дело в том, что на допинг-пробы "случайным способом" практически всегда выходили: второй вратарь команды, не принимавший участия в игре, и один из двух обязательных в тех сезонах "масочников", то есть ребят до 18 лет, которые практически не играли, а использовались в основном для отбывания командных штрафов. Или оба "масочника".

 

Самое интересное, что пробы действительно брались. Только фамилии тех, у кого они брались, неожиданно стали самой большой хоккейной тайной России. Нам подробно рассказывали о процедуре забора проб. О том, в пробирки какого размера, пардон, мочились хоккеисты. О том, как представители команд, словно на экзамене, выбирали два билета с фамилиями. Но сами фамилии не назывались – словно выдать их при "чистой" пробе (а ведь не было зафиксировано ни единого случая пробы "нечистой") было равносильно измене родине.

 

Почему такое происходило? Да потому что научно доказано: человеческий организм, даже самый тренированный, не способен выдержать пять хоккейных матчей профессионального уровня за неделю. Вдвойне не способен – с двумя перелётами. Втройне – с двумя сменами часовых поясов. Даже если они меняются всего на два часа. То есть не способен не провести их на должном уровне, а не способен фактически. Нет у человеческого организма такого ресурса.

 

Наука и жизнь

 

Ещё много-много лет назад наш великий тренер Анатолий Тарасов поставил, как он выражался, "задачку науке": выработать оптимальный график игр и отдыха хоккеистов для того, чтобы готовить их к чемпионатам мира и Олимпиадам, выжимая максимум возможного. И 12 команд в высшей лиге чемпионата СССР при 44 матчах чемпионата без всяких игр плей-офф – это и есть ответ спортивных медиков. Еще 16 игр заложены в предсезонку и для сборной. Итого 60 матчей за сезон, и то – для самых крепких. А больше – ни-ни, могут наступить необратимые для организма последствия.

 

И четыре матча за неделю он не сможет провести. Три – сможет, но после этого ему обязательно нужна неделя на восстановление. В наш хоккейный календарь загляните, и посмотрите на интенсивность расписания: где там недели на восстановление?

 

Возглавив Международный олимпийский комитет, Жак Рогге объявил крестовый поход против допинга и всех его составляющих. Тогда же широко анонсировался будущий процесс проверки всех имеющихся на сохранении проб. А хранились они, напомню, с зимней Олимпиады 1994 года официально. А неофициально в распоряжении антидопинговых структур имелось немало и более ранних проб, находящихся в замороженном состоянии. Для чего? Для того чтобы выявить то, что раньше выявлять не удавалось, а теперь делается с полупинка. И расставить все точки над i.

 

А мы сейчас играем с учётом предсезонного периода, плей-офф и сборной – до 120 матчей за сезон! То есть в два раза больше. И при такой интенсивности мы ратуем за чистоту?

 

Но ничего этого не было. Наоборот, нет-нет, но иногда с самых заснеженных высот спортивного Олимпа доходят слухи, что то начинание молодого президента МОКа не было загублено на корню. Только когда на стол положили результаты тех анализов, человеку в буквальном смысле стало худо. И он велел эти бумаги никому и никогда не показывать, а все находящиеся на "вечном хранении" допинг-пробы уничтожить от греха подальше. Хотя это, конечно, могут быть только слухи.

 

И что же? Прошло много лет, но ни единого слова о том славном начинании больше не прозвучало. Почему-то кажется, что если бы пробы олимпийских чемпионов и призёров далекого и не очень далёкого прошлого оказались чистыми, аки слеза младенца, всех нас не преминули бы об этом оповестить. Причём весьма громогласно. Поскольку лучшего оружия для борьбы с современными "допингоносителями" и придумать было бы нельзя. Вот, сукины дети, смотрите, как играли, бегали и прыгали ваши отцы и деды – ни капли бромантана, ни грамма ЭПО, ни следа СЕРы! И какие рекорды ставили! А вы, гады, что устраиваете?

 

Да-да, именно так: второй по распространённости российский вопрос. Что делать нам, болельщикам, в такой ситуации? Когда правды мы всё равно не узнаем, а от того, что нам преподносят, иногда уже тошнит.

 

Что делать?

 

Надо всегда помнить одно. Не мы придумали допинг. Не мы ввели его в спорт. Не мы стали ставить на поток пловчих с огрубевшими голосами и пробивающейся растительностью на лице и груди. И не мы выставляли на Олимпиадах сборные астматиков.

 

Знаете, наверное, не надо делать ничего. Устраивать крестовый поход против достижений цивилизации, как показывает история, бессмысленно. А достижения спортивной фармакологии, как ни крути, это всё равно достижения цивилизации. И то, что вчера считалось страшным допингом, сегодня спасает тысячи жизней по всей планете. И сам допинг очень часто создаётся не для рекордов, а для спасения людей от страшных недугов.

 

И когда наших спортсменов ловят за употребление допинга, не надо устраивать пляски на костях и обзывать их последними словами. Их вина заключается лишь в том, что своим адским, нечеловеческим трудом, на который мало кто из нас способен, они захотели заработать себе на человеческую старость. Играя по общим правилам. Мы ничем не лучше их. А они ничем не хуже тех, кого не поймали. Ещё не поймали.

 

Но мы не можем создавать другие правила. Хотим мы этого или нет, но мы вынуждены, должны и даже обязаны играть по правилам общим. Которые несут двойную мораль и тройной смысл.

 

То есть наши все равно побеждают честно. Даже если вопреки…

 

А когда наши парни или девушки восходят на пьедестал почёта, надо всегда помнить, что победили они всё равно в схватке РАВНЫХ. Или даже не совсем равных, поскольку наша спортивная наука и спортивная фармакология давно отстаёт от остальных.

 

Светлана Слепцова: не могу вспомнить, когда мне было также тяжело, как сейчас

 

И они тысячу раз достойны нашей гордости и нашего уважения.

 

- Света, поделитесь впечатлениями от пребывания в Корее.

 

К стартующему 14 февраля в южнокорейском Пьончанге чемпионату мира по биатлону недавний лидер общего зачета Кубка мира россиянка Светлана Слепцова подходит не в лучшей физической форме и со смутными перспективами на призовые места. О проблемах, с которыми пришлось столкнуться за полторы недели тренировок в Пьончанге, Светлана Слепцова рассказала Агентству спортивной информации «Весь спорт».

 

- Как прошла акклиматизация?

 

- Впечатления были и остаются по большей части ужасными! Во-первых, тяжелая дорога из немецкого Франкфурта до Сеула, а затем еще четыре часа на автобусе до Пьончанга. Во-вторых, гостиница, в которую нас поселили первоначально, стояла на каком-то пустыре – вокруг не было даже магазинов. В-третьих, необычная для русского желудка пища. Но все эти проблемы еще можно было как-то пережить. Самый главный минус – время, потраченное на дорогу до стадиона. Она занимала примерно 20 минут только в одну сторону. Это напрягало особенно в те дни, когда мы проводили по две тренировки. Еще один глобальный недостаток – очередное обострение отношений Южной и Северной Кореи. Для безопасности биатлонисты всех стран вынуждены сдавать винтовки после каждой тренировки в специальные оружейные комнаты. Поэтому в свободное время мы не можем заняться холостым тренажом. Для меня это особенно актуально, потому что я болела и была вынуждена пропустить ряд огневых тренировок. Вот и на завтра у нас запланирован день отдыха, но мы вместо того, чтобы восстанавливаться в отеле, пойдем в оружейную комнату, чтобы поработать с винтовкой.

 

- Как вам новый отель, куда сборная перебралась несколько дней назад?

 

- Когда только приехали в Корею, тренеры попросили нас перестроиться на местное время. В первый день пребывания в Пьончанге я проснулась в восемь утра по местному времени – в четыре по моему родному, хантымансийскому. А уже после завтрака ужасно хотелось спать. Чтобы не уснуть, постоянно приходилось заставлять себя чем-то заниматься. Так продолжалось дня три. Теперь я полностью адаптировалась.

 

Уле-Айнар Бьорндален: Если ты мотивирован – ты можешь всё
SPOX, перевод Евгения Тарасенко, biathlon.com.ua

 

- Он расположен ближе к стадиону – это большущий плюс. Из окон моего номера, который я как обычно делю с Аней Булыгиной, виден живописный горнолыжный спуск. Вечером у него просто превосходная подсветка. Еще одна корейская особенность – в гостинице в двухместном номере установлена в лучшем случае только одна кровать. Об этом предупреждали украинские биатлонисты, которым «повезло» ощутить местную специфику раньше нас. Но мы как-то не особо верили. А зашли с Аней в комнату нового отеля и поняли, что нам на одной кровати никак не уместиться (смеется). По соседству живет Ольга Зайцева, к которой завтра присоединится Оксана Неупокоева. Так у них в комнате вообще кроватей нет – придется спать на толстых матрацах. Читать полностью

 

На Вашей странице есть видео, где Вы ходите по горячим углям. Вы делаете это в удовольствие, или как часть подготовки?

 

После кишечной инфекции в начале сезона, Уле-Айнар Бьорндален к чемпионату мира обретает лучшие кондиции, чему свидетельством две победы в Рупольдинге. В интервью SPOX 35-летний норвежец говорит о пути к вершине, перспективах немецкого биатлона и биатлонном «Боде Миллере».

 

Помогает ли это в соревнованиях?

 

Я делал это уже много раз, и каждый следующий – это преодоление себя. Если неправильно сконцентрироваться, то можно обжечься. Но это именно то, что делает процесс наиболее привлекательным.

 

Горячие угли, верховая езда на лошади Вашей жены, охота… Вы любите риск?

 

Я делаю это прежде всего для себя. Важно все время подвергаться определенному риску – это тоже треннинг, потому что в гонках тоже приходится рисковать.

 

Ваша подготовка к сезону была сломана осенью кишечным вирусом. Насколько трудно было входить в сезон после этого, и как далеки Вы сейчас от оптимальной формы?

 

Да. Сейчас самые рискованные моменты я испытываю при езде верхом. Я не могу понять, как можно управлять этими животными, они такие большие, как слоны (Смеется). Я поражаюсь тому, как Людгер Беербаум (трехкратный олимпийский чемпион в конкуре – прим. biathlon.com.ua) и другие всадники преодолевают на них препятствия высотой 1,60 метра.

 

Были ли в этот период определенные сомнения?

 

Было очень сложно, поскольку так сильно я еще никогда в жизни не болел. Я, естественно, спрашивал себя, как быстро я смогу обрести лучшую форму. И я не мог предположить, что уже до Рождества в Хохфильцене смогу добиться второго места.

 

Вы выиграли все, что только возможно. Не спрашивали себя: зачем мне это еще нужно?..

 

Конечно, были. Болезнь очень подкосила уверенность в себе. Бороться с собой после болезни не очень приятно. Главное – взять себя в руки и побыстрее вернуться к прежним кондициям.

 

Сейчас Вы один из самых опытных биатлонистов. Есть ли вещи, на которые Вы теперь смотрите иначе, чем в начале карьеры?

 

Нет и еще раз нет! Наоборот – сейчас я еще больше мотивирован чем раньше. Летом я был в превосходных кондициях, но потом из-за болезни был отброшен далеко назад. Последняя предсезонная тренировка в оптимальных кондициях прошла еще в октябре, после этого ни одна не прошла идеально.

 

Кто бы выиграл в соперничестве: Уле-Айнар сегодня или 10 лет назад?

 

С опытом приходит осознание того, как лучше тренироваться, я начинаю лучше чувствовать свое тело. Но нельзя жить прошлым. Все вокруг изменяется так быстро, что некогда оглядываться назад. Есть много отличных атлетов: некоторые имеют преимущество на лыжне, кто-то силен в стрельбе. Оптимально соединять в себе то и другое – в этом прелесть биатлона.

 

Как Вы ведете себя с более молодыми соперниками?

 

На Олимпиаде в Нагано-1998 я был в неплохой форме (Бьорндален выиграл золото и серебро), но на лыжне я сегодня быстрее, да и стреляю сейчас значительно быстрее. Думаю, в спринте сейчас я минимум на минуту быстрее, чем тогда.

 

Эмиль-Эгле Свендсен, которому Вы оказывали большое содействие, все чаще обходит Вас на трассе. Вы его слишком хорошо обучили? :)

 

Конкуренция всегда хороша. В Норвегии сейчас есть много хороших спортсменов, поэтому тренировки в команде получаются все более продуктивными. Это должно мотивировать. Нынешнее поколение совершенно другое. Ребята более свободно смотрят на вещи, но в то же время являются более агрессивными.

 

Вы назвали своих молодых коллег по сборной «голодными волками». Разве Вы не являетесь вожаком?

 

Нет, я знал, что он безумно талантлив. Норвегии нужны такие таланты. Для меня было важно поддержать его, и просто здорово для Норвегии, что Эмиль смог научиться и быстро достичь такого высокого уровня. Но поскольку на чемпионатах мира и Олимпиадах мы хотим иметь сильную команду, одного сильного спортсмена не достаточно. Если я не буду прогрессировать, выигрывать будет он, и это очень важно.

 

Молодые партнеры по команде пытаются Вам подражать?

 

Халвард Ханеволд – главный вожак, он старейшина (Смеется). Когда мы соперничаем – каждый сам за себя, но командой мы очень сильны.

 

Раньше Вы практиковали выступления на лыжном Кубке мира. Больше такого не планируете?

 

Да, они очень многое копируют. Но все же, копия хороша, а оригинал еще лучше.

 

Одним из Ваших главных конкурентов в последние годы был Михаэль Грайс. Как Вы оцениваете его выступления в текущем сезоне?

 

Да, в январе я снова собирался выступить в гладких лыжах. Но, к сожалению, пришлось от этой идеи отказаться. Соревноваться там, пребывая не в лучшей форме, бессмысленно.

 

А что Вы думаете о немецкой команде в целом? За Михаэлем Грайсом, кажется, никого нет?.. Неужели ушло время великих немецких биатлонистов?

 

Он производит на меня очень благоприятное впечатление. Думаю, этот сезон получится у него лучше, чем предыдущий. Хотя на лыжне он еще не обрел лучшие кондиции, но, тем не менее, уже успел выиграть гонку.

 

То есть, Вы не считаете, что в Германии проблема смены поколений?

 

Большие традиции просто так не уходят. Я, например, приятно поражен Кристофом Штефаном. Мне очень понравилась его нынешняя форма. И само собой, у него прекрасное будущее. Кроме того, появятся и другие отличные биатлонисты из Германии.

 

Но заботятся ли они так же о прогрессе самого биатлона? Ведь не секрет, что именно Германия – основной биатлонный рынок…

 

Честно говоря, пока не так много новых лиц. Я убежден, что в России и Норвегии сейчас подрастает лучшая смена.

 

Но все же спорт требует героев, таких как Вы или Боде Миллер в горнолыжном спорте. Есть ли на горизонте еще такие же герои?

 

До тех пор, пока в Германии есть такие сильные спортсмены, как Грайс и такая сильная женская команда, опасения беспочвенны. Биатлон и дальше будет интересен для спонсоров. Даже сейчас, когда из-за финансового кризиса спонсоров сложно находить во всем мире.

 

Ну а из нынешних биатлонистов кто может быть следующим?

 

Сложно сказать. Нельзя забывать, что Боде Миллер – исключительный атлет, так же как и Альберто Томба. Томба был очень успешен на трассах и безумно популярен во всем мире вне их. Он всегда был очень стабилен, как и Миллер, и совершал поступки, интересные для СМИ. Спортсмены, совмещающие в себе все эти качества, появляются очень редко. Может пройти 10 лет и больше, пока не появится кто-то еще.

 

А если посмотреть вне сборной Германии?

 

К примеру Михаэль Реш имеет всё для этого. Если он станет постоянно добиваться самых высоких результатов, может стать таким героем.

 

Вернемся к Вам. Сейчас Вам 35 лет. Другие опытные спортсмены считают, что в таком возрасте уже сложно достигать оптимального уровня формы. Каково ваше мнение?

 

Ребята из Скандинавии или России слишком серьезны и заняты тренировками. Они тренируются по 1000-1200 часов в году, для чего-то другого у них просто не остается времени. Либо они просто не могут показать себя. В любом случае, я никого не могу назвать, кроме Реша.

 

Имеете ли планы на время по окончании активной карьеры?

 

Я не думаю, что будет сложнее. Главное – в голове. Если ты мотивирован, то нет никаких проблем. К примеру, Ханеволду уже 39, но он все еще каждый год к чемпионату мира подходит в своей лучшей форме. Франк Люк и Свен Фишер также были в лучших кондициях к основным стартам. Фишер – в последний раз в Турине. Я полагаю, что основными проблемами являются повышенная опасность травматизма и мотивация. Если ты мотивирован – ты можешь всё.

 

После побед в Рупольдинге Вам осталось всего две победы до рекорда Ингемара Стенмарка (86 побед на этапах Кубка мира). Когда собираетесь побить этот рекорд?

 

Моей целью является Олимпиада в Сочи-201 Потом я буду больше времени уделять семье. Многие годы я был сосредоточен на себе и спорте. Но уже совсем скоро я начну заниматься чем-то новым, поскольку я очень нетерпелив. Что это будет – пока еще не задумывался.

 

Еще раз о популярности биатлона
Сергей Бутов, Спорт-Экспресс

 

Я уверен, что я могу побить рекорд Стенмарка. Но когда это произойдет, не знаю – не хочу загадывать.

 

Не так давно довелось услышать из хорошо информированных источников, что отдельные биатлонные телетрансляции бьют футбольные (которые, к слову, также находятся далеко не на задворках российских телевизионных рейтингов). Не знаю, как для вас, а лично для меня это стало откровением. Зато, полагаю, никто уже не оспорит того, что биатлон по уровню популярности за каких-то два-три года занял господствующие высоты по отношению не только абсолютно ко всем индивидуальным видам спорта, но и большинству командных. Так в чем же феномен невероятной "рейтинговости" биатлона?

 

Поговорим о биатлоне. Причем не на тему допинга, которая уже, мягко говоря, порядком надоела. Хотя недавняя "допинговая бомба" и реакция на нее в России - очередное свидетельство того, что биатлон стал для огромной страны "больше, чем игрой".

 

Рассуждая о тотальной "биатлонизации" всей страны, невозможно пройти мимо фактора телевидения. Тем более когда подавляющее большинство российских фанатов биатлона видят соревнования исключительно по телевизору. Их, возможно, шокирует мое персональное мнение о том, что наблюдать за биатлоном вживую, находясь на стадионе, - занятие, прямо скажем, на любителя.

 

Для очень многих феномен популярности биатлона объясняется просто - победами российских спортсменов. Это логичное объяснение. Но далеко не исчерпывающее. Во-первых, мало ли в России хороших видов спорта, где мы из года в год добиваемся выдающихся результатов, до которых большинству россиян, увы, нет никакого дела? Да нет, немало. Борьба, синхронное плавание, любительский бокс, в какой-то степени даже легкая атлетика. Во-вторых, объяснять бешеную популярность биатлона победами россиян, добытыми в последние годы, свойственно лишь тем, кто начал следить за ним сравнительно недавно. Болельщики со стажем легко докажут на примерах, что никакого особенного всплеска результатов россиян за последние 15 лет не произошло. Да, были более богатые медальным урожаем годы, были менее, но в целом картина за это время почти не изменилась - биатлон как был для России успешным видом спорта, в частности, на Олимпиадах, так им и остается. Тогда в чем же дело?

 

Так неужели все дело в телевизионном эффекте? В том, что телевидение наконец научилось показывать биатлон так, что нельзя оторвать глаз?

 

Заметьте, эта моя, пускай спорная, точка зрения сформировалась не на основании просмотра каких-нибудь второсортных соревнований. Отнюдь. Сужу об этом, побывав на олимпийском биатлонном турнире в Турине, где журналистов допускали почти в святая святых: мы стояли прямо за спинами тренеров на стрельбище. Казалось бы, вот он, нерв гонки, лови его, наслаждайся моментом! Тем более что в биатлоне, пожалуй, нет ничего "вкуснее" стрельбы. Но это когда наблюдаешь за ней с экрана телевизора. Своими глазами - не тот эффект, хоть убейте. Не верите мне - перечитайте интервью, которое недавно дал "СЭ" новый президент Союза биатлонистов России Михаил Прохоров.

 

Биатлон в том виде и объемах, в которых он существует ныне на нашем телевидении, - это тоже своего рода сериал, - продолжил Губерниев. - Но сериал, в котором главные роли исполняют действительно классные актеры. Лучшие из лучших! Только этим я могу объяснить, например, грандиозную его популярность у телезрительниц, которые стали смотреть трансляции как минимум наравне с мужчинами. Однажды вкусив атмосферу большого спорта, которую с помощью технологий XXI века стало возможным передать, они больше не хотят с нею расставаться. На мой взгляд, дело именно в этом".

 

В поисках ответа я позвонил комментатору Дмитрию Губерниеву, который, несмотря на всю погруженность в биатлон, заинтригован его феноменом, как мне показалось, не меньше нашего. "Популярность биатлона стремительно выросла за счет людей, которые изначально были далеки от спорта, а потом вдруг превратились в ярых болельщиков, - сказал Губерниев. - Считаю, что биатлон в какой-то степени заменил им сериалы. Страна устала от плохих режиссеров и от измельчавших в общей массе исполнителей. Ей хочется вновь так же искренне сопереживать, как это было тогда, когда она взахлеб смотрела неплохой в общем-то фильм про рабыню Изауру".

 

Светлана Слепцова: Стану олимпийской чемпионкой – буду рожать
Наталия Калинина, "ПРОспорт", опубликовано на sportbox.ru

 

Честно признаюсь: и на мой - тоже.

 

- Светлана, вы недавно закончили институт физкультуры. Пойдете в школу преподавать?

 

Один из лидеров сборной России рассказала о влиянии Олимпийских игр на личную жизнь, отпуске в Китае и своем отношении к Михаэлю Грайсу.

 

- Почему? Вы же такой общительный человек.

 

- Нет, вряд ли, не смогу я с детьми работать.

 

- Вам нравится учиться?

 

- Нужно иметь огромное терпение. У меня его нет. Да и с детьми нужно правильно общаться – это же не взрослые. Я не смогу. Хотя, конечно, зарекаться не буду. Но пока думаю о втором образовании. Мама надо мной смеется, когда я эту тему обсуждать начинаю. Говорит: "Не верила, что ты институт закончишь, а ты уже во второй поступать собираешься".

 

- Сдала?

 

- С одной стороны, тяжело – мы же все время в разъездах. Приезжаешь – и срочно надо готовиться, сессии сдавать. С другой, так время быстро пролетает. Опомниться не успеваешь, а уже диплом. У меня с ним такой курьез вышел. Мне, как и всем, заранее сказали даты госэкзамена и защиты. Я все рассчитала: вернулась пораньше из отпуска – мы как раз в мае в Китай ездили – и за неделю подготовлюсь. Приезжаю – выясняется, что гос завтра! Я в слезы. Отменить нельзя, приготовиться нормально не успеть. Ну, в общем, пошла.

 

- Вы провели отпуск в Китае. Небанальный выбор. Как так вышло?

 

- Ну да, на четверку. Самое сложное – физиология, но ничего, справилась. А через четыре дня диплом. Я сравнивала, как наша Югорская география влияет на здоровье и результаты спортсменов. У меня был футбол, биатлон, лыжи и что-то еще – не помню точно. Зато помню, что самыми здоровыми оказались лыжники и биатлонисты. На пятерку защитилась.

 

- А где именно отдыхали?

 

- Я летом еще два раза в Турцию ездила. И больше не хочу. Хватит. А в Китай меня хотел отправить мой тренер Валерий Захаров. Он там был и очень советовал. Я рассказала про эту идею друзьям, и мы решили поехать.

 

- Понравилось?

 

- Остров Хайнань. Желтое время.

 

- А кухня китайская понравилась?

 

- Высший класс. Мы жили в очень хорошем отеле. И китайцы – они нереально добрые. И их много, очень много. Когда мы в город приехали, у меня был шок. Миллионы людей, везде движение, куда ни посмотришь, везде что-то сверкает, вокруг одни многоэтажки стоят. В какой-то момент показалось, что мы в Нью-Йорке. Только вот люди там бедно живут. Хотя, конечно, есть и богатые. По центральной улице идешь – красивые магазины, дорогие бутики, а в переулок сворачиваешь – там какое-нибудь полуразрушенное здание стоит. И видно, как один грязный китаец на машинке шьет, другой рис палочками ест, третий спит на улице.

 

- Вы с мамой близко общаетесь или живете своей взрослой жизнью?

 

- Пища там сложная. У меня желудок три дня болел. Все острое, даже гамбургеры. Мы думали хоть в "Макдоналдсе" нормально поедим, но не тут-то было. Зато медицина там отличная. Мне по руке сказали, что у меня болит.

 

- Так часто бывает, что отношения с родителями налаживаются, как только взрослые дети начинают жить отдельно.

 

- Мы сейчас стали теснее общаться, чем раньше. Не знаю даже, почему так. Раньше много не откровенничали. Может возраст такой был, а может, я теперь отдельно и поэтому смотрю на жизнь по-другому.

 

- Что первым делом купили в новую квартиру?

 

- Многие мои друзья живут с родителями, и случаются конфликты. Мы когда обсуждаем их , я всегда советую: ну поговори с ней, то есть с мамой. Или с отцом. А они отвечают: "Да ну, они все равно ничего не поймут!". Я, конечно, уже совсем так не думаю. Четыре года назад я потеряла отца и сейчас очень жалею, что многого ему не сказала, о многом не спросила. Тяжело вспоминать даже. Все как-то внезапно случилось. Он жаловался на головные боли, а врачи ему не верили. А в итоге оказалось, что у него гематома пять лет развивалась. И в один день сосуды лопнули. Папа две недели в коме лежал. Мне сначала не говорили ничего, пока я на соревнованиях была. Но, помню, что почувствовала что что-то не так. Как будто мама чего-то не договаривает. Потом, когда сказали, что он в реанимации, я была просто в шоке. Прилетела домой, и через четыре дня он умер. Но я успела увидеть его в больнице. Потом почти сразу на соревнования уехала. Сначала ничего не хотелось – ни бежать, ни стрелять. Не могла поверить, что папы больше нет. Но потом постепенно смирилась с мыслью, что ничего не изменишь. Я как-то моментально повзрослела. До этого была одна жизнь, а потом началась другая. Ну и друзья, конечно, очень помогали, поддерживали. Валерий Павлович. Я все-таки быстрее с этим справилась, чем мама. Она только год назад оживать начала. Я даже ей со мной в новую квартиру предлагала переехать, чтобы не оставаться одной, но она отказалась.

 

- Что первым делом по телевизору посмотрели?

 

- Очень хотела большой телевизор – и купила его – и красивый холодильник. Мне вообще сначала хотелось все по новинке, но потом решила, что не буду сейчас чересчур переживать по этому поводу – все равно ведь редко бываю – и сделала просто уютно.

 

- Как переживает ваши частые поездки на сборы и соревнования ваш молодой человек?

 

- Не помню. ТНТ, наверное. "Дом-2". Я не фанатка, но просто интересно над ними посмеяться.

 

- То есть замуж вы пока не собираетесь?

 

- Это большая проблема. Полное непонимание. Когда я дома, все хорошо, спокойно, а уезжаю – и начинаются обиды. Я пытаюсь объяснить, что это мое любимое дело, что я не могу его бросить. И не хочу. Я же тогда совсем потухну. Все, что у меня есть в жизни, дал мне биатлон, поэтому он сейчас на первом месте.

 

- Наши олимпийские чемпионки Турина – Зайцева, Пылева, Ахатова – решились на возвращение и вроде не прогадали.

 

- Пока нет. Все спортсмены отталкиваются от Олимпиады. Если будут медали, то, сто процентов, я ухожу рожать. Но вообще я планирую не после Ванкувера, а после Сочи. Потому что сложно после родов в спорт возвращаться. Это все равно, что начинать с чистого листа. Тут две недели болеешь – уже тяжело втягиваться!

 

- Но все равно – мамы, чувствуется, добавили конкуренции.

 

- Но мы же видели на сборах, как им было тяжело. Ольга Зайцева все время сына с собой возила и разрывалась между ним и тренировками. Это хорошо еще, если он не болеет. С другой стороны, расставаться с ребенком тоже тяжело.

 

- А конкуренция не портит чисто человеческие отношения внутри команды?

 

- Конечно. Ольга Медведцева, например, уже со второго сбора абсолютно на равных с нами работала. И вообще у нас сейчас хорошая сильная команда. Я еще летом думала, что за место в эстафете будем биться. Так и вышло.

 

- А вы вообще на мальчиков-биатлонистов во время соревнований или сборов внимание бращаете?

 

- Мне сейчас нравится атмосфера. Мы, может, и не самые близкие подружки. Хотя бы потому, что у нас нет времени ходить друг к другу и пить чай с конфетами. К тому же мы слишком много времени вместе проводим и, конечно, устаем друг от друга. Но при этом отношения нормальные, никаких серьезных конфликтов нет. Вот говорят, что у немок дружная команда. А мы, когда на сборах вместе попадали, не раз видели, что у них трения возникали. Я не думаю, что в какой-то команде могут быть идеальные отношения. Это, в конце концов, спорт.

 

- И кто нравится?

 

- Ну да.

 

- Он с Хитцер встречается.

 

- Нравится Грайс, кто еще…

 

Магдалена Нойнер: у русских всё-таки что-то нечисто
Андрей Аносов, "Чемпионат.ру", по материалам Spox

 

- Да я не претендую - он мне просто симпатичен. Кстати, как мы поняли, они с Катрин Хитцер здесь, в Хантах, начали встречаться. Говорят, и Нойнер с кем-то из команды встречается. С сервисером, что ли... Еще нравится из Чехии Шлезингр. Ну и все, пожалуй.

 

— Первый вопрос: о чём вас ни в коем случае нельзя спрашивать?

 

Немецкая биатлонистка Магдалена Нойнер на предстоящем чемпионате мира в Южной Корее будет защищать свои чемпионские титулы. В интервью корреспонденту SPOX Александру Мею она высказала своё мнение о допинговом скандале, объяснила, с чем связаны пять промахов в Антхольце, а также предпочла не афишировать, где собирается отдохнуть по завершении сезона.

 

— Но всё же вы можете объяснить, почему допустили пять промахов на этапе Кубка мира в Антхольце?

 

— Думаю, что о стрельбе. Когда постоянно говорят об этом, я начинаю сердиться. У многих людей, которые спрашивают меня о стрельбе, почти нет никакого представления об этом. Они никогда не были на стрельбище.

 

— До сезона вы говорили, что победили страх перед стрельбищем. Этот страх возник снова?

 

— Нечто похожее происходило уже со многими биатлонистками. В некотором смысле это был просто конец света. У меня было огромное количество времени, и я была совершенно спокойна. Однако первые два промаха выбили меня из колеи. Когда я допустила третью ошибку, то адреналин просто переполнял меня. Я начала дрожать, и судорога сковала меня. В тот момент у меня ничего не получалось.

 

— А каковы причины ошибок?

 

— Нет. У меня нет страха перед стрельбой, у меня не было его также и в Антхольце. Я знаю, что умею делать это, иначе не смогла бы раньше отстрелять три раза без ошибок. Я должна теперь отметить это галочкой. Возможно, даже хорошо, что я допустила ошибки. Это сделает меня ещё сильнее. Такой опыт тоже необходим.

 

— Вы разбираетесь с этим самостоятельно или вас консультирует спортивный психолог?

 

— Я много думала о возможных причинах произошедшего. Конечно, это во многом случилось из-за чрезмерной нагрузки от соревнований в Оберхофе, Рупольдинге и Антхольце. Морально я была, конечно, гораздо сильнее в первой гонке в Оберхофе, чем во время последней в Антхольце.

 

— Тогда на этом остановимся и не будем давать вам советов.

 

— У нас нет спортивного психолога, однако я получила много умных советов. Может, они и разумные, но у меня вызывают аллергию, так как я уже сама много об этом думала.

 

— Теперь к теме допинга. Перед чемпионатом мира в 2008 году звучало много упрёков в адрес немцев. Теперь в употреблении допинга подозреваются три русских атлета.

 

— Спасибо!

 

— Вас расстраивает, что ваши коллеги были нечестны?

 

— Между этими ситуациями есть разница. В отличие от нас у русских всё-таки что-то нечисто. С одной стороны, это вредно для имиджа биатлона, но с другой — хорошо, что это произошло. Нужно похвалить WADA и NADA.

 

— Вернёмся к спорту. Вы ясно сформулировали свою цель на чемпионат мира — по меньшей мере однажды завоевать золото.

 

— Я очень разочарована. Когда они побеждают в гонке, то подходишь и искренне поздравляешь их, и они улыбаются тебе. В животе появляются щекотливые ощущения.

 

— Вы обращаете внимание только на соревнования или также на страну и людей?

 

— Цель ясна. Я очень хорошо подготовилась в Рупольдинге. Я в отличной физической форме, а также снова показываю хорошие результаты на стрельбище. Трасса в Корее очень сложная, что подходит мне. Я рада этому.

 

— Юго-Восточная Азия является вашей туристической Меккой или же вы предпочли бы другие места для отдыха?

 

— До сих пор я почти ничего не видела в Корее. На Кубке мира в прошлом году я не была нигде, кроме отеля и стадиона. На этот раз я и Катрин Хитцер договорились, что посмотрим больше. Я уже с нетерпением жду этого. А люди в Корее были очень приветливы уже в прошлом году.

 

— Вы уже решили, где будете отдыхать этим летом? В 2008 дела вы провели отпуск на Сейшельских островах.

 

— Я бы выбрала другое направление. Америка и Канада интересуют меня больше, чем Азия.

 

— Если на чемпионате мира всё сложится удачно, то вы посетите популярное немецкое шоу "Wetten, dass..? "?

 

— Я не хочу рассказывать об этом. Я хотела сохранить место отдыха в тайне и в прошлом году, но всё-таки проболталась тогда.

 

— В 2008 году вы участвовали в передаче вместе с Пэрис Хилтон. Есть какая-нибудь знаменитость, с которой вам хотелось бы принятие участие в новом выпуске?

 

— Я пока не получала приглашения.

 

— Вместе с кем?

 

— У меня нет какой-то любимой знаменитости. Я недавно смотрела передачу и снова с удовольствием побывала бы на ней.

 

Фридрих Пинтер: Я не согласен
LAOLA1, перевод Евгения Тарасенко, www.biathlon.com.ua

 

— С Томом Крузом. И Тилем Швайгером - с ним было бы неплохо. По крайней мере, с ним я могла бы общаться по-немецки (смеётся).

 

Фритц, насколько велико твое разочарование фактом невключения в спринтерскую гонку?

 

В современном биатлоне очень высока плотность результатов. Быстрых и неплохо стреляющих биатлонистов много, а мест на пьедестале мало. На себе довелось прочувствовать это недавно и австрийцу Фридриху Пинтеру, который не включен в состав команды на спринтерскую гонку чемпионата мира. В беседе с корреспондентом LAOLA1 один из лидеров команды выражает неудовольствие этим фактом, однако надеется, что сможет проявить себя в других гонках на корейских трассах.

 

Ты можешь согласиться с таким решением?

 

Очень велико. Я очень надеялся, что буду участвовать и в спринте, и в индивидуальной гонке. Но этого не случилось. Симон Эдер получил это место благодаря подиуму на этапе в Антхольце. Что меня особенно расстраивает – это то, что теперь я ни в одной гонке не имею гарантированного места. В Корее мы должны будем пробежать квалификационную гонку с Тобиасом Эберхардом: лучший и получит право стартовать в индивидуалке.

 

Несмотря на разочарование, как оцениваешь свою готовность к чемпионату мира?

 

Я повторюсь, решающим фактором стало второе место Симона Эдера в Антхольце, но в целом сезон пока получался лучше у меня. У меня лучшее положение в зачете спринтов и в общем зачете Кубка мира. Впрочем, мне все равно где выступать: в спринте или в индивидуальной гонке, так как я понимаю, что конкуренция в команде сейчас очень высока. Для того, чтобы стартовать во всех гонках в Корее, мои результаты наверное не настолько хороши, но иметь хотя бы один гарантированный старт мне бы хотелось.

 

Считаешь ли, что привлечение Альфреда Эдера к работе с командой – шаг, направленный в поддержку Симона Эдера, и соответственно, против тебя?

 

День, когда я об этом узнал, был непрост. Но теперь я с этим полностью смирился, и еще более мотивирован. Сейчас моей целью является подготовиться к соревнованиям так, чтобы забронировать за собой участие в индивидуальной гонке. А там – посмотрим.

 

Нужно ли было принимать во внимание прошлогодние результаты в Пхенчхане? В конце концов, ты занял там третье и пятое места…

 

Это весьма сложная тема, и я не хотел бы говорить об этом. Все решилось именно так, и мне ничего не остается, как просто принять это. У Симона был не очень удачный сезон, но в последней гонке перед чемпионатом он заработал право на участие. Я с этим не совсем согласен, но вынужден смириться.

 

Дополнительная квалификационная гонка – слишком большая нагрузка?

 

Это все прошлое – зачем его ворошить? Сейчас – это сейчас. Я бы мог показать в Антхольце классный результат, но возникли проблемы с высотой. Впрочем, еще три недели до стартов (интервью было взято в конце января – прим. biathlon.com.ua), и может еще много чего произойти. В конце концов, я – первый запасной. Если кто-то вынужден будет отказаться от старта, я готов его заменить. Я должен готовиться так, будто моей первой гонкой на чемпионате будет спринт. Если я буду в форме, так или иначе отберусь в команду для индивидуальной гонки.

 

В связи с таким решением – переживаешь ли за свое место в эстафете?

 

Я вспоминаю чемпионат мира-2005 в Хохфильцене. Я тоже тогда был запасным. Перед гонкой меня разбудили словами: «Пинтер, ты бежишь спринт – Людвиг Гредлер заболел.» Тогда я стал лучшим в австрийской команде. Возможно, это хороший знак…

 

Но на тех этапах ты бежал в каждой гонке…

 

Эстафета – моя главная цель в Корее. И если я к турниру подойду в форме, то волноваться за место в составе мне нечего. Я принимал участие во всех четырех эстафетных гонках сезона, и во всех показывал хорошие результаты. И на чемпионате мира я хочу доказать, что я – надежный эстафетчик.

 

Что будет основной оценкой выступления команды? Только медаль, или?..

 

Нам сказали, что в эстафете побегут четверо лучших из команды. Эта гонка пройдет в последний день, и все личные гонки состоятся перед ней. И если я подойду не в форме, некорректно по отношению к другим будет настаивать на месте в команде.

 

Как ты охарактеризуешь трассу чемпионата мира?

 

Мы рады уже тому, что можем участвовать в чемпионате. Но такой турнир имеет свои законы. Нужно быть готовым к тому, что все может быстро меняться. Стрельбище в Пхенчхане очень подвержено изменениям ветра, в прошлом году были очень сильные порывы. Это было как харакири. Поэтому уверенно говорить, что мы сможем взять медаль, нельзя. Поживем – увидим.

 

Доминик Ландертингер в этом сезоне совершил прорыв в мировую элиту. Ты с ним очень хорошо знаком – что можешь о нем сказать?

 

Это очень жесткая трасса с крайне тяжелыми подъемами. Если бы она была еще сложнее – это стало бы безумием. К гонкам на такой трассе надо подходить в идеальной форме, иначе нет просто никаких шансов.

 

Николай Круглов: Привез в Корею сумку с харчами
Константин Бойцов, Советский спорт

 

Я всегда говорил, что Ланди станет великим биатлонистом. Меня поражает то, чего он достиг в первый же год выступлений. Уже сейчас он невероятно силен, может быть даже сильнее Бьорндалена. Если он сумеет избежать травм или болезней, то имеет наилучшие шансы. В стрельбе он также достиг большей стабильности. Радует также, что ему удается справляться с волнением, что показали и гонки в Антхольце. В любом случае, я верю, что ему удастся завоевать медаль.

 

ПОД ЛЫЖНЕЙ – ПОЛЯ ДЛЯ ГОЛЬФА

 

«Допинговые страсти», бушующие вот уже неделю вокруг наших биатлонистов, не нарушают нормального тренировочного процесса сборной России. Команда готовится в Пьонгчанге по заранее намеченному графику. Мысли спортсменов больше заняты адаптацией, местной кухней и особенностями теплоснабжения. По крайней мере такое впечатление оставила беседа с капитаном команды Николаем Кругловым.

 

– Мы все сейчас стараемся максимально ограничивать контакты с внешним миром, – пояснил Николай. – В Интернет выходим лишь для отправки-получения писем, мобильные телефоны отключены… В конце концов от нас в этой ситуации ничего не зависит, а вот подтянуть что-то в подготовке к чемпионату мира еще можно успеть – неделя впереди.

 

«Звони в районе 12.00 по Москве» – такое SMS-сообщение от четырехкратного чемпиона мира пришло мне вчера утром. Набрав указанный телефонный номер, я застал Круглова в отеле. В выходной день спортсмены отложили в сторону лыжи и работали с оружием. Работали все без исключения, включая тех, кого Международный союз биатлонистов (IBU) временно отстранил от участия в стартах. Впрочем, темы «подозреваемых» мы, по взаимной договоренности, не касались.

 

– У нас большинство спортсменов и тренеров все еще живут по Москве. Тем более почти все старты чемпионата мира будут проходить в вечернее время. Так что засыпаем пока часов в пять ночи, на завтрак почти никто не ходит, а тренируемся в 19—20 часов местного времени. Потом ужин, тренаж оружием и отбой – далеко за полночь… Даже не знаю – перестроимся ли на местное время или так и проживем еще полмесяца по Москве?

 

– Неделя уйдет на привыкание к незнакомой трассе и непривычному часовому поясу…

 

– Снега хватает, хотя он главным образом искусственный. Впрочем, не думаю, что во время чемпионата мира с этим будут какие-то проблемы.
Местный спортивный комплекс вообще потрясает. Такое впечатление, что это Пьонгчанг готовится в следующем году принимать зимнюю Олимпиаду. Грандиозный биатлонный стадион, рядом лыжный, вдали видны несколько новых трамплинов… Практически все спортивные объекты уже готовы. Обратило на себя внимание и инженерное решение лыжного и биатлонного стадионов – трассы проложены по… полям для гольфа. В летнее время здесь работают гольф-клубы, и таким образом комплексы практически не простаивают.

 

– Какое впечатление от стадиона? Достаточно ли снега?

 

– Многие, кто приезжал в Пьонгчанг год назад, жаловались на местную кухню. В этом году что-нибудь изменилось?

 

«В РАЗДЕВАЛКАХ – ХОЛОД»

 

– Как погода?

 

– Мне сложно судить – год назад меня в Корее не было. Но кухня тут и в самом деле непростая, да и рацион питания в нашей гостинице (на следующей неделе мы переезжаем в другой отель – поближе к стадиону) довольно скудный. Почти все привезли из дома недельные запасы пищи. Я и сам набил продуктами целую сумку. Ничего необычного – черный хлеб, консервы, икра… Нам сообщили, что из Москвы к нам приедут повара. Все очень обрадовались – супчику нашего похлебаем...

 

ТРЕНЕРЫ С СОСТАВОМ УЖЕ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ

 

– Нереальный холод… Хотя температура днем постоянно держится на уровне +6–8 градусов. А вот помещения, такое впечатление, вовсе не отапливаются. Ездили сегодня на стадион в оружейные комнаты – там без шапки и без перчаток невозможно находиться. В раздевалках та же история. В отелях, слава богу, в номерах климат-системы работают. Самое интересное, когда обращаешь внимание организаторов на температуру в помещениях, они недоуменно пожимают плечами: «Разве это холодно?».

 

– Рабочий микроклимат. Все заняты делом. Времени вместе проводим немного – разве что на тренировках. Каждый втягивается в часовой пояс по-своему. Питание, медицинские процедуры, массаж – у каждого в этом смысле свой индивидуальный график. Каких-то специальных собраний не проводим…

 

– А как с микроклиматом в команде?

 

– Тренеры на этот счет, я уверен, уже давно все решили, а нам скажут на следующей неделе, сверившись с состоянием каждого.

 

– Даже в связи с тем, кто в каких гонках будет стартовать?

 

– Хочется верить, что все в полном порядке. Не зря ведь столько лет делал поправки в подготовке с акцентом на чемпионат мира.

 

– Собственное состояние как оцениваете?

 

 

Все материалы о Кубке мира-2008/2009 по биатлону

 

 

Стартовый протокол женской эстафеты. Золото в женской эстафете!. Анатолий Чепалов "Мы находимся в таких условиях, что о результате не может быть и речи". Анатолий Чепалов "Мы находимся в таких условиях, что о результате не может быть и речи". Обзор прессы за 20-21 февраля.

 

Главная >  Заметки  В Вашем городе киевские шапки опт Харьков anika.biz.ua.

0.0289
 
Яндекс.Метрика