Главная >  Заметки 

 

Станислав Лёвочкин, президент МФЛГ «У нас много идей, которые достойны того, чтобы их копировали, а выиграет от этого только спорт!»


- Вы являетесь руководителем крупной серьезной компании Бауфлекс и в то же время являетесь президентом Московской федерации лыжных гонок. Как вам удается совмещать эти две должности?

 

Вашему вниманию представляется интервью с декабрьским собеседником www.biathloner.ru, президентом Московской федерации лыжных гонок Станиславом Лёвочкиным:

 

С одной стороны можно сказать, что много времени прошло, а ничего, казалось бы, не сделали. Но с другой стороны, важно сначала разобраться, потому что лыжи – массовый вид спорта, и очень много достойных людей крутится вокруг лыж. И не хочется большое количество людей, которые к лыжам относятся, как к своему, делить на хороших и плохих. Потому что у каждого есть своё мнение, кто-то хочет от лыж что-то получить, кто-то просто любит лыжи, но все они и есть те люди, ради которых лыжный спорт и существует. Это неважно, пожилой человек, взрослый, молодой – у каждого своя точка зрения. Поэтому если сейчас начать делить лыжников на своих и чужих, белых и красных, то это будет неправильно.

 

- За то, что компания большая и серьёзная – большое спасибо за такие эпитеты. Это обычная средняя компания. А вообще совмещать, конечно, тяжело. Чем больше в это дело погружаешься, тем больше понимаешь, что это всё не просто. И, может быть, очень хорошо, что я не стал делать сразу резких движений и выводов.

 

- Всему этому предшествовала определенная история. Не вдаваясь в глубокие подробности, я десять лет работал тренером в детской спортивной школе тушинского района с группами начальной подготовки. Вообще-то, я не профессиональный лыжник, я никогда лыжами не занимался, просто так сложилась судьба. Это было советское время, поэтому работа была, в основном, не за деньги, а за результат. Ведь в детском спорте очень важно, чтобы занятия нравились, потому что это – единственный стимул. Если человеку это нравится, то он чего-то достигает, работая с детьми. Если ему не нравится, то он ничего не достигает, потому что денег никаких не было. Вот мне нравилось. Потом в силу определенных обстоятельств ситуация поменялась, я занялся бизнесом, но хорошее отношение к лыжам осталось. Я начал проводить турниры, придумали чемпионат СССР, в котором одним из основных видов являются лыжи. И благодаря этим соревнованиям я попал в круг активистов, которым лыжи небезразличны. В этом круге появилась некоторая точка зрения, которую многие разделяли. У меня не было какой-то чёткой программы, но было понимание, что надо занимать активную позицию, более активную, чем сейчас занимает большинство. Так всё и произошло.
Вопрос сейчас заключается в другом: получится или не получится? Потому что очень много всего нужно для того, чтобы получилось.

 

- Почему вы решили заниматься развитием именно лыжных гонок?

 

- Нужно сделать много всего, и один человек этого не сделает. Нужна команда. Ведь не всегда те, кто больше всех говорят, больше всех и делают. И, с другой стороны, нужен ресурс, а ресурсы могут быть разные. Это могут быть и деньги государства, и коммерческие деньги.

 

- Расскажите, пожалуйста, поподробнее, что именно нужно, какие основные составляющие успеха?

 

Михаил Казаков (kazakov@wolga.msk.ru) , 14-12-2006 23:07
- Уважаемый Станислав Анатольевич! Как удаётся всё совмещать и преодолевать? В чём секрет такой целеустремлённости и несгибаемого оптимизма?

 

Также очень важно, чтобы люди были в курсе. Они всё равно видят нашу работу и видят организацию через СМИ. Поэтому надо обязательно раскручивать сайт и издавать журнал федерации. Сразу же возникает вопрос: на какие деньги нанимать корреспондентов, специалистов. Тут еще раз всплывает вопрос о совмещении моего бизнеса и дел федерации. Дела компании уже привели нас к мысли о необходимости издавать периодическое издание – журнал, вестник, корпоративную газету. Для этого будет набран персонал. Вот здесь я и хочу убить двух зайцев – издавать журнал по корпоративной тематике и другой журнал по тематике федерации.

 

-Что уже было сделано?

 

- Спасибо. Тяжело отвечать на такие вопросы, в чем же секрет. (смеется) А про совмещение я уже говорил, это довольно трудно.

 

Эту работу нужно было организовать, и она была организована. Мы подготовили коммерческие предложения и стали общаться с уже известными спонсорами, называя их партнёрами федерации. Но нужны и новые спонсоры. Для этого необходимо PR-направление.

 

- Когда произошло то собрание, предполагалось, что оно станет перевыборным. Старые люди в федерации должны были передать годами нажитое новым, которые должны были прийти и продолжить традиции. Но получилось так, что нам никто ничего не передал, но, как мы поняли, и передавать было нечего. Как таковой федерации просто не было, не было юридического лица. То есть люди были, но они были не организованы, я имею в виду руководство. Поэтому, когда мы образовались, им тоже волей неволей пришлось образовываться. То есть мы явились стимулом для того, чтобы они навели у себя там порядок. Что касается нас, то у нас было просто ровное место. Мы начали с того, что оформились юридически, прописали устав, прописали документы о том, как вступать в федерацию, как выходить из федерации и, самое главное, сумели найти контакт со многими организаторами и создали календарь соревнований. По объёму он довольно большой, к сожалению, погода вмешалась. Весь этот календарь необходимо теперь обслуживать, например, по коммерческому направлению. Сейчас ведь это непривычно, в силу того, что многие годы это все было запущено, многие профильные спонсоры привыкли работать не с федерацией, а непосредственно с организаторами соревнований. В принципе, такое возможно, но для спонсоров это не так удобно. Ведь если проводится 30 соревнований, то необходимо связаться с каждым организатором. Целиком календарь «продавать» гораздо более выгодно ещё и потому, что спонсор видит совсем другой масштаб.

 

Мы постарались построить структуру федерации и определить людей, которые будут отвечать каждый за своё направление. Дальше уже всё будет зависеть от руководителей направлений, насколько они смогут себя в качестве менеджеров проявить, потому что работы - непочатый край. И работа эта, нужно сказать, творческая. Надо творить, потому что нет никаких четких инструкций, хотя рекомендации, естественно, есть. И ещё один момент… Всё взаимосвязано. Допустим, коммерция связана с PRом, PR связан с календарем, то есть, всё переплетено. Так как большинство людей активистов – энтузиасты, нам приходится сочетать основную деятельность с общественной, но для более эффективной работы нужны постоянные работники. То есть, те люди, которые приходили бы на работу минимум в девять, а уходили бы в шесть. А еще лучше, чтобы они были энтузиастами и работали от зари до зари (улыбается). Тогда результат был бы гораздо быстрее. А так мы всё равно, любя, безусловно, этот вид спорта, должны сначала сделать основную работу, а потом уже прийти после работы и до часу до двух ночи заниматься делами федерации. Но мы эту ситуацию переломим. Это в наших ближайших планах, что у федерации появятся штатные работники. Им мы будем платить деньги, и они смогут уделять делам федерации основное количество времени.

 

Вопрос по судейству также остается открытым. Не было никакой современной базы для проведения соревнований, соответствующих современным требованиям. Не было оборудования, обученных людей, инструкций организаторам. Все делалось так, как привыкли в советские времена. Что печально, та федерация ничего не делала для модернизации. А чтобы это дело стронуть, нужны инициативные люди, понимание и, самое главное, нужны деньги.

 

- В принципе, на горных лыжах ведь можно кататься и бесплатно. Выйти на склон, на котором нет подъемника, трасса не готова, и кататься. Но, тем не менее, каким-то образом были построены трассы, были вложены деньги, создана инфраструктура, и народ туда пошёл. Вопрос не в том, что лыжи это не такой вид спорта, за который нельзя брать плату, вопрос в том, что нет таких трасс просто. Нет трасс, в которые реально вложены деньги, и где можно кататься на хорошем уровне. Чем хороши беговые лыжи, в отличие от горных, так это тем, что это массовый вид спорта, по крайней мере, гораздо более массовый, чем горные. Так что такие трассы, за пользование которыми люди были бы готовы отдать деньги, нужно просто сделать. Вот и всё.

 

Олег Мешков (O.I.Meshkov@inp.nsk.su) , 14-12-2006 12:44
Уважаемый Станислав Анатольевич! На мой взгляд, одна из основных проблем любительских лыж - это невозможность (по крайней мере, в России) собирать плату за использование лыжни. Из-за этого наш вид спорта коммерчески непривлекателен и приходится просить помощи у государства или у спонсоров. Горнолыжные трассы растут, как грибы по всей стране на частные деньги, потому что там не заплатишь - не поедешь.
Видите ли вы пути привлечения частных денег в любительские беговые лыжи?

 

- Мы начали писать программу под названием «Программа развития лыжного спорта в Москве». Я никогда до этого не писал программ, это очень сложное дело, но, начав его делать, я удивился, что всё лежит, в принципе, на поверхности. В Москве очень много мест для создания лыжных трасс. Причём эти места повсюду. Например, сейчас спорт начинают передавать в муниципальные округа. По новому закону о спорте муниципальные округа должны сами решать вопросы по проведению соревнований, привлечению населения к спорту. А где их проводить? Строятся бассейны, стадионы, а лыжни нет ни одной. Почему? Непонятно. Могу предположить, что раньше было само собой разумеющимся проложить в парке некую лыжню и больше ничего не делать. Но время прошло. Надо вкладывать в беговые лыжи столько же, сколько и в горные. Для этого нужно использовать парки, леса, лесопарки, которых в Москве достаточно. На этих участках просто нужно создать соответствующую инфраструктуру. Ведь никто никогда в парках дома строить не будет, они так и сохранятся. Но сейчас они используются неэффективно.

 

- Есть ли планы у федерации по созданию таких трасс?

 

За счёт чего можно привлечь деньги? Гостиницу может кто-то купить, можно не продавать, а отдать в управление. Если будут кафе, то в них будут люди, это коммерции будет интересно. В комплексах могут быть и магазины спортивного инвентаря, массажные салоны и так далее, то есть можно подтянуть инфраструктуру. К тому же с помощью таких комплексов можно привести в порядок парки. В парке будет трасса, за ней надо будет следить, значит, и за парком надо будет следить, значит, парк будет чист и ухожен. Трассы также могут быть границей между парком и шоссе, если отделить шоссе стеклянным забором. В общем, идей много.

 

Сколько раз я ни бывал в парках, все они в ужасном состоянии: грязь, захламлённость, сухие деревья валяются… Потому что говорят, что парки – лёгкие Москвы, их нельзя трогать, и это правильно. Но надо в этом парке проложить современную лыжню, построить современный комплекс. В этих местах можно создавать лыжные трассы, за которые люди будут платить деньги, потому что это удобно. Человек пришёл в девять вечера, горят огни, насыпан снег, трасса подготовлена ратраком, в прокате можно взять хорошие лыжи, попить кофе, подготовить инвентарь... Этим однозначно люди будут пользоваться, потому что это легко. Едут же на горных лыжах в час-два ночи кататься, и сюда будут ездить, просто никто деньги не вложил. А вложить надо. Тут есть два варианта. Либо вкладывается государство и потом сразу это продает, и всё сразу окупается. Либо разрабатывается проект и продаётся инвесторам. Потому что на территории таких комплексов самое главное – трасса. Она должна быть круглосуточной, освещённой, многоцелевой. То есть, не обязательно только для лыжных гонок. Это может быть и сетка для спортивного ориентирования на лыжах, летом - бег и велосипед, прогулочные зоны… При трассе должен быть игровой комплекс, гостиница. Все детские спортивные школы, которые сейчас ютятся в подвалах, должны получить современную площадь.

 

К тому же эти вещи надо прививать. Раньше лыжи были в школьной программе, сейчас это прекратили, потому что условий катания нет. Нужно создать эти условия. Чтобы дети занимались, и чтобы им это было интересно, а не чтобы вокруг школы народ катался. Самое главное, что это привлечёт и других людей.

 

Поэтому мнение о коммерческой непривлекательности лыж считаю ошибочным. Ведь до того, как начали строить горнолыжные склоны, мнение о горных лыжах было приблизительно такое же. Что в нашей стране негде кататься на горных лыжах, это не для нас. Но появилась инфраструктура, появились инициативные люди, которые подали пример остальным и показали, что это возможно. Так что если в наш вид спорта вложить деньги, то все получится. Считаю, что делать это важно и нужно, так как беговые лыжи – самый демократичный вид спорта. Количество людей способных заниматься лыжами будет во много раз больше, чем в других видах спорта. По вложенным деньгам на количество пользователей ни бассейн, ни каток не смогут сравниться с лыжной трассой. Речь тут идет также и о здоровье нации. Массе людей надо создать условия, чем им заниматься. Есть, конечно, много людей, которые в силу вредных привычек уже никогда не встанут на лыжи, но обидно, что массе молодежи негде заниматься. Конечно, если человек фанат, то он сядет на машину и поедет кататься в Пересвет, например, но таких мало. Человеку нужно, чтобы он вышел из дома, и была лыжня.

 

- Вообще, к прогрессу нельзя относиться отрицательно. Меняется всё: меняется страна, меняются законы. Раньше лыжню прокладывали, где угодно. Она ведь не хорошая и не плохая – она привычная. Как привык человек жить, например, в коммунальной квартире, хоть там и ужасные условия. Это – чувство Родины, чего-то своего. Поэтому люди, всю жизнь катавшиеся на этой трассе, не имея на это никаких юридических прав, удивляются, когда приходит новый собственник, и всё меняется. К этому надо относиться философски, всё не может длиться бесконечно долго. На месте этих трасс должны появиться другие трассы, и, чтобы это сделать, нужно предпринимать определённые шаги. Если говорить конкретно о том, как пройдет «Московская лыжня», то это задача организаторов. Перегородили трассу забором, придётся её развернуть. Надеюсь, они сделают это не хуже, чем было. Вот и всё!

 

Василий Чижов (wasski@mail.ru) , 14-12-2006 20:06
- Как будет проходить "Московская лыжня", если почти половина дистанции забором отгородили и дачи строят?

 

- Сначала надо понять, что такое клуб? Клуб – это добровольно объединившиеся люди. Объединились они на основании какой-либо общей цели или идеи. Есть, скажем, десять человек, которые говорят: «Мы любим лыжи, давайте создадим клуб!» Клуб создается, все вместе топчут первый снег, насыпают трассу лопатами, катаются, в клуб начинают приходить новые люди – то есть, идёт некое развитие. Но когда человек видит, что его дело людям нравится, что всё у него получается, у него возникает вопрос, почему же его не поддерживают местные органы власти. А просто с властями надо найти общий язык. И причин, по которым власти могут поддерживать клуб очень много, не буду сейчас их перечислять. В данной ситуации всё зависит от лидера клуба, как он выстроит отношения с администрацией. Мы, начав общаться с организаторами по Московской области, обратили внимание на то, что есть клубы, у которых суперконтакт с властью. И власть видит в них ту структуру, которая могла бы показывать её работу. А некоторые клубы занимают такую позицию – власти сами по себе, а мы сами по себе. В такой ситуации сложно рассчитывать на поддержку властей. Если клубы будут вести работу в этом направлении, то контакт с властью будет однозначно.

 

Игорь (ig-p@yandex.ru) , 13-12-2006 15:32
Уважаемый Станислав Анатольевич!
Расскажите, пожалуйста, о планах МФЛГ относительно лыжного спорта в Подмосковье. К сожалению, редкое явление - хорошая поддержка лыжных клубов администрациями городов области. В основном, всё держится на энтузиастах.
Планируются ли какие-либо действия по поддержке спортивных клубов Подмосковья и других регионов?

 

А при удачном первом проведении соревнований можно выстроить долгосрочную плановую работу, когда все будет уже заранее проговорено, и организатору будет гораздо проще. Он согласует свой план-график проведения соревнований с властями и получит от них поддержку. Таким образом, власти с организаторами начинают работать в связке, в которой необходимо соблюдать определенную этику. То есть, взяв деньги, не стоит говорить, что тот, кто их дал, нехороший человек. Работать командой – это нормальная вещь. Надо учитывать и их интересы, и свои интересы, но своё мнение отодвигать на второй план. Надо понимать, что есть личные амбиции, а есть лыжный спорт, поэтому если личные отношения немного не складываются, человек должен понимать, что это нужно для спорта. Для людей занимающихся лыжным спортом гораздо важнее, если власти выделят деньги на соревнования, чем, если лидеры клубов будут эту власть критиковать. То есть цель должна быть важнее всего остального.

 

Мы, со своей стороны, являясь общественной организацией, которая объединяет клубы, в том числе и в Московской области, можем оказать консультативную поддержку. Мы можем подсказать, как правильно выстроить отношения с тем или иным органом местной власти. А то, что власть поддерживает и то, что у неё сейчас гораздо больше возможностей для этого – это точно. Поэтому сейчас нужно себя грамотно в этом вопросе предлагать. Ведь у государства появились деньги, бюджет стал с профицитом, и государство стало обращать внимание на массовый спорт. Но отношения с властью – это всегда личные взаимоотношения. Два человека должны лично встретиться и договориться. А если я позвоню, скажем, в орехово-зуевский спорткомитет и попрошу дать местному клубу денег, то их, естественно, не дадут. В федерации существует направление, отвечающее за работу с членами федерации. Мы готовы рассказывать, подсказывать, приглашать людей, которые уже выстроили свои взаимоотношения с властью. Деньги от власти можно брать, но по определенным правилам, которые нарушать не надо, а которые нужно просто знать. Те люди, которые находятся в бизнесе, часто пользуются этими правилами и понимают этику. Ситуация в финансовом плане, я считаю, улучшилась. Раньше у властей просто не было денег, а сейчас им выделяют некие фонды, и, выделяя фонды, им говорят: «Проводите соревнования»! Естественно, провести соревнования для властей – целая проблема, и если появляется общественная организация, которая готова провести эти соревнования, используя финансовую поддержку властей, то ей, безусловно, эти финансы выделят.

 

- Отсутствие аттестации не мешает мне работать. То, чем я умел и мог заниматься, я и продолжаю этим заниматься. А заниматься можно огромным количеством дел. И я опять же говорю, что либо я буду удовлетворять свои амбиции, говорить, что я признанный президент, либо просто буду развивать лыжный спорт. А для этого должны проводиться соревнования высокого уровня, должны создаваться условия, должно быть как можно больше людей. Мне в этом вопросе никто не мешает. Другое дело – ресурс. Становясь аттестованной федерацией, мы получили бы некий ресурс. Например, ресурс административный. Нас бы поддерживал Росспорт, Москомспорт, у нас было бы право присваивать разряды и звания, выделялись бы деньги… Конечно, мы этого всего лишаемся, но дел от отсутствия ресурса меньше не стало. Другое дело, что стало немного сложнее выполнять наши задачи.

 

- Не мешает ли работе Федерации отсутствие аттестации?

 

- Во-первых, мне очень приятно, что у людей сложилось два понятия: «старая» федерация и «новая» федерация. Само по себе название «новая» мне нравится больше, чем старая. Что касается сборной, то, как она раньше формировалась, так и будет формироваться. Она будет формироваться на соревнованиях старой федерации. Мы сборную сформировать пока не можем. То есть мы можем сформировать сборную команду, но не Москвы, а сборную нашей федерации.

 

Дима Ерхов (erhov@gcnet.ru) , 11-12-2006 19:46
- Здравствуйте, Станислав Анатольевич! Насколько я понимаю, сейчас в Москве две лыжные федерации: старая аттестованная и новая, членом которой я являюсь, и которая не прошла аттестацию. Раньше с формированием сборной Москвы всё было понятно, хотя бы на уровне теории: кто формирует и где нужно показать результат. Прошу ответить на вопрос: как будет формироваться сборная Москвы в сложившейся ситуации?

 

- Аттестацию дают на год. То есть, повторная аттестация возможна через год. Мы решили правовыми методами с привлечением юристов задать вопросы Москомспорту. Вопрос таков: «На каком основании МФЛГ отказали в аттестации?» Мы также попросим у Москомспорта рекомендации для наших дальнейших действий. Хотя вопрос о следующей аттестации сейчас тоже не решён. По новому закону о спорте никаких аттестаций не будет, поэтому сейчас очень непонятная ситуация. Либо мы ждем следующей аттестации в том случае, если она вообще состоится, либо собираем примирительную конференцию, когда представители одной и другой федерации собирают новое голосование и т.д. Но пока мы ведем предварительные выяснительные работы. Юристы написали официальные письма, если на них не последует ответа, то дело может дойти до суда, чего, конечно, не очень бы хотелось. Но никаких личных притязаний к людям в старой федерации или в Москомспорте нет. Есть просто желание разобраться в сложившейся ситуации. И желание определиться.

 

Сергей Поздняков (PozdnyakovSS@mail.ru) , 13-12-2006 01:23:00
- Уважаемый Станислав Анатольевич! Повторная аттестация МФЛГ Москомспортом возможна ли в принципе, если да, то когда?

 

- Почему положение о тренерском совете является невыполнимым? Потому что он не может определять состав сборной? Но ведь с тренерским советом можно решать вопросы не только о составе сборной, с ним можно решать огромное количество вопросов. Например, сейчас не существует обучающих курсов для тренеров по самым разным направлениям: по основному профилю (подготовка спортсменов), по техническим вопросам (подготовка лыж), по информационным, медицинским вопросам – нет налаженной системы, когда квалификация тренера растет. Мы могли бы эту часть работы взять на себя. Но этому мешает то, что тренера нас боятся на данный момент. Но не то, чтобы боятся… Нельзя так говорить про тренеров. Просто, к нашему большому сожалению, руководители старого мышления обзвонили всех тренеров и сказали, что общение с нами небезопасно.
А Устав менять не надо. С тренерским советом можно с пользой для совета проводить много-много работы. А вопрос о формировании сборной – это венец всей работы тренерского совета.

 

- Будет ли изменён Устав МФЛГ? Очевидно, что без аттестации некоторые его положения не выполнимы или лишены смысла: например, положение о тренерском совете.

 

- С президентом я не знаком. Проявляя активность в организации соревнований, я почти никого, тем не менее, не знал, не был таким общественным героем. Но за то время, что я избран президентом, я познакомился с достаточно большим количеством людей, к которым должен иметь отношения. И на 99% это все хорошие люди. Этого человека я, к сожалению, не знаю, но готов с ним пообщаться, так как уверен, что у нас с ним есть общие интересы и задачи. Самое-то главное, что вообще все похожи, все говорят об одном и том, посади сюда, например, Головатова или еще кого-либо. Просто методы и способы у всех разные. Они хотят так решить, мы хотим так решить, и нельзя сказать, что они на сто процентов правы или мы на сто процентов правы – истина в «золотой середине».

 

- На сегодня, чем по сути по задачам МФЛГ отличается от МООЛЛ и есть ли контакт у вас с её президентом?

 

- Во-первых, года еще не прошло, мы как такового бюджета не закладывали. Сейчас пройдет первый год, и на опыте предыдущего года мы бюджет заложим. Пока нам тяжело что-то делать. Но денег мы в федерацию сейчас уже вложили гораздо больше, чем в прежние годы прежняя федерация. Ведь мы помним отчет Кондрашова, в котором он сообщил нам, что старая федерация подала в налоговую инспекцию документ о том, что никакая деятельность не велась, и что были лишь несколько переведенных на ее счет сумм. Мы сделаем по окончании года отчет для членов федерации, сколько денег было потрачено, и какие были спонсоры. Пока наши спонсоры – это активисты, люди, которые имеют к нам отношение не коммерческое, а просто желание помочь. Но уже много работы проведено коммерческим отделом, много договоров есть по призовым фондам для организаторов. Эти данные мы не будем скрывать, мы скажем, какой бюджет какая фирма дала. Эту работу мы планируем проводить в течение всего года. Также мы расширим коммерческий отдел, туда надо больше людей, менеджеров, которые умеют вести переговоры, чтобы деньги туда шли. Естественно, чем больше бюджет, тем лучше. Отчитываться будем по двум параметрам: сколько денег привлекли и куда их направили. А денег из Москомспорта, в том виде, в котором это видела старая федерация, у нас не предвидится. Но это не значит, что у нас не будет государственных денег. Мы планируем их получение, но просто из других источников. Наши люди над этим вопросом уже работают.

 

-Как собираетесь формировать бюджет и содержать управленческий аппарат без поддержки официальных структур? И каков он - годовой бюджет?

 

- Основные соревнования МФЛГ – это Кубок МФЛГ. Есть еще и детский Кубок. Кстати, по календарю мы добавили несколько возрастных групп, считаем, что это очень важно, так как официальные старты с одиннадцати-двенадцати лет – это плохо. К этому возрасту детей еще надо подвести, поэтому мы сделали младшие возрастные группы. Всё это в календаре есть. Вообще у федерации в календаре более ста соревнований, но основными являются те, которые, повторюсь, входят в Кубок. По этим кубковым соревнованиям будет вестись зачет, разработана специальная очковая система, будут сделаны переходящие кубки, призы и подарки…

 

- Основные соревнования МФЛГ.

 

- Придется. Но мы постараемся сделать так, что если какое-то кубковое соревнование не состоялось, то мы его не отменим, а просто перенесем на более поздние сроки.

 

- Будет ли как-нибудь корректироваться кубковый зачет из-за проблем со снегом в Москве в первой половине лыжного сезона?

 

- Никак. Но мы не закрываемся. Я со своей стороны предлагал контакт и Михаилу Васильевичу Головатову, так как его наиболее близко знаю из той федерации. После совещания в мае я позвонил Головатову и предложил обсудить сложившуюся ситуацию. Он предпочел другой вариант, он не предпринял никаких «боевых действий», а просто закрылся и решил вопрос так, как он решил. С нами он не общается, те люди, которые возглавляют ту федерацию, с нами не общаются, но я знаю, что они за нашей работой внимательно следят и очень интересуются. В этом я нахожу на определенном этапе политику нашей работы правильной. Может быть, сейчас и нужно поднимать планку как можно выше, и другая федерация будет делать то же самое, а выиграет от этого только лыжный спорт. Они смотрят за нами. У них есть исполнители, которые общаются с нашими исполнителями и постоянно задаются вопросы, чего и как мы сделали. Может быть, мы не очень хорошо это доносим до общественности, но это уже вопросы «пиара». Надо, конечно, более открыто и более энергично это делать, чтобы и члены федерации об этом знали, и люди, которые хотят стать членами федерации.

 

Михаил Зарицкий (Zaritsky@rambler.ru) , 12-12-2006 10:55
- Старая и новая федерации как-то контактируют между собой (хотя бы на уровне рукопожатия) или нет?

 

- Никак не учитывает. В силу того, что информации о том, что планирует старая федерация, у нас нет. Что касается составления календаря, который является главным детищем любой федерации, то наш календарь появился значительно раньше, чем календарь старой федерации, поэтому мы на них никак ориентироваться не могли. Скорее всего, они на нас ориентируются, они у нас много чего берут и копируют. Мне это нравится. У нас много идей, которые достойны того, чтобы их копировали, а выиграет от этого только спорт.

 

- Новая федерация при планировании своей деятельности как-то учитывает то, что делает старая или нет?

 

 

Выбираем июльского собеседника месяца. Люди на сковородке. Итоги чемпионата России по скоростным лыжероллерам. Золотая осень в Битце «Велосотня-2008». Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Артёмом Онищенко.

 

Главная >  Заметки 

0.0146
 
Яндекс.Метрика