Главная >  Заметки 

 

Обзор прессы ,биатлон, за 18 февраля


Трассовая дискриминация
Ирина Степанцева, "Московский комсомолец"

 


"Московский комсомолец"Ирина Степанцева"Светлана Ишмуратова:..."
"Чемпионат.ру"Мария Вдовенко"Андрей Маковеев:..."
"Чемпионат.ру"Андрей Аносов"Яков Фак:..."
"Чемпионат.ру"Мария Вдовенко"Кати Вильхельм:..."
"Чемпионат.ру"Андрей Аносов"Кристоф Штефан:..."
"Спорт-Экспресс"Елена Вайцеховская"Вдогонку за Бьорндаленом"
"Советский Спорт"Руслан Карманов"Друзья, не надо отчаиваться!"
"www.sports.ru"Александр Лютиков"Светлана Ишмуратова:..."

 

— Светлана, в Корею полетело уже столько стрел критики…

 

На чемпионате мира в корейском Пьончанге не утихают страсти. Даже допинг-эпопея с нашими спортсменами отошла на второй план. Сейчас вовсю обсуждается, достоин ли совершивший ошибку Бьорндален “золота”, и почему Международный союз биатлонистов практикует двойные стандарты. Двукратная олимпийская чемпионка по биатлону Светлана ИШМУРАТОВА считает, что Бьорндален должен быть честным, а Союз биатлонистов России — жестким. Потому что чемпионат мира — это не первенство колхоза.

 

— Уле или Максим? Кто чемпион?

 

— И правильно. Оля Зайцева звонила, говорит: “Представляешь, фантики на трассе валяются, детишки бегают…” Хотя по правилам трасса ведь должна быть строгого типа: лыжники бегут с оружием, дело серьезное.

 

— То есть норвежец нарушил правила.

 

— Считаю, что это очередной плевок в сторону России.

 

— А как это вообще могло произойти?

 

— Да, нарушил — и должен быть наказан. И ведь правильное решение — отдать медаль Максиму — было быстро принято. Что потом случилось? Забирают обратно? Я такого не помню. Почему Россию можно воспринимать так несерьезно? Это мы можем только руками развести, а наш Союз биатлонистов — что? Почему норвежцы — у которых, подумайте только, ситуация-то вообще безнадежная: нарушение правил! — умудряются из этого так выкарабкаться, что еще и "золото" получить! Если не по своим мишеням бьешь — добавляются штрафные минуты. Закрыл ты чужие или нет, получи штраф. Спортсмен проехал не по трассе, не по запланированному участку, кого волнует — где объезжал и как, больше метров или меньше?

 

— Вы слышали, что Бьорндален посетил ночью отель, в котором живут наши, поговорить приехал…

 

— Пусть в чем-то виноваты организаторы, ну и что? Мы не выпрашиваем золотую медаль, но Бьорндален ошибся. Поставьте теперь дяденьку, пусть размахивает хоть руками, хоть флажками. Трасса была принята — поставлена галочка. Это не первенство колхоза! Спортсмен поехал на “соседнюю” улицу — это его проблемы.

 

— Пока разгорался скандал с допингом, соперники не стеснялись в выборе слов, чем это объяснить?

 

— А как ему самому-то, Бьорндалену, эту медаль теперь получать? В правилах, например, сказано: если спортсмен уходит со стрельбища, а ему наступили на палку — возможно только движение вперед, назад возвращаться нельзя. Кто-то тоже сочтет это несправедливым. Но это правило — иди вперед без палки, пока не дадут другую. Так и здесь — трасса одна. И это чемпионат мира. Есть разница — ты чемпион мира или серебряный призер? Мы не жаждали никогда крови. И не хотим снисхождений. Если члены нашей сборной попались на допинге — знали, на что шли, отвечайте за свои действия. Но скандал с допингом — не повод для того, чтобы о нас теперь ноги вытирали всю жизнь. Мы уважаем Бьорндалена. Но уважайте и нас. Сегодня он нарушил правила. На его месте — он 11-кратный чемпион мира! — мне кажется, стоило бы подойти и сказать: ребята, я ошибся!

 

— И какая позиция более правильная?

 

— Это их право. Мы дали повод. На Западе тех, кто употребляет допинг, обливают презрением. У нас отношение к виновным лояльное. И наказание несет только спортсмен.

 

— Но вина бывает разная, помню, как вы в Турине переживали за дисквалифицированную Ольгу Пылеву…

 

— Первая. Мне бы тоже не хотелось, чтобы кто-то за моей спиной кололся. Мы же все мучаемся на тренировках, у всех что-то болит, а получается — сделал прививку и побежал выигрывать. Каково, вы думаете, знать, что могла выиграть я, а выиграла привитая?

 

— Адвокат говорит о непреднамеренности действий спортсменов. Это реально, чтобы доктор сделал инъекцию, сказав, что это, например, витамин?

 

— С Олей совсем другая ситуация. И совсем другой препарат, доли его какие-то микроскопические. Вся история с Пылевой происходила на глазах. Как она упала, как появилась трещина в ноге, как она ее лечила. У нее нога раздута была так, что не залезала в ботинок. Все понимали, что это чудовищное стечение обстоятельств. А эритропоэтин — это, извините, препарат совсем другого направления. Выносливость улучшает — а это один из факторов победы…

 

— Карьера всех троих закончена?

 

— Нет. Это невозможно. Вы как думаете, доктор может обмануть? Да и спортсмены не сегодня родились. Доктор никогда не пойдет на обман: ему ответ перед ними держать, в глаза смотреть.

 

— Два дня абсолютно сумасшедшего уже чемпионата позади…

 

— Считаю, что да...

 

— Света, в гонке Оля Медведцева, допустив два промаха на последнем рубеже, упустила медаль. Что положительного вы увидели в гонке на пятнадцать километров?

 

— А знаете, несмотря ни на что, у нас все нормально пока идет. Как бы плохо ни было, а команда собирается. Оля Зайцева — умница, надо, чтобы девчонки теперь ей немного помогли. Потому что груз двух медалей уже тяжело нести. По Максиму Чудову вообще слов, кроме хороших, нет. Молодым ребятам надо подтягиваться, надо шансы чемпионата мира использовать. Чего бояться?

 

— Вернемся к великому Бьорндалену. После третьего “золота” он на пути к тому, чтобы выиграть все гонки на чемпионате. 35 лет для биатлониста — это возраст?

 

— Радует то, что Ольга Зайцева не потеряла скорость, она у нее есть. У меня было такое опасение после двух бронзовых наград, что она подустанет. Но ничего, нормально. За Медведцеву обидно. Надеюсь, она в Корее все-таки разбежится. Уже ведь был ход, она набрала его к этапу в Германии, стала там второй, сразу мне позвонила: “Свет, я наконец почувствовала, что начала толкаться, легкость появилась”. Оля в течение года выполнила — единственная из всей команды — весь тренерский план подготовки, может, немного загружена была. Да и молодые — Яна Романова, Аня Булыгина — пытались показать себя. Хотелось бы медаль, конечно, но для разочарований, впадания в панику повода после этой гонки не вижу.

 

— Максим Чудов — несомненный лидер сборной. Помните, как оценивали Макса, когда он только появился в сборной? Что говорили: маленький, худенький…

 

— Судя по всему, он грамотно подвел себя к пику формы, так что все возможно. А если я в тридцать четыре года выиграла свою Олимпиаду, то для мужика это вообще не возраст. Мальчишка. Тому же Ханеволду под сорок, а в призах бегает…

 

— Чудов говорит, спал всего четыре часа за два дня. Бывает на чемпионатах мира по-другому? Можно ли там выспаться даже без скандалов?

 

— В лыжных гонках рост и вес вообще ничего не значат. Даже длина ног особой роли не играет. Главное — скоростно-силовые качества, функциональные способности организма. Сразу ясно было, что Максим скоростью не обделен. Если говорить о работоспособности, то он родился на границе между Башкирией и Челябинской областью, село Михайловка — это рядом совсем. А у нас в области люди все такие — трудяги, не боятся работать. Он молодчина. Все уже есть, только чуть-чуть надо поменять схему прохождения трассы. Ученого учить, конечно, как говорится, только портить, но Чудову надо спокойнее начинать первый круг, он же сразу пытается, как мы говорим, рвать. А это можно позволять себе только тогда, когда сил хватит на всю дистанцию. В скорости лучше идти не на спад, а по возрастающей. И Макса надо к этому приучить. А приучить как? Главное, чтобы тема эта в голову заброшена была. Дальше он сам привыкнет.

 

— В эти дни начинается чемпионат мира по лыжным гонкам. В прошлом году Юлия Чепалова пробовала себя в биатлоне. За год до Ванкувера возможно подготовить кого-то из лыжниц с хорошим ходом для биатлонной сборной? Ведь потеря Юрьевой и Ахатовой болезненна.

 

— Да нет, сон всегда рваный. Эмоции надо перечувствовать, это процесс длительный. Ладно еще отбежать гонку, но потом обсуждения без конца, интервью. Даже спать ложишься, а мысленный разговор все идет и идет… Так что, дай бог, чтобы за ночь поспал три часа — это в лучшем случае. Есть следующий день и следующая гонка, ты ее начинаешь обдумывать. А Максиму досталось, конечно, лихо. Можно сказать, весь удар на себя принял. Но он боец. Честно говоря, я вообще не знаю, как они держались.

 

— Могут тренеры сборной пойти по этому пути? Вот ставшая вчера серебряной Тея Грегорин — бывшая лыжница…

 

— Мне понадобился год, чтобы занять третье-второе места на этапе Кубка мира. Все зависит от связки тренеров: по лыжным гонкам и стрелкового. Стрелять меня, кстати, учила Елена Головина, десятикратная чемпионка мира по биатлону, она тогда только что сама ушла из большого спорта. Так что за год можно сделать многое, хотя и сложно.

 

— Угрозы российских болельщиков в адрес соперников наших биатлонистов и их тренеров через интернет дошли до адресатов. В пятницу IBU собирается разбираться с обеспечением безопасности иностранцев на этапе в Ханты-Мансийске. Что скажете?

 

— Шанс получить таким образом спортсменку, конечно, есть, пусть и маленький. Надо опять-таки в лыжной голове менять всю тактику прохождения дистанции. Одно дело, когда тебе годами закладывают информацию, что надо бежать чем быстрее, тем лучше, от старта до финиша. Другое — когда к стрельбищу, например, подходишь и надо чувствовать пульс: на каком можешь стрелять, на каком нет. У биатлонистов это происходит интуитивно, взрослым лыжникам, которые вдруг взяли винтовку, трудно держать все в голове. Лыжники называют нас ползающими тараканами. Комментируют, как мы передвигаемся по лыжне, какие у нас движения: да вы как сонные мухи. Но когда на них наденешь винтовочку и подведешь к рубежу со словами “надо попасть хотя бы один раз из пяти”, то сделать это они не могут. И темп сразу замедляется, и винтовка тяжелеет с каждым километром… Поэтому, даже несмотря на то что та же Юля Чепалова умеет работать, сказать, что через год она встанет на олимпийский пьедестал в биатлоне, значило бы погорячиться. Времена Анфисы Резцовой прошли. Посмотрите, какие скорости уже в биатлоне. Это раньше по 45 секунд могли на рубеже стрелять, сейчас за 25—З Юрьева вообще могла за 20 секунд “отпулять” на одном дыхании и уйти с нулем.

 

Не приедут иностранцы — останемся мы без этапа Кубка мира. А болельщики не увидят ни иностранцев, ни наших, потому что и им там делать будет нечего, ни праздника. Иностранцы до сих пор медведей у нас ищут на улице да удивляются, что ложки на столах не деревянные, а сейчас может получиться, что мы сами их в обратную сторону развернем. Может, мы спортсменов сборной пожалеем? Ведь за электронные оскорбления они же опять в ответе…

 

— Все это очень серьезно. Мы сейчас все воспринимаем очень болезненно. Даже я стараюсь быть лояльной, а когда слышу про мешки с навозом… Но это наши нарушили правила, пусть будет разбирательство, нельзя никого оскорблять за высказанное мнение. Да, кто-то из биатлонистов сказал гадость. А с нашей стороны вообще рекой полились оскорбления. И в такой ситуации я бы тоже, наверное, подумала: а стоит ли ехать на этап в эту страну? И получится как?

 

Прошлогодний чемпионат мира по биатлону Андрей Маковеев провёл на скамейке запасных, а по итогам сезона занял 20-е место в общем зачёте. За свою карьеру он несколько раз поднимался на третью ступень пьедестала на этапах Кубка мира, был победителем в составе эстафетной четвёрки. С каким настроем он выходит на старты в этом году, а также об обстановке в команде Андрей рассказал в интервью корреспонденту "Чемпионат.ру" перед женской индивидуальной гонкой.

 

Андрей Маковеев: нам многое непонятно
Мария Вдовенко, "Чемпионат.ру"

 

— На самом деле, особой разницы не чувствуется. Разве что за призовые места дают медали, а не просто денежное вознаграждение. Может быть, напряжение чуть больше, да и сама обстановка сейчас такая напряжённая, что на нас постоянно сыплются какие-то сюрпризы.

 

— Андрей, это первый чемпионат мира, в котором вы принимаете непосредственное участие. Как впечатления от происходящего? Ощущаете ли вы на себе разницу между обычным этапом Кубка мира и чемпионатом мира?

 

— Нет, у нас даже на настоящий момент точно не известно, кто завтра в смешанной эстафете бежит (беседа проходила в среду вечером, 18 февраля. - Прим. "Чемпионат.ру"), так же и по всем остальным гонкам ничего неизвестно было. Практикуется у нас в последний момент решать, кто бежит.

 

— Скажите, непосредственно перед чемпионатом уже был известен примерный расклад, кто в каких гонках стартует?

 

— Нас в итоге здесь всего пятеро осталось, так что борьба за эстафету не такая острая, как, допустим, некоторое время назад. Но для надёжности мне надо хорошо выступить в масс-старте.

 

— Как вы оцениваете свои шансы на попадание в четвёрку мужской эстафеты?

 

— Получается, что каждый год эти критерии разные. В прошлом году вроде бы были все медалисты, а далее по рейтингу общего зачёта. А здесь решили делать отбор по очкам чемпионата. То есть от того, сколько ты очков набрал по итогу трёх прошедших гонок, зависит, попадаешь ли ты в масс-старт. Я сейчас 29-й, так что получается, попадаю. Нужно будет показать там хороший результат, и, думаю, есть все шансы в мужской эстафете участвовать. На самом деле, я хотел бы бежать завтра в смешанной эстафете, но не знаю, как тренеры решат. У меня было два дня, чтобы восстановиться, так что думаю, завтра я мог бы выйти на старт в хорошей форме, и это позволило бы мне в оптимальной форме подойти к масс-старту. Я свою точку зрения тренерам озвучил, но они склоняются к тому, чтобы поставить Максима Чудова и Ивана Черезова на эту гонку. В прошлом году, я, кстати, здесь же в Корее бежал в смешанной эстафете последний этап и нормально в принципе пробежал.

 

— А вы попадаете в масс-старт? Какие критерии отбора туда?

 

— Он заболел. Видимо, где-то простыл и решил уехать, чтобы нас не заражать. Да и, судя по результату, он не очень хорошо себя чувствует, поэтому и отправился домой лечиться.

 

— Кстати, что случилось с Николаем Кругловым?

 

— Это неправда абсолютная. У нас капитан Николай Круглов, а Макс просто говорил от имени команды как лидер на сегодняшний день. У нас и вопрос не поднимался, что нам нужен новый капитан.

 

— После пресс-конференции, на которой Максим Чудов блистательно выступил перед журналистами, многие средства массовой информации нарекли его капитаном команды. Насколько это близко к истине? У вас поднимался вопрос о смене капитана?

 

— Сам я ни разу не замечал, но Макс и Ваня говорят, что это действительно так, что с ними некоторые не здороваются. А мы сейчас и не видимся особо с другими атлетами, в столовую не ходим, так как питаемся у своих поваров. На тренировках тоже особо ни с кем не пересекаемся. Макс просто больше в этой среде общается и говорит, что есть негатив. У них даже была небольшая ссора с кем-то из атлетов. Да и отзывы, которые мы читаем в Интернете о российской команде, сами за себя говорят. Я считаю, что это неправильно, ведь когда у немцев подобные скандалы были, мы вообще это никак не комментировали, хотя и в прошлом году, и в этом в прессе эта тема поднималась. Так что это просто говорит об их воспитании и показывает их не с лучшей стороны. Бьорндален же занял нейтральную позицию, а по тем трём атлетам он вообще никак не высказывается.

 

— Насколько правдива история о том, что российских атлетов здесь чуть ли не гнобят, что на вас показывают пальцами и не здороваются?

 

— Естественно, Дима очень сильно переживал, ведь это наша жизнь и когда такое случается, это поворачивает ее совсем в другое русло. Я был рядом с ним, поддерживал его насколько мог, старался больше с ним разговаривать, чтобы он не замыкался в себе. Дима пытался больше шутить - это, наверное, его защитная реакция такая. У него довольно сложный характер, и иногда, конечно, приходилось терпеть какие-то вещи, но я понимал, что ему тяжело и от этого он напряжён. Я считаю Диму своим другом, поэтому как мог его поддерживал. На самом деле ему больше тяжело было, оттого что очень растянули весь этот процесс, что дотянули до чемпионата мира и ему пришлось сюда приехать. А вообще в этом вопросе много неясностей, но я думаю, ребята сами свою позицию озвучат. От себя могу сказать, что по всем этим моментам нам многое непонятно. Много вопросов остаётся.

 

— Андрей, вы ведь жили в одном номере с Дмитрием Ярошенко, когда заварилась вся эта допинговая каша. Можете рассказать, как вам удалось пережить эти дни?

 

— Я смотрел мужскую гонку вчера, а женскую не хотел бы смотреть. Просто нам в гостинице приходится по Интернету смотреть, а там и картинка виснет, и качество оставляет желать лучшего. К тому же не хотелось бы эмоции свои тратить, я болею за наших девочек, за всех абсолютно, и мне интересно, как они выступят, но лучше просто посмотрю результаты.

 

— Буквально через час начнётся женская индивидуальная гонка, будете её смотреть?

 

— Нет, я, наоборот, очень переживал. Женя очень хорошо шёл, и после того как он три-три стрельнул, у меня даже была мысль, что он упал. Когда он вернулся, я сразу спросил, что там случилось. Мы ведь здесь больше друг с другом находимся, чем со своими близкими родными, и я не могу никому из нашей команды пожелать, чтобы он плохо пробежал, хотя мы все и соперники. Да и как можно желать кому-то неудачи, это может против тебя самого обернуться. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то сидел у телевизора и думал: давай, проиграй, может, меня в сборную возьмут. Конечно, свои цели можно достигать по-разному, но лучше всё-таки честным путем. А в гонке я больше следил за тем, как кто пробежит из претендентов на участие в масс-старте, смотрел, чтобы меня не отодвинули. Так что болел в первую очередь за тех, кто уже был в лидерах, чтобы расклад не поменялся (смеётся).

 

— Вы говорите, что смотрели мужскую гонку, а ведь, в принципе, от её результатов также зависел состав эстафетной четвёрки. Против кого-то из наших ребят болеть не довелось?

 

— В прошлом году была очень сильная психологическая нагрузка, приходилось бороться буквально за каждый старт. А теперь я закрепился в команде, да и над собой поработал, и действительно появилась уверенность. Сезон уже совсем с другим настроем начинал. К сожалению, не получилось того, чего хотел, но у нас сейчас вся команда в глубокой яме находится, не постесняюсь этого слова. Всем тяжело дается этот сезон, может быть, где-то провал в подготовке. Хотя такие спады в циклических видах спорта закономерны. Если результат растёт несколько лет, то всё равно потом будет спад, потому что подготовка варьируется. Мы в этом году готовились очень активно и большими объёмами, думаю, что это повлияло и что на будущий год у нас хорошие шансы.

 

— Андрей, ваши интервью перед предыдущим сезоном значительно отличаются от тех, которые вы давали перед этим сезоном. Появилась уверенность в собственных силах, прибавилось амбиций. С чем это связано?

 

— Я просто привык, что ходом у меня есть запас, а в этом году обычного хода не было, поэтому пропала уверенность в стрельбе. И получался всегда один лишний промах.

 

— А с чем связаны ваши проблемы со стрельбой?

 

— Форма неплохая, нужно бегать. Думаю, чем больше буду стартовать, тем лучше будет форма.

 

— Сейчас как оцениваете свою форму?

 

21-летний хорватский биатлонист Яков Фак уже может считать чемпионат мира в Пхёнчхане удавшимся для себя - бронзовая медаль в индивидуальной гонке пока стала в Корее сенсацией номер один. В интервью корреспондентке biathlon-online.de Виктории Франк он рассказал о своих эмоциях после успеха, а также объяснил, с чем связан его прогресс.

 

Яков Фак: всегда мечтал побороться с Бьорндаленом
Андрей Аносов, "Чемпионат.ру"

 

— Не совсем, хотя, естественно, в конце гонки сильно поволновался. Честно говоря, пока ещё не могу поверить, что моя мечта воплотилась в жизнь. Раньше я всегда грезил о том, что смогу побороться в гонке с Оле-Эйнаром Бьорндаленом, и мечтал о завоевании медали. Сегодня мне удалось сделать и то, и другое! Это просто непостижимо...

 

— Яков, вы считаете себя эмоциональным человеком?

 

— Мои ожидания менялись по ходу сезона. После хорошего начала в Эстерсунде я хотел попасть в тoп-30 или топ-40, затем в Хохфильцене я занял 16-е место в индивидуальной гонке. Вместе с тем, естественно, менялись планы. Но я и подумать не мог о завоевании медали. То, что я буду настолько быстр, также стало для меня неожиданностью!

 

— Чего вы ждали от этого чемпионата мира?

 

— В 2000 году я перешёл из лыжных гонок в биатлон, так как этот спорт тогда появился в Хорватии и очень заинтересовал меня. Но у биатлона на моей родине нет базы, поэтому медаль была от меня очень далека. Когда я начал в прошлом году тренироваться со словенцами, то действительно смог достичь многого и прогрессировать на 100 %.

 

— Вы уже давно занимаетесь биатлоном?

 

— Прошлой зимой я был хорош в Поклюке и после этого побеседовал со словенскими тренерами. Тогда идея созрела в моей голове, потому что, в конце концов, наши страны — соседние государства. Затем я обратился к главе биатлона Словении Боруту Нунару и осведомился о том, есть ли такая возможность. Он поговорил с людьми в моём национальном союзе и всё оформил.

 

— Как получилось, что вы стали тренироваться со словенцами?

 

— В Хорватии у меня просто нет таких замечательных условий для тренировок. Чтобы тренироваться в Словении, я должен проехать всего два часа от моего родного города Мркопалье. В Словении у биатлона совсем другая база, совсем другой уровень профессионализма.

 

— Насколько отличаются Словения и Хорватия?

 

— После всего, что словенцы сделали для меня, я, естественно, размышлял над этим. Но это не то решение, которое можно легко принять в одночасье. Я посмотрю, что получится. Если я изменю гражданство, то в любом случае сделаю это только после Олимпийских игр в Ванкувере.

 

— Словенцы бы с удовольствием взяли вас в свою сборную. Вы не думали о смене гражданства?

 

— Ни в коем случае! Это, по меньшей мере, моя оценка ситуации. Они великолепно приняли меня в сборной и кардинально изменили мою программу тренировок. Только при этом был возможен мой прогресс. Я самый счастливый человек в мире, без них всё это было бы невозможно.

 

— Вы всегда говорите о словенцах с горящими глазами. Без них не смогли бы добиться сегодняшнего успеха?

 

— О да! Настроение просто супер. Даже несмотря на то что они иногда подкалывают меня, потому что я хорват. У обеих наших стран есть проблемы, но в самой команде всегда только позитив.

 

— Какое настроение царит в команде после вашей победы?

 

— Спокойный? Это похоже на правду. Сегодня я был спокоен первые три стрельбы. Но во время четвёртой испугался, что не смогу сделать всё безукоризненно. Однако эмоции, к счастью, не победили меня, и я допустил только одну ошибку...

 

— Вы производите впечатление абсолютно спокойного человека. Удаётся ли сохранить спокойствие на стрельбище?

 

— Это, безусловно, из-за того, что я ещё не осознал свой успех. Финишируешь, раздаёшь интервью, затем происходит чествование победителя, пресс-конференция. Нет времени, чтобы подумать. На мой взгляд, я смогу оценить победу только после встречи с семьёй.

 

— Вы и сейчас не переполнены эмоциями...

 

Ситуация в мировом биатлоне оставляет желать лучшего. Те знаменитые фотоснимки, где Андреа Хенкель целует Альбину Ахатову на финише, а Оле-Эйнар Бьорндален и Хальворд Ханевольд держат на плечах Максима Чудова, остались где-то там, в светлом и красочном прошлом, а настоящее, к сожалению, пока предстаёт перед нами в гораздо менее радужных тонах. Кажется, что весь биатлонный мир ополчился против России. Мы с жадностью выискиваем в Интернете очередные оскорбления в адрес наших атлетов, а потом с наслаждением мусолим их на форумах, строя кровавые планы мести. Что же происходит на самом деле? Как зарубежные атлеты воспринимают происходящее? Действительно ли они ополчены против России? Сегодня после пресс-конференции мне удалось в приватной обстановке пообщаться на эту тему с лидером общего зачёта и обладательницей уже двух золотых и одной серебряной медали на этом чемпионате мира немецкой биатлонисткой Кати Вильхельм.

 

Кати Вильхельм: я не оскорбляла российских спортсменов
Мария Вдовенко, "Чемпионат.ру"

 

— На самом деле отношения мы не меняли, просто очень важно, чтобы в спорте не было допинга. А сейчас так получилось, что случился этот допинговый скандал с российскими атлетами. Нам это было очень тяжело узнать, потому что мы им доверяли, мы стояли на одном подиуме с ними, а теперь узнаём, что победа пришла к ним нечестным путём. Это очень неприятно. Я надеюсь, вы сможете понять наши чувства. Кроме того, нам было тяжело читать записи в Интернете.

 

— Кати, в нашей стране очень много болельщиков немецких спортсменов. У Магдлены Нойнер есть целый фан-клуб, который ездит поддерживать её на этапы, также фан-клуб есть у Александра Вольфа, многие болеют за Михаэля Рёша, Андреа Хенкель, Михаэля Грайса и всех остальных, в частности, я сама являюсь вашей болельщицей. И нам всем сейчас очень неприятно слышать то, что мы слышим от вас в адрес наших спортсменов. Российские болельщики недоумевают, почему вы так резко поменяли отношение к представителям нашей страны?

 

— В Интернете много всего писали и про нас, и про русских. В частности, нам было неприятно прочитать запись в блоге Максима Чудова – то, что он написал там, нас сильно расстроило. Впрочем, я слышала, они с Грайсом уже поговорили и решили эту проблему.

 

— Что именно вы сейчас имеете в виду?

 

— Конечно, я высказывалась по этому поводу, я ведущий спортсмен, поэтому моё мнение интересно журналистам. А вообще мне хочется, чтобы с этой историей быстрее разобрались, чтобы наконец выяснили, какой препарат они принимали, наверняка ли это был допинг, и чтобы все мы наконец узнали правду.

 

— А сами вы как-то высказывались насчёт российских атлетов?

 

— Я такого не говорила. Повторюсь, что вся эта ситуация была очень сложной для нас. Когда мы узнали, что проба А положительная, мы просто не понимали, как нам вести себя с этими спортсменами. Но никаких оскорблений или обидных слов в адрес российских спортсменов я не говорила.

 

— Я не совсем это имела в виду, задавая вопрос. Доводилось ли вам говорить о спортсменах, обвиняющихся в употреблении допинга, в резкой форме? Мы слышали, что вам теперь противно вспоминать, что когда-то вы обнимали наших девочек на финише.

 

— Безусловно. Я была бы разочарована в этом человеке, потому что он решил получить победу нечестным путём. Человек должен нести ответственность за свои поступки, поэтому очень важно, чтобы те люди, которые причастны к допингу, несли наказание.

 

— Скажите, Кати, чисто гипотетически, если бы вы узнали, что ваш лучший друг/подруга (неважно, из какой сборной) обвиняется в употреблении допинга, ваше отношение к этому человеку изменилось бы?

 

Немец Кристоф Штефан завоевал серебро в индивидуальной гонке на ЧМ в Пхёнчхане. Счастливый биатлонист поведал корреспонденту Eurosport Фолькеру Гундруму о цене медали и планах на будущее.

 

Кристоф Штефан: после победы напиваться не буду
Андрей Аносов по материалам Eurosport

 

— Я хочу посвятить эту медаль своему умершему отцу. Он был жив ещё два года назад, во время юниорского чемпионата мира.

 

— Как бы вы оценили вашу первую медаль на чемпионате мира?

 

— До сих пор ещё нет. Кстати, подруга у меня так и не появилась, предложений также нет. Наверное, я должен выиграть золото, тогда и ситуация улучшится.

 

— Вы уже получили электронные письма от поклонниц, как это было после триумфа на этапе Кубка мира в Антхольце?

 

— Я вообще не люблю быть в центре внимания.

 

— Похоже, что вам не слишком нравится находиться в центре внимания.

 

— Мне доставляет удовольствие мучить себя. А вот если я нахожусь в центре внимания, бывает немного не по себе. Я считаю, что это всё коммерция. Однако с этим можно жить.

 

— Почему же тогда вы занимаетесь профессиональным спортом?

 

— Ты тренируешься целый год, чтобы приехать на чемпионат мира, приложить максимум усилий и увидеть свою фамилию на верхней строчке. Вот это и есть настоящая награда.

 

— Можете объяснить, что за удовольствие вы находите в страданиях?

 

— На последнем круге тренер Марк Кирхнер крикнул мне: "Газуй!" Это было настоящее мучение. Я не видел ничего, кроме жёлтых курток сопровождающих. Многие не отставали от меня. Я понимал, о чём идёт речь. Обычно я не прошу говорить мне моё время первые четыре круга. Могу перегореть, если узнаю, что очень успешно двигаюсь по дистанции. Порой могу просто выключиться из гонки. Если я услышу перед последней стрельбой, что должен отстрелять чисто, то могу расписаться, что допущу четыре ошибки.

 

— Индивидуальная гонка далась вам тяжело?

 

— Во время чемпионата мира я допустил немного промахов. Вчера мы провели ещё одну тренировку. Франк Ульрих сказал, что теперь мы будем концентрироваться на ветре. Мы потренировались, и это принесло свои плоды. Единственная ошибка была допущена мной только из-за того, что был сильный порыв ветра. Иначе бы я отстрелял чисто. Мне становится обидно, когда я вспоминаю об этом.

 

— Как можно объяснить ваш хороший показатель на стрельбище? Вы допустили всего одну ошибку.

 

— Я тогда ещё толком ничего не понял. Мне сказали: "У тебя медаль, у тебя медаль!" А я только и думал: какая медаль?

 

— Вы выглядели очень спокойно на финише.

 

— Как спортсмен я пытаюсь быть перфекционистом. Я хочу делать всё всегда на 100 %. Иначе не стоит браться за дело, иначе успеха не будет. Я знаю вкус победы. Первое место даёт удовлетворение на целый год. Каждый стремится к совершенству.

 

— Чего вы ждёте от себя?

 

— Я представляю собой "полное собрание сочинений"!

 

— На вашем сайте сказано, что вы любите людей с сумасшедшими идеями. Какие сумасшедшие идеи есть у вас самого?

 

— Я люблю свой Playstation 3 и свою музыку.

 

— И что же предпочитает "полное собрание сочинений"?

 

— В команде таких людей двое. Мой тренер Марк Кирхнер и мой техник Торстен Трэн. Они дают мне советы и указания. К тому же я стал крёстным дочери Торстена Трэна, маленькой Миа. Это тоже крайне мотивировало меня. Торстен кричал мне: "Думай о малышке". Тогда я подумал о ней и прибавил газу.

 

— Кто является для вас наставником в команде?

 

— Я попал в команду совершенно неопытным. Тогда я был далёк от достижений на чемпионате мира. Тренер помог мне сформироваться. Я ещё не осознавал смысла спорта. С течением времени всё стало двигаться в правильном направлении. Тренер всегда хочет только лучшего. Я люблю людей, которые так же, как и я, хотят этого.

 

— После финиша была очень эмоциональная сцена, когда вы бросились на шею тренеру Франку Ульриху. Вас связывает нечто большее, чем просто отношения тренера и спортсмена?

 

— Я уже побеждал его в Антхольце. На этот раз мне не удалось сделать это, он показал свой класс. Трудно подобрать слова похвалы для такого великого спортсмена, как он.

 

— На подиуме вы стояли рядом с Оле-Эйнаром Бьорндаленом. Какие чувства вы испытывали?

 

— Было весело. У него есть большой опыт в этом.

 

— Он также помог вам во время фотографирования призёров?

 

— Хотелось бы продолжить начатое: хорошо выступить в гонке с массовым стартом и в эстафете. Вероятно, будет ещё одна медаль. Я, наверное, не стану напиваться после второго места. Позволю себе выпить только немного пива. У меня ещё есть время впереди.

 

— Какие у вас планы на остаток сезона?

 

— Да, я не мог и подумать о таких результатах. Конечно, я много тренировался и понимал, что это когда-нибудь будет оправдано. Но не рассчитывал, что это произойдёт так рано. Очень сложно пробиться на мировую биатлонную вершину. Конкуренция очень высока.

 

— Если бы кто-то сказал до старта сезона, что вам удастся выиграть гонку на этапе Кубка мира в Антхольце и стать здесь вторым, вы бы посчитали этого человека сумасшедшим?

 

Подобные победы, как та, что случилась вчера, не могут не вызывать восхищения. В чем-то все происходившее было очень похоже на мужскую индивидуальную гонку, которая проходила днем раньше. Великий Бьорндален, уходивший со старта 22-м (под этим номером вчера бежала и Вильхельм), со своими тремя промахами совершенно не претендовал на медаль. Шансы обойти его были сразу у нескольких спортсменов. Но не обошли. Темной, но весьма прыткой лошадкой в мужской гонке показал себя хорват Яков Фак. У женщин - словенка Тея Грегорин. И, наконец, в обеих гонках Россия имела осязаемую перспективу победить при условии идеальной стрельбы. Не удалось.
Хотя в этом сравнении я погорячилась. Шанс Ивана Черезова был упущен на последнем рубеже. А вот Ольга Медведцева, стартовавшая последней из россиянок, когда те уже перестали претендовать на высокий результат, осложнила свое положение в самом начале гонки, промахнувшись один раз на первой огневой позиции. Но об этом позже.

 

Вдогонку за Бьорндаленом
Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

 

Вильхельм плакала на пьедестале. После стольких лет выступлений каждую очередную медаль начинаешь воспринимать особенно эмоционально. Тем более когда в своей собственной команде тебе то и дело дают понять, что ты уже не фаворит.

 

СЛЕЗЫ НА ПЬЕДЕСТАЛЕ

 

Среди немецких участниц на этот раз не оказалось Магдалены Нойнер. Это было логично: делать ставку на столь нестабильного стрелка в гонке, где точность определяет почти все, - громадный риск. Особенно после того, как Магдалена трижды промахнулась в спринте и восемь - на четырех рубежах в гонке преследования.

 

- Я надеялась, что в Корее смогу побороться за золото хотя бы на одной дистанции, - призналась она после финиша. - В лучшем случае - в одной из личных гонок и эстафете. А получилось, что уже выиграла дважды. И... Хочу еще. Не думала, что это может произойти в индивидуальной гонке. В предыдущих сезонах у меня не очень получалось. Каждый раз что-то не складывалось. Я прекрасно понимала, что могу неплохо стрелять, но промахивалась в самые неподходящие моменты.

 

На вопрос немецких журналистов, насколько приятно чувствовать себя лидером столь сильной команды, Вильхельм, иронично улыбнувшись, ответила:

 

Собственно, после первых двух стартов Вильхельм была рада не только медалям как таковым, но и тому, что счет корейского чемпионата между ней и Нойнер однозначно складывается не в пользу Лены. Та, безусловно, заслуживала всенемецкого поклонения. При том, что Вильхельм начала выступать на международном уровне тогда, когда Нойнер не приближалась даже к юниорской сборной, общее количество побед 32-летней Кати на Олимпиадах, мировых первенствах и этапах Кубка мира составляло на начало нынешнего сезона 1 У 22-летней Нойнер - 30.

 

Потом, уже в неофициальной обстановке, победительница заметила:

 

- Мне приятно, что вы называете меня лидером. Быть членом сильной команды всегда хорошо, но было бы большим лицемерием говорить о том, что мы все - подруги. При такой конкуренции не может быть никаких дружеских отношений. Особенно между мною и Леной.

 

- Зато теперь почти сравнялись с самим Бьорндаленом.

 

- Наверное, сейчас мне проще, чем остальным. Я много раз приезжала на чемпионаты мира с мыслью, что могу выиграть, но это не получалось. С каждой очередной гонкой я стремилась к победе все сильнее, а в результате начинала нервничать еще больше. Сейчас все иначе. Хотя... После победы в спринте я искренне считала, что могу теперь не волноваться вообще - выступать в свое удовольствие. Но перед гонкой преследования весь день снова думала о том, что могу выиграть. И проиграла. Перед третьим стартом чуть было не повторилось то же самое. Мысли о медали начали лезть в голову уже на утренней пробежке. Я гнала их от себя, но после первого рубежа все это снова нахлынуло. И я тут же промахнулась.

 

ГОНКА ТЕМНЫХ ЛОШАДОК

 

- Я бы так не сказала. Все-таки у него три золотые медали, у меня только две. Значит, он лучше.

 

В "особом" списке претендентов на пьедестал у всех без исключения иностранных журналистов, собравшихся наблюдать за битвой, немецкая четверка фигурировала в полном составе. Российская - в половинчатом: Булыгину и Романову не очень принимали в расчет. Но именно Яна возглавила ход гонки после второй стрельбы. Причем дело было не только в превосходной стрельбе, но и в скорости: в не очень большом временном отрыве от Романовой стартовали норвежка Тора Бергер и Хенкель, поэтому несложно было заметить, что скорость Романовой соответствует самым высоким стандартам.

 

Не думаю, что хоть один человек в мире мог бы угадать вчерашний пьедестал. Гораздо меньше удивления вызвало бы присутствие на нем трех немок - шансы биатлонисток Германии рассматривались в этот день особенно высоко. Вильхельм, Андреа Хенкель, Мартина Бек и Катрин Хитцер выглядели куда опаснее, нежели Яна Романова, Анна Булыгина, Зайцева и Медведцева, заявленные за Россию.

 

У Зайцевой "не пошло" с первого этапа: два промаха, плюс еще один - на втором рубеже. Словом, становилось понятно, что выиграть этот забег сможет та спортсменка, которой повезет точно уложить в цель все 20 пуль. При условии, разумеется, что идти по трассе она будет не пешком.

 

Правда, Хенкель выбыла из борьбы уже на втором рубеже, допустив два промаха. Там же дважды промахнулась Бек, три раза - Хитцер, один - Вильхельм.

 

Третий огневой рубеж безнадежно отбросил назад чемпионку мира в гонке преследования Хелену Юнссон: шведка промахнулась дважды. Как и Булыгина. Причем для Ани количество промахов стало равняться трем.

 

Именно таким образом после третьего рубежа ход гонки возглавила 20-летняя чешка Вероника Виткова. Мало того, что она почти на полминуты опережала в этот момент Вильхельм, впереди великой и невероятно опытной немки на табло значился еще и результат Теи Грегорин. Пусть словенка до приезда в Корею и участвовала уже в пяти чемпионатах мира, но никогда не оказывалась близко к подиуму.

 

Тея исчерпывающе объяснила на пресс-конференции:

 

А вот четвертая стрельба стала роковой для обеих претенденток на огненный скальп Вильхельм. И Грегорин, и Виткова сделали по промаху.

 

Медведцева сохраняла шанс на медаль вплоть до третьего выстрела на четвертом рубеже. Но потом последовал промах. И еще один...

 

- Если бы вы только знали, до какой степени я нервничала перед заключительной стрельбой и как сильно винтовка прыгала в моих руках, то сейчас бы спрашивали не о том, почему я промахнулась, а каким образом мне удалось закрыть остальные четыре мишени.

 

Неудачи хороши тем, что заставляют думать. К середине чемпионата в Пьонгчанге этих вопросов накопилось более чем достаточно. С одной стороны, вроде бы все понятно: психологическая атмосфера вокруг российской сборной накалена настолько, что порой вообще не понять, как в этих условиях спортсмены ведут какую-то борьбу. Но с другой - вопросы все равно есть. Почему, например, две более чем возрастные спортсменки Вильхельм и шведка Олофссон показывают на дистанции самую высокую скорость? Почему в мужских гонках недосягаемы точно такие же ветераны Бьорндален и Томаш Сикора? Можно радоваться шестому времени "ногами" дебютанта российской сборной Евгения Устюгова, но, положа руку на сердце, как радоваться, если его результат более минуты уступает тем показателям, что демонстрируют на лыжне "старики"?

 

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

 

И ведь положение только осложняется. В точности по тому как сказала Вильхельм: когда понимаешь, что можешь и должен, но никак не получается показать результат, любая последующая осечка лишь добавляет морального груза. Проигрывать не позволяет самолюбие и многолетние традиции. Но, чем больше хочется медалей, тем сложнее становится путь к ним. Ярким примером стало вчерашнее выступление Зайцевой и Медведцевой. Вряд ли каким другим спортсменкам хотелось выиграть до такой степени, как этим двум, вернувшимся в биатлон после столь долгого перерыва. Не за тем ведь возвращались олимпийские чемпионки, чтобы на главном старте сезона довольствоваться местами во втором десятке.

 

Мы хуже бежим и медленнее стреляем. И сами отдаем себе отчет в том, что конкурентоспособны лишь тогда, когда собственная стрельба безупречна, но при этом промахиваются соперники.

 

Вот и получается, что смешанная эстафета, к которой никогда раньше мы в общем-то не относились всерьез, приобретает для страны совершенно иное значение и смысл. И будет тяжелой, как никогда.

 

Состав сегодняшней смешанной эстафеты обсуждался в команде именно с этих позиций: обеспечить эстафетной четверке максимум шансов на золото. Поэтому сошлись на том, что на старт выйдут Светлана Слепцова, Ольга Зайцева, Максим Чудов и Иван Черезов. Четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов предложил накануне иной мужской состав: Устюгов и Маковеев. Но потом все-таки было решено рискнуть, заявить лидеров. Надежда проста: что Чудов и Черезов все-таки сумеют отоспаться, отойти от всех переживаний, восстановить мышцы. А там - день отдыха, глядишь, снова успеют восстановиться к заключительным гонкам. Слепцову берегли особенно: в Корею она приехала простуженной. Начала набирать форму, но процесс пошел не так быстро, как хотелось бы.

 

Вторую золотую медаль в Корее завоевала немка Кати Вильхельм. Лучшая из российских биатлонисток Ольга Зайцева заняла 14-е место. За перипетиями гонки корреспондент «Советского спорта» наблюдал из комментаторской кабины канала «Спорт» вместе с тележурналистами Дмитрием Губерниевым и Александром Бедаревым.

 

«Друзья, не надо отчаиваться!». Крылатая фраза Дмитрия Губерниева – единственное утешение после провального для сборной России старта
Руслан Карманов, "Советский Спорт"

 

– Вообще место это святое. Посторонним сюда дороги нет, – признается мне за пятнадцать минут до начала трансляции Губерниев. – Это кабина истребителя на самом деле, а не просто какая-то комментаторская кабинка. И человеку с улицы путь сюда заказан. Но отношение к «Советскому спорту» у меня очень теплое, – так объясняет свое согласие на совместный полет в мир биатлона ас-комментатор и добавляет: – Если что, будешь мне помогать. Маши рукой, когда зазвонит телефон из Москвы. А будут говорить, мол, все, пошла рекламная пауза – так маши мне руками крест-накрест. Только в плечо не бей, – шутит Дмитрий. – Я сегодня семь часов на горных лыжах катался. Ингемара Стенмарка исполнял. Но не образцово.

 

Договориться о совместном просмотре биатлонной гонки с Дмитрием Губерниевым удалось с первого раза. Хотя и по великому блату.

 

«Кабина истребителя» больше напоминает собачью конуру без вентиляции, с «шикарными» размерами два на два метра. Стоя высоченный и рукастый Губерниев головой подпирает потолок кабины.

 

В «КАБИНЕ ИСТРЕБИТЕЛЯ»

 

Периодически в кабину Губерниева заглядывает его давний коллега, «пилот-штурман» Александр Бедарев. На биатлонных чемпионатах ребята работают в связке уже три года. В плане подначек друг от друга пытаются не отставать.

 

– Ядрена-батона, куда нужный листок задевал? – далее следует непечатный комментарий Губерниева в свой же адрес по поводу творческого беспорядка на столе и под ним. Но пока можно, мы еще не «взлетели», до эфира 25 минут.

 

В ответ Дмитрий получает под нос комбинацию из одного пальца Бедарева. И это не фига.

 

– В эфире подколоть друга – святое. Я с удовольствием отмечаю в прямом эфире, что блог Александра Бедарева гораздо популярнее дневников Памелы Андерсон, – хохочет Губерниев. – Правда, дневников этой секс-дивы я, признаюсь, не читал.

 

– Я – комментатор, Саня – специальный корреспондент. Но деления «кто главнее» нет. Помогаем друг другу. Я постоянно на Бедарева ссылаюсь в репортажах. Это ведь он меня подстраховал, когда за две минуты до окончания пасьюта принес мне в комментаторскую кабину информацию, что сейчас начнутся проблемы у Бьорндалена в связи с протестом российской стороны. Я бы так же поступил.

 

– Кто главнее в вашей связке? – интересуюсь у Губерниева за 20 минут до «взлета».

 

Инициативу в разговоре перехватывает Губерниев.

 

– Да, весело тогда было. Переполох, неразбериха, – опустив палец, переходит на серьезный тон Александр Бедарев. – Когда Максу Чудову сначала давали, а потом забирали золотую медаль – мы висели в эфире только на одном голосе Димона. Картинка была никакой, одни планы болельщиков и журналистов возле трибуны. Я рывки мотаю вверх-вниз, как безумный спринтер. На ходу анализируя, насколько достоверна информация внизу, спешу прибежать и «накормить» ею Димона. За те 50 минут безумия я раз семь двухсотметровые рывки совершил, от комментаторской кабины к стадиону, туда – обратно. Получается, километра полтора намотал…

 

После Олимпиады в Пекине я вообще-то объявил сам себе мораторий на ор. До Ванкувера-2010, – продолжает Дмитрий. – Но пришлось мораторий нарушить здесь, в Пьенчанге, когда решалась судьба золотой медали в гонке преследования у мужчин. Вообще гонки длинные, и я стараюсь быть разным в комментариях, эмоции не сдерживаю. Но нарочито орать – только людей смешить. Притом иногда ведешь спокойно – и люди тут же звонят: мол, что случилось, у Губерниева кто-то скончался?

 

– Самое сложное в тот момент было для меня на пустом месте создать информполе. И ведь нужно было не просто о чем-то говорить, но и подводить какие-то итоги.

 

– Ситуация была аховая. Какие уж там ощущения – лишь бы не опростоволоситься! На телеканале «Спорт» выкручивались на ходу – перекоммутировали сигнал, продолжая транслировать биатлон вместо турнира по фристайлу. И по РТР после программы «Парламентский час» дали 6-минутный кусок, где подводили итоги гонки.

 

– Испытывали ощущение историчности момента, комментируя гонку по дистанции, которую срезал великий Бьорндален? – адресую вопрос Губерниеву за 10 минут до эфира.

 

Отмашку самому Губерниеву дает по телефону Москва (ох, сколько до нее километров…).

 

Вот если бы мы все-таки выиграли золото, тогда, наверно, можно было рассуждать об «историческом репортаже». На мой взгляд, исторический момент – это когда Николай Озеров впервые произнес: «Такой хоккей нам не нужен». Я с великим предшественником в принципе себя не сравниваю… Ладно, после эфира договорим, – внезапно рубит воздух ладонью комментатор.

 

Все, мы в «полете».

 

– Здравствуйте, дорогие друзья, мы ведем свой репортаж из Пьенчанга…

 

– …Перед четвертым огневым рубежом Ольги Медведцевой ничего сейчас не буду говорить, – телекомментатор Дмитрий Губерниев берет 30-секундную паузу. А спустя полминуты продолжает в прямом эфире: – …Этот промах лишил нас медали. Вы все прекрасно видите сами… Цена одного выстрела в индивидуальной гонке – медаль. Медведцева шла к своей серебряной медали, но не дошла. И теперь будет только в двадцатке, хотя… какая уже разница… На последнем огневом рубеже Ольга совершила два роковых промаха. Чувствительное поражение потерпела сборная России. Но я говорю вам, друзья: не надо отчаиваться!

 

(Ровно через 20 минут после «старта» Бедарев протирает лобовое стекло кабины специальной перчаткой – стекло прилично запотело.)

 

Да, веселые ребята… «Саня» и «Димон», как называют они друг друга, думаю, и в космосе не переставали бы хохмить. Но работают слаженно, действительно как в кабине пилоты. Под рукой Губерниева все появляется в нужный момент – протоколы, статистика.

 

Нашей команде явно ничего не светит. И Губерниев вставляет-таки в прямой эфир фразу-заготовку о том, что «мега-блог Бедарева круче дневников Памелы Андерсон». В связи с чем Бедарев за спиной товарища, расплываясь в детской улыбке, начинает шутливый танец живота, параллельно обнажая торс.

 

– Саш, а вы понимаете, что сверхпопулярность биатлона, его смотрибельность для зрителя рождается здесь, в этой кабине, возможно, даже в большей степени, чем на самой трассе?

 

Пока Дмитрий с низкого эмоционального старта начинает набирать голосовые обороты, на две минуты выходим с Бедаревым подышать на улицу.

 

О ПОЛЬЗЕ ПАУЗ

 

– Согласен, биатлон на стадионе смотреть и понимать достаточно тяжело. Мне больше всего нравится смотреть гонки, когда идет трансляция и под рукой компьютер. Тогда можно анализировать шансы наших по ходу дистанции. Но все-таки приоритет в росте популярности биатлона – за самими спортсменами. Не думаю, что в России смотрели бы эти соревнования с интересом, если бы наши стрелки на лыжах занимали надцатые места.

 

– Эмоциональность Димона не искусственная. Просто, комментируя биатлон, он на самом деле волнуется, как болельщик. Все уже давно закончилось, а он через три часа после гонки будет переживать по поводу чьей-либо неудачи, неправильного тренерского решения. Он просто любит это дело, вот и заводится во время трансляции. О биатлоне Димон будет сутками говорить, если не давать ему спать.

 

– Саш, а Губерниев и в жизни такой же сверхэмоциональный, как и во время репортажей?

 

– Вот они: наши болельщики на трибуне. С Сахалина, из Владивостока, Новосибирска. Культурные люди. С ними приятно поговорить не только о биатлоне, но и, например, о мировом финансовом кризисе. Поговорить за чашкой чая в нашей гостинице. Особенно любит крепкий чай наш специальный корреспондент Александр Бедарев. Вот только что-то японцев я не вижу на трибуне. А, нет, вот теперь вижу… Один есть.

 

Бедарев спешит вниз к финишу брать интервью у российских биатлонисток, я возвращаюсь в кабину к Губерниеву. А тот продолжает полет в эфире в своем свободном стиле.

 

Дмитрий снимает наушники и молчит.

 

Вдруг Губерниев резко обрывает репортаж, который уже приближается к концу. На всю Россию идет одна «немая» картинка.

 

– Иногда применяю, чтоб зрители захотели тебя услышать. Минуты достаточно на двухчасовую трансляцию, – шепотом же отвечает Губерниев и… вскоре взрывает тишину: – Союз биатлонистов России специально для наших спортсменов пригласил в Корею поваров. Они умопомрачительно готовят пищу, еще бы на пользу это шло… Пока же, учитывая сегодняшнюю гонку, не в коня корм. Это шутки, пока горькие. Но надеюсь, что ситуация изменится. Неудачно выступили наши женщины. Явно другого мы ожидали от Ольги Медведцевой. Ну что ж, злее будем, злее будем. Но хочу отметить, что это урок для нашей команды, – рекламная пауза притормаживает рассуждения комментатора.

 

– Мхатовская пауза? – шепотом интересуюсь я.

 

– Немка Кати Вильхельм опередила преследователей на целую трамвайную остановку.

 

Проходит 40 секунд, и Губерниев снова на информационной передовой.

 

Спасибо за внимание. Всего доброго! С вами был комментатор телеканала «Спорт» Дмитрий Губерниев.

 

Ждем, что в оставшихся пяти гонках сборная России непременно нас порадует. Пока у наших девушек две медали, две бронзы. И серебро Максима Чудова. Надеемся, что российское оружие начнет палить из всех пушек, пулеметов, биатлонных винтовок и так далее. Ни на что другое нам не остается надеяться.

 

…И ШИРВИНДТ «ПОДСЕЛ» НА БИАТЛОН

 

Произнеся последнюю фразу репортажа, Губерниев отваливается на спинку стула, левая нога комментатора перестает непроизвольно вздрагивать, как во время эфира.

 

– Поначалу вели репортаж в непривычно спокойной манере. Но прибавили эмоций, когда Ольга Медведцева приблизилась к последнему огневому рубежу…

 

– Ну, как полет? – поворачивается Дмитрий к вашему корреспонденту.

 

– Вы намеренно насыщаете комментарий к гонке деталями из личной жизни спортсменов?

 

– Да и вправду сегодня какое-то умиротворенное состояние было. Но готовился к трансляции, как обычно. Два часа сидел в Интернете, общался с тренерами, бродил у трассы. Но так вроде все в порядке. Особых оговорок не прошло…

 

Да и самим спортсменам интересно. Сегодня перед гонкой ко мне подошла Ольга Медведцева и поправила: «Моя дочь Даша учится не в училище Суриковском, а в одноименной художественной школе. Для нее это важно, она еще маленькая».

 

– Я принципиально добавляю в репортажи информацию о личной жизни спортсменов. Я горжусь, что мои репортажи помогли Александру Анатольевичу Ширвиндту и его жене Наталье Николаевне «подсесть» на биатлон. Ширвиндт мне сказал: «Раньше были такие репортажи, где бегут себе биатлонисты и бегут. А вот кто на ком женился – это интересно».

 

Я задолго до официальных объявлений о положительных пробах наших спортсменов был в курсе ситуации. И, считаю, телеканал «Спорт» поступил правильно, когда принял решение не объявлять фамилии спортсменов до вскрытия пробы «Б». Нужно быть добрее к людям.

 

Плотно я начал комментировать биатлон с 2002 года, с Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити. Потом все чемпионаты мира были мои. Потому со всеми биатлонистами хорошо знаком. Когда узнал о допинг-скандале накануне чемпионата мира, чуть не заплакал.

 

– Нет, вот Альбина Ахатова недавно выступала на телевидении. Хотелось бы, чтобы Катя Юрьева, как и раньше, появлялась в эфире. Насколько я знаю, президент СБР Прохоров делает все возможное.

 

– Отстраненные спортсмены выпали из мира биатлона и потеряли интерес к себе у телевизионщиков?

 

– Здесь очень сложно комментировать. Я не слышу Москву. Специфика корейских устройств такова, что они могут предложить систему односторонней связи через спутник. Это всех тележурналистов здесь касается, не только русских.

 

– Русским телекомментаторам здесь, на чемпионате мира, не чинят препятствия, как российским биатлонистам?

 

За двухчасовой полет в прямом эфире капитану «кабины истребителя» Дмитрию Губерниеву полагается традиционный уже для корейского турнира доппаек от «Советского спорта» – банка сгущенки.

 

Очень хочу откомментировать здесь, в Пьенчанге, по-настоящему победную гонку. Причем хочу, чтоб выиграла какая-то из наших девчонок. Но не обижусь, если золото будет у России в мужской эстафете.

 

"Уволить или сменить нужно всех".
Главный редактор Агентства "Весь спорт" - о единственно достойном и правильном выходе из допингового скандала с нашими биатлонистами

 

– В командировках я никогда не бреюсь и лохматый, однако за сгущенку пойду на все. Даже сфотографируюсь в таком виде. Но только для «Советского спорта», – дарит Губерниев улыбку на прощание.

 

Светлана Ишмуратова: «Да кому нужны рейтинги на скандалах?»
Александр Лютиков, www.sports.ru

 

Единственным достойным и просто правильным выходом из допингового скандала с российскими биатлонистами является - увольнение или отставка всех сотрудников сборной России по биатлону и Союза биатлонистов России (СБР), состоявших на службе до прихода на пост президента СБР президента "Группы ОНЭКСИМ" миллиардера Михаила Прохорова. От первого вице-президента СБР, четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Тихонова - до старших тренеров и врачей мужской и женской сборных России. Такое мнение главный редактор Агентства спортивной информации "Весь спорт" Андрей Митьков высказал в статье "Застрелиться - и встать", которая опубликована в очередном номере еженедельного журнала SportWeek, вышедшем на этой неделе.
Приводим текст без купюр

 

– Не ожидали сегодняшних результатов?

 

Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова рассказала Sports.ru о боевом трансе, в который погружается биатлонист на стрельбище, выразила мнение, что в истории честные поступки весомее титулов, и призналась, что согласилась бы на прежние рейтинги биатлона – лишь бы прекратился этот кошмар. Ну и о том, что Вольфганг Пихлер порой плачет навзрыд, тоже поведала.

 

– Был бы, конечно, красивый пьедестал, но что всему этому помешало?

 

– Рассчитывала на большее. Каждая из четырех девчонок способна выступать лучше. Особенно это касается двух Олек – Зайцевой и Медведцевой, которые могли претендовать на первое-второе места. А молодым – Яне Романовой и Анне Булыгиной – я бы бронзу отдала. У Романовой, допустим, было хорошее начало.

 

– Ну вот на выстрел ветер обычно влияет. Это если рациональную причину брать.

 

– Я не могу вам сказать определенно – трасса повлияла, еда, сон или что-то еще. Меня ведь там нет. Но одна из причин, понятно, кроется в психологии. Все издерганы скандалами.

 

Дыхание, винтовка, прицел, мишень: все остальное – лишнее. Если в этот механизм попадает какой-то звук извне, обязательно будет промах. Летом на тренировках на нас комары садятся, слепни кусают, мошки вокруг летают, но мы не реагируем. Потому что наше дело – стрелять. В идеале, ты не должен реагировать на звук рядом взорванной петарды или хлопушки.

 

– И ветер, и пульсация, с которой подошел спортсмен, и психологическая устойчивость. Вы никогда не занимались биатлоном? Я объясню. Когда ты на стрельбище, надо ввести себя в состояние боевого транса. Тебя ничто не должно отвлекать. Резкие звуки, крики да просто щелчки винтовки соседа – это раздражители, которые могут повлиять на обработку спускового крючка. Поэтому надо полностью отключиться.

 

– Вы знаете, меня не очень устраивает форма Ольги Медведцевой, я просто знаю, что она способна перебирать ногами быстрее. Но считаю ее сегодняшнее состояние отчасти следствием того, что Ольга единственная в команде, кто выполнила на 100 процентов подготовительный план летом и осенью. И, может быть, она где-то перегрузилась, а когда идет перегруз – очень сложно выдать скорость, организму надо дать передохнуть. И если Медведцева начнет бежать ближе к концу марта, то мои слова, в принципе, подтвердятся.

 

– Впечатляет. А физическая форма наших сегодня как вам?

 

– Для начала – я не знаю, кого выставят на смешанную. Если лучших, тогда должны быть в тройке. Стрельба, допустим, постабильнее, чем у немцев. Но с другой стороны – лучшим не помешал бы отдых, чтобы выступить в эстафете и масс-старте. Плохо, что замены практически нет. Надеюсь на Свету Слепцову, на ее спортивную злость.

 

– Чего ждете от эстафет?

 

– А этот подвиг уже был. Его совершила Ольга Зайцева, когда взяла бронзу в спринте – при всем том, что тогда заварилось в команде, как на нас смотрели, сколько грязи вылили СМИ. В таких условиях эта медаль – золотая.

 

– Согласны, что сборной России сейчас нужен один подвиг для того, чтобы воодушевить команду?

 

– Повлияло бы, конечно. Ребята бы преодолели этот барьер, еще раз прочувствовали, как за них болеют дома. А как это могло не повлиять?

 

– Если бы золото Бьорндалена отдали Чудову, это повлияло бы на сборную или нет?

 

– Это была бы не «кабинетная» медаль. Бьорндален правила нарушил? Нарушил. Наказание должен был понести? Должен был. Так почему не понес? Он начал потом объясняться с Чудовым, но это его не красит. Кто бы ни был виноват, будь я на его месте в такой ситуации – отдала бы медаль. Серьезно это говорю, без бравады. Бьорндален – лидер мирового биатлона. Он должен показывать пример. Тот пример, который он показал, – плохой.

 

– Ну, люди могли счесть это «кабинетной» медалью.

 

– Я уважаю его как профессионала, но по-человечески не могу принять этот поступок.

 

– Уважать его меньше не стали?

 

– В принципе, да. Впрочем, допускаю, что ему хочется войти в историю в качестве титулованного биатлониста, чей рекорд продержится еще век. Но на мой вкус – красивее в истории смотрятся честные поступки.

 

– Для вас это как забить гол через дырку в сетке в футболе, понимаю. Отдать медаль – это поступок легенды, поступок для истории.

 

– Как о тренере я могу сказать о нем только хорошие слова. Как человек – конечно, он психически несдержан. И поплакать может навзрыд, что со стороны странно смотрится.

 

– А как вам Вольфганг Пихлер в последнее время? Я знаю его только по заявлениям в прессе – и по ним создается впечатление, что быть Пихлером – это необычайно весело.

 

– Боже мой. Вот этого я не знаю. Господи, кошмар какой. Если честно, так сложно слова найти. А он точно это сказал?

 

– Вы слышали, что он сказал: Чудов, мол, должен сам приползти на коленях с извинениями?

 

– Слушайте, ну это вообще. Ужас. Я не помню другого такого чемпионата, где было бы столько унижений и грязи. Обычно все наоборот ведь: биатлонисты, как правило, дружили, без проблем общались между собой, отдыхали вместе, не злословили друг друга.

 

– Почему-то есть ощущение, что да. Еще он заявил, что на него с кулаками набросился кто-то из российской делегации.

 

– А, знаете, спокойнее как-то тогда обходилось. Честное было время.

 

– Когда вы выступали, у биатлона не было таких рейтингов, как сегодня.

 

– ...да уж, особенно как сейчас. Скандалы, скандалы, скандалы...

 

– Понимаю, вы рады, что биатлону уделяется подобное внимание...

 

– Без раздумий. Да кому нужны рейтинги на скандалах? Рейтинг пройдет, а осадок останется. Сейчас начинаешь разговаривать с депутатами, еще с кем-то. И у всех одно мнение: «Колются все, а ловятся только наши идиоты». А когда начинаешь объяснять: «Ребят, вы чего – можно выиграть и без допинга», – в ответ получаешь ухмылочки и скепсис.

 

– Да, я как раз об этом и хотел спросить. Закончу мысль: готовы были бы пожертвовать этим вниманием – в обмен на то, чтобы атмосфера стала прежней?

 

 

Сегодня - день выборов собеседника месяца!. Максим Чудов - бронзовый призер первого этапа Кубка мира. Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Юрием Сластенниковым. Мужская сборная России - вторая в эстафете на ЭКМ в Хохфильцене. Норвежец Хетланд выиграл масс-старт на этапе Кубка мира по лыжным гонкам в Рыбинске, Легков - шестой.

 

Главная >  Заметки 

0.0279
 
Яндекс.Метрика