Главная >  Заметки 

 

Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Михаилом Ботвиновым


Представляем вашему вниманию прямую линию читаталей www.biathloner.ru с августовским собеседником сайта - чемпионом мира и неоднократным призером Олимпйских игр Михаилом Ботвиновым.

 


Михаил Ботвинов: «Обиды ни на кого не держу!»

 

- Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, на то есть целый ряд причин. Во-первых, в австрийских лыжных гонках нет такой большой конкуренции, как у нас. Хотя мои результаты в последнее время были на высоком уровне. То есть я принял решение закончить со спортом не потому, что нет результата, а потому что мне хочется пожить другой жизнью, в чём-то ещё себя проявить. Во-вторых, в детстве у многих начинающих лыжников отбивают интерес к занятиям спортом. В моем случае этого не произошло, я всегда тренировался с большим удовольствием. В-третьих, материальная составляющая. Это моя работа, но эта работа приносит мне огромное удовольствие. Я и в этом году продолжу выступать – на кубке Worldloppet. Нельзя не отметить и те условия, которые мне создали в Австрии, во многом благодаря им мне удалось долгое время бежать на самом высоком уровне.

 

Евгений Баталенко (beugen@mail.ru) , 18-09-2007 22:08
- Добрый день, Михаил! У меня вопрос всегда один: в чем Вы черпаете мотивацию? Что заставляет Вас многие годы стартовать профессионально?

 

- И на Кубке Мира тоже. Но профессионалом надо оставаться всегда. Потому что и на марафонском кубке очень высокая конкуренция. Скандинавы: шведы, норвежцы – создали профессиональные команды, у итальянцев уже несколько лет они также существуют. Ведь не всем спортсменам удается отобраться на чемпионаты и на Кубок Мира, а лыжный спорт в этих странах очень популярен. В принципе, у нас в стране такая е ситуация, но я не знаю, почему у нас в стране до сих пор нет такой команды.

 

- Давайте внесём ясность. Вы уже приняли решение, что завязываете с профессиональным спортом и не будете больше выступать на чемпионатах мира и Олимпийских играх?

 

- Вообще-то, хотелось бы больше времени уделять бизнесу, потому что бизнес – это такое дело, в котором, чтобы чего-то достичь, нужно, как и в спорте, очень много работать. На данном этапе я выполняю в основном аудиторскую работу, консультирую, помогаю контактами, связями, а что касается непосредственно продаж, то этим я почти не занимаюсь.

 

- Насколько я знаю, у вас собственный бизнес. Как удается совмещать ведение своего дела с тренировками?

 

- Да, мне это близко. Я занимаюсь лыжным спортом уже много лет, знаю рынок, знаю фирмы, в какой-то мере знаю потребности, поэтому я считаю, что это было довольно логичное решение заняться именно этим бизнесом.

 

- Я так понимаю, что бизнес связан с продажей спортивной экипировки?

 

- В последние года я тренировался, как положено, столько, сколько необходимо, чтобы оставаться на высоком уровне. С этого года я буду стараться тренироваться чуть поменьше, и больше времени уделять бизнесу. У меня такой план – плавно выйти из-под нагрузок, не моментально закончить гоняться. Сразу появилось больше времени для семьи, для дел, а на результат, мне кажется, это не должно повлиять, потому что я уже очень много лет в спорте. А что касается сборов, то я их последние три года, по большому счету, не проводил, потому что живу в Рамзау. Это очень известное место подготовки лыжников, куда часто приезжают и российские биатлонные и лыжные сборные, сборная по двоеборью. Выезжали мы только на первый снег в Финляндию или Швецию, ну и на соревнования, конечно.

 

- И всё-таки расскажите, сократилось ли ваше тренировочное время с появлением собственного дела или вы продолжаете тренироваться в прежнем объёме?

 

- Место для тренировок просто чудесное. Там жизнь просто другая – не приходится тратить много времени и энергии на решение организационных вопросов, на переезды, остается больше времени, больше сил, физических и психологических, для тренировок, что очень важно для спортсмена. Тренировки я начинаю прямо с крыльца своего дома – вышел и побежал. То же самое на роллерах – спускаюсь до дороги и еду до трассы порядка 15 минут, это три-четыре километра. Зимой, если снега много, то я встаю на лыжи в двухстах метрах от своего дома, если снега поменьше, то еду около пяти минут на машине до лыжного стадиона, там делают искусственную лыжню. То есть, как видите, место просто идеальное. Летом есть возможность кататься на лыжах на глетчере. До глетчера мне ехать 20 минут. Таким образом, у меня остается больше времени для отдыха, экономится много энергии, так нужной спортсмену.

 

- Наверняка, все наши читатели хорошо знакомы с вашей историей, что вы живете в Австрии, в Рамзау, но, может, еще раз в двух словах расскажете?

 

- А место специально как-то выбиралось или просто случайно получилось, что когда вы переехали в Австрию, то стали жить в Рамзау?

 

За последние три года курорт Рамзау очень сильно разросся. Вообще здесь очень много делается для спортсменов, как австрийских, так и представляющих другие сборные. Построили тренажерный зал, стрельбище для биатлонистов.

 

Игорь Пахтусов (pahtusov@mail.ru) , 16-09-2007 17:58
Михаил, здравствуйте. Вы много лет выступаете за австрийскую сборную. А всегда ли Вам было гарантировано место в ней? Приходилось ли отбираться? Принимали ли Вы участие в первенстве Австрии? Какие места занимали? Спасибо.

 

- Нет, первоначально я жил в другом месте. Место тоже было очень хорошее, горнолыжный курорт, зимой очень рано ложился снег, уже с середины октября, лыжню готовят два раза в день. Летом туристов нет, и, конечно, скучновато, потому что я всё-таки молодой был. Поэтому я поменял место жительства на Рамзау, хотя прежнее место тоже недалеко от него, минут 30 на машине.

 

Andrei* * (mal65@mail.ru) , 08-09-2007 22:48
Здравствуйте, Михаил. Следил за вашими выступлениями и всегда болел за Вас. Очень рад, что Вы стали собеседником сайта. Расскажите как воспитываются молодые лыжники в Австрии. Есть ли что-то похожее на нашу систему ДЮСШ? Далее в юниорском возрасте как всё происходит, кто финансирует подготовку и самих лыжников. Спасибо.

 

- С одной стороны хорошо, с другой стороны, может быть плохо, но в Австрии спортсменов не так много, поэтому, не могу сказать, что место мне было именно гарантировано, но к отборам я никогда не готовился. С отбором и с местом в команде, будь то эстафета или индивидуальная гонка, никогда никаких проблем не было. А в чемпионатах Австрии я участвовал. Сначала, когда бегал ещё Штадлоббер, была довольно высокая конкуренция, и я занимал вторые места… Сейчас у меня нет точной статистики, но чемпионом Австрии я раза три, наверное, стал.

 

- А если говорить о методике подготовки, есть ли разница между австрийской и российской лыжными школами, и какие тут преимущества и недостатки можно отметить?

 

- Если сравнивать российскую и австрийскую системы воспитания, то у российской очень много преимуществ. У нас очень много тренеров с высшим тренерским образованием, это всегда очень грамотные люди, а в Австрии таких людей не хватает. Там есть так называемые тренерские курсы, которые может закончить любой желающий, после чего он может работать тренером. Что же касается в целом системы ДЮСШ, то там такого нет. Там все организуется на общественных началах, на деньги клубов, на деньги родителей. В разных клубах по разному, но, в основном, каких-то больших спонсоров ни у кого нет, весь инвентарь покупается за свои деньги, как, впрочем, и сборы, и поездки на соревнования. Хорошо, что страна небольшая, поэтому все лыжные регионы находятся близко друг от друга, самое большое расстояние – часа три-четыре на машине. Лет с пятнадцати те, кто уже добились каких-то результатов, попадают в специальные спортивные интернаты, куда есть конкурс. Вот тогда уже государство берет на себя какую-то часть расходов по их подготовке, но не всю, что-то юным спортсменам приходится оплачивать самостоятельно. К тому же в Австрии обязательная военная служба, а количество мест для спортсменов в армии очень сильно ограничено. Лыжникам, по-моему, предоставляют не больше десяти мест. Это те люди, которые считаются дальше военнослужащими и могут получать зарплату и дальше заниматься лыжными гонками. Как быть остальным – они решают сами. Поэтому по сравнению с нашим спортом, когда у нас почти все, кто более или менее бегает, служат кто в армии, кто в милиции, у австрийцев гораздо меньше возможностей.

 

- К сожалению, в последнее время в российском спорте появилась такая тенденция, что многие юноши и девушки, находясь ещё в незрелом возрасте, начинают принимать запрещенные препараты. Таким образом, спортсмены очень рано начинают показывать свой максимальный результат, «спекаются» уже в юниорском возрасте и прекращают выступления. Существует ли такая проблема в Австрии, или, может быть, по вашему мнению, в России такой проблемы нет?

 

- Повторюсь. В российское школе гораздо более квалифицированные тренерские кадры. Тренеры знают, как правильно работать с детьми, а с детьми работать очень важно, так как именно в детстве закладываются основные элементы техники. И в более старшем возрасте уже практически невозможно некоторые моменты исправить. А техника в нашем спорте очень важна!
В области методики тренировок у австрийцев также есть свои особенности. Очень много времени уделяется работе с научными кадрами, как в области спортивной науки, так и в области исследований техники, но, как это часто бывает в жизни, теория бывает далека от практики. Но у них такой путь. Проводится много различных контрольных мероприятий, видеосъёмок, начиная уже с молодежного возраста, на тренировках постоянно мерят уровень лактата и т.д. Вот в этом, наверное, и состоит основная разница. А вообще российская школа – очень сильная школа, и я благодарен ей. Ведь именно благодаря всему тому, что в меня было заложено, я оставался в течение долгого времени на высоком уровне.

 

Я очень благодарен своему первому тренеру Ромазину Василию Ивановичу за то, что он нам всегда говорил, что не нужны нам витамины, что надо есть изюм, орехи, мёд. Для детского спорта этого вполне достаточно, не надо ничего выдумывать.

 

- Проблема на самом деле есть, потому что я и за прессой слежу, и журнал ваш читаю, поэтому в курсе дел. Я считаю, что суть её заключается в том, что многие тренеры стараются выдвинуться за счёт своих воспитанников, за счёт молодых гонщиков. Тем более дети мало что понимают, по большому счёту. К тому же надо заметить, что лыжники – это в основном дети небогатых родителей. И спорт для этих детей и для их родителей – возможность чего-то достичь в жизни, какого-то более высокого социального статуса. Опять же тренеры получают тренерские категории, материальные поощрения. Возможно, из этого проблема и складывается, с одной стороны тренеры, с другой стороны воспитанники гонятся за материальной выгодой, хотя, конечно, с моральной стороны это очень неправильно.

 

- Нет, я думаю, что в детском спорте такого нет. Ведь есть определенный уровень риска, связанный с применением медикаментов. А в Австрии уровень жизни гораздо более высокий, чем в России, людям с помощью спорта не надо добиваться благополучия в жизни. Там занимаются спортом для удовлетворения собственных жизненных амбиций. Там стать чемпионом мира или олимпийским чемпионом – самоцель, а не средство достижения материальных благ.

 

- А в Австрии та тенденция, про которую мы сейчас говорили, наблюдается?

 

- Хотя в последнее время принято считать объём в часах, могу сказать, что он особо не изменился и составляет от девяти до десяти тысяч километров. Но со временем меняется специфика тренировки – где-то больше силовой работы, где-то больше длительной, на которой тренируется выносливость. Сейчас я, конечно, стараюсь тренироваться меньше. Вот в прошлом году сделал восемь тысяч, то есть на тысячу километров меньше. Стало меньше длительных тренировок, больше силовой работы. В двадцатилетнем возрасте я больше работал на выносливость всё-таки. Хотя скажу, что я всегда старался экспериментировать, головой думать, с тренерами тоже очень повезло. Особенно, когда в Австрию переехал, мне очень часто говорили, что не надо так много тренироваться, останавливали.

 

Владимир Фёдоров (fedorov-vi@livdep.mos.ru) , 07-09-2007 10:35
Михаил, многие годы являюсь поклонником Вашего неугасающего лыжного таланта.
Говоря о Вашем спортивном долголетии, хотелось бы услышать по возможности развернутые ответы на следующие вопросы:
Каковы годовые объемы Вашей тренировочной работы в 20-и летнем возрасте, в 30 лет, в 40 лет? Что поменялось в тренировочных планах за эти годы?

 

- Да, пытались подсказывать. Это, например, Вальтер Майер, который сейчас больше не работает, Эмиль Хох.

 

- То есть были какие-то люди, которые и в Австрии вас вели в тренировочном отношении?

 

- Вообще, в Австрии задача тренера – помогать. Например, есть план, и есть поставленные задачи. Но человек, попавший в сборную, имеет полное право сказать, что не будет тренироваться по данному плану и у него есть свое видение тренировочного процесса. Потом приходит зима, и всё встает на свои места, тогда начинается разбор полётов. Конфликтов между тренерами и спортсменами тут практически не возникает, потому что тренер, если он видит, что спортсмен уже опытный, никогда не будет чинить ему никаких препятствий. Он только помогает, организует тренировочный процесс, организует сборы. Если спортсмен молодой и просит совета, то могут помочь ему и в методическом плане. Мне никогда не мешали там тренироваться, за что я им очень благодарен.

 

- Как вы считаете, внесли ли они вклад в ваши успехи, или твой опыт, приобретенный в России, всё же был определяющим?

 

- Да, я лето оттренировался с Николаем Петровичем Лопуховым. У него был такой период в карьере, когда он не был в сборной и тренировал группу молодых ребят. Вот тогда я провёл с ним несколько сборов в Раубичах, а также ездили на Бельмекен. Я уже не помню, какой это был год, но был очень успешный для меня. Николай Петрович – очень хороший специалист.

 

- Может быть, приходилось консультироваться с кем-то из российских специалистов?

 

- В мае-июне больше велосипеда и кроссов, чуть меньше роллеров, но по методике мы проводим в конце мая - начале июня ещё и лыжный сбор. Сезон в Европе заканчивается в марте, два месяца до этого сбора – срок достаточно большой. И чтобы не забыть, как кататься на лыжах, и нужен этот сбор.

 

В каких пропорциях строится работа в подготовительный период в настоящее время (кросс, роллеры, имитация, велосипед, ..... )?

 

- Да-да, конечно. Я тут вернусь к началу вопроса. Чем ближе к сезону, тем больше необходима специальная работа. В июле соотношение кросса и роллеров уже где-то пятьдесят на пятьдесят, а ближе к осени уже в основном идёт работа на лыжероллерах, скоростные тренировки. В сентябре обязательно делается лыжный сбор, так первый этап Кубка Мира уже в октябре, до Нового года проводятся четыре дистанционных этапа, а раньше было всего два в декабре. Так что сейчас такая тенденция к раннему началу сезона, так что в сентябре просто обязательно уже стоять на лыжах. Это, конечно, не догма. Ведь если бы был рецепт, как стать чемпионом мира, то все бы по нему и тренировались, а так каждый сам для себя ищет оптимальный вариант.

 

- В России есть такая обыденная практика ездить на снежный сбор в сентябре-октябре. А в Австрии это принято? Выезжают ли спортсмены на снег, что называется, «впритык» к вкатке?

 

- Тут же, на глетчере.

 

- А где вы проводите лыжные сборы, когда нет снега?

 

- Больше горный, потому что едешь по природе, не надо на дорогу выезжать, хотя, конечно, иногда приходится. Но тут движение не такое, как в Москве, и водители очень внимательно ездят. Опять же свежий воздух, да и работа более специфическая на горном велосипеде. Ведь на шоссейном велосипеде большие равнинные участки, а тут как раз по лыжной специфике – в горку, с горки…

 

- Какой используете велосипед для тренировок, горный или шоссейный?

 

- Да, конечно, мы проводили такие сборы, но теперь отказались от этого. Ездили летом на Бельмекен, который для австрийцев я, можно сказать, открыл. Там высота 2000 метров. То есть делали летний высокогорный сбор. Вообще, у Австрии своя специфика, климат там более мягкий, чем в России, в низинах снега зачастую попросту не бывает, а чуть повыше, на высоте 1500-1600 метров он есть. Таким образом, все равно приходится выезжать на высоту и там тренироваться. Но такой целенаправленной тренировки, как у нас в высокогорье, у них нет, потому что нет таких крупных специалистов. Высокогорный тренинг требует соответствующего опыта, навыков. Кому-то он подходит больше, кому-то меньше, кому-то надо привыкать, вкатываться, кто-то может сразу приступать к работе. Высокогорье – это высокогорье, там свои правила.

 

- Какое Ваше личное отношение к сборам в условиях высокогорья перед ответственными стартами? Практикуется ли что-то подобное в сборной Австрии?
Спасибо. Удачи и счастья Вам!

 

- Тут есть свои плюсы и свои минусы. Ведь вся суть высокогорного тренинга в том, что после него спортсмен выходит на пик формы, потом следует спад, яма, потом опять подъём. И самое лучшее состояние спортсмена, конечно, сразу после того, как он спускается на равнину. Это плюс. Минус же в том, что без акклиматизации бежать довольно тяжело, хотя и в сборной Австрии такие примеры были. Если спортсмен не нацеливается на всю программу соревнований, он приезжает на какой-то короткий период, одну-две гонки. Так что тут палка о двух концах. Я считаю, что если Бородавко добивается результата, то его методика правильная. Я слышал все эти разговоры, но нельзя забывать, что конкуренция сейчас такая, что очень сложно каждый год всё выигрывать. Ребята всё-таки ещё молодые, и я считаю, что в Саппоро они выступили успешно.

 

- Вы, наверное, слышали об эксперименте Юрия Викторовича Бородавко, когда он проводил в армянском Цахкадзоре высотный сбор и привез своих спортсменов в Саппоро буквально перед гонкой, чтобы они бежали на второй день после гор. Тогда многие специалисты сходились во мнении, что это довольно рискованный шаг. Каково ваше мнение по этому поводу?

 

- Эти нормы хоть и приняли, но я не считаю это правильным. Ведь мы даже, когда идем в диспансер, можем увидеть на бланке нормы для нормального человека от 14 до 1 Почему-то ФИС называет уровень гемоглобина в 17,5 уже критическим, хотя по медицинским соображениям до 18 это еще в пределах нормы. Так что уровень гемоглобина – это очень индивидуальный показатель. В Австрии есть такой спортсмен Эдерс, у него на равнине гемоглобин 17,5-18, а в горах, наверное, 18, И на каждом соревновании его и перед стартом и после финиша таскают на допинг-контроль, берут кровь, то есть не могут поверить, что такое может быть у человека. Каких-то особых успехов он не добивается, но его постоянно таскают, постоянно теребят, а он такой очень эмоциональный, и очень все переживает. А это у него такая индивидуальная особенность организма. Но он с таким гемоглобином ничего не выигрывал никогда. Так что уровень гемоглобина не играет определяющей роли.

 

- Последнее время после ряда громких отстранений от стартов очень актуальны стали дискуссии об уровне гемоглобина в крови. Можно ли сказать, что с введением новых правил и ограничением максимально допустимого уровня гемоглобина высокогорные сборы отойдут на второй план или даже остаться в прошлом? Можно ли в наше время готовиться к соревнованиям, вообще не ездя в горы? Может быть, отсутствие горных сборов позволит избежать проблем с повышенным уровнем гемоглобина?

 

Что касается выступлений на высоком уровне без высокогорных сборов, то, считаю, что оно тоже возможно. По крайней мере, у нас был такой опыт. Это была Олимпиада 1994 года в Лиллехаммере. Женская команда уехала готовиться на высоту в Рамзау, а мы готовились в норвежском Трондхейме на равнине. И у меня было там три четвертых места, одно пятое, в общем, успешно выступил. Потому что в высокогорье теряется резкость, теряешь в силовых компонентах. Причем всё также и от места зависит, хотя высота одинаковая, бывают места, где высокогорье хорошо переносится, бывают, где очень тяжело. Зависит от микроклимата, наверное.

 

Есть много других качеств, которые развиваются на протяжении высокогорного сбора: это максимальное потребление кислорода, усваиваемость кислорода мышцами. Это, наверное, и есть самые важные качеств, так что высокий гемоглобин – это хорошо, но ещё далеко не всё.

 

- Не знаю, не был там ни разу. Но это распространенная ситуация, когда растрачиваются полностью на отборах. В Австрии тоже есть такое достаточно известное место – Тауплиц-Альм. У меня с ним связан довольно негативный опыт. Там и тренироваться тяжело, и хороших результатов после него также, по большому счету не получалось. А есть другое место, где я сначала жил – Обертауэрн. Там высота практически такая же, но никогда никаких проблем у меня там не было. Чуть другой микроклимат – и сразу всё совсем по-другому.

 

- Говорят, что в Цахкадзоре высота очень тяжело переносится. Когда я там был, сам почувствовал, что дышать практически невозможно. Там какой-то особый микроклимат. Два года в Цахкадзоре проводились отборы, и те, кто показывал там хороший результат, оказывались, что в Оберстдорфе, что в Турине на вторых ролях.

 

фан про (pro-fan68@mail.ru) , 07-09-2007 09:25
Здравствуйте, Михаил.
Не хотите ли вы написать книгу о своей судьбе? Не сами оформите, вам помогут. Так сейчас принято. О чем писать? Посмотрите на вопросы к вам, и это и есть исходные темы книги. Вы можете добавить нюансы от Ординой и Смирнова.

 

Зачастую бывает так, что в соревновательный период внизу снега нет, поэтому приходится подниматься на высоту, а чтобы там тренироваться должна быть какая-то акклиматизация, но ведь соревнования уже через неделю. Получается, что надо проводить какие-то важные тренировки, а ты не можешь. Я в такие ситуации очень часто попадал.

 

- Если поступит предложение, согласитесь или нет?

 

- Я думал об этом несколько раз, мысль такая, можно сказать, преследует меня. Ведь когда мы стали чемпионами мира в 1999 году, наш австрийский тренер написал книгу. Но он был, конечно, очень популярной личностью в Австрии, потому что лыжники этой страны никогда громких успехов не добивались, а тут сразу стали чемпионами мира, причем в такой дисциплине – эстафете. Потом Хоффманн написал книгу. Хотя, несмотря на то что я его знаю, как личность он для меня не тот человек, книгу которого я пойду и куплю. А книгу Майера я читал. В своё время, когда был ребенком, читал книгу Марьи Лиисы Кирвесниеми, и мне в том возрасте это было интересно. И вот я не знаю сейчас, интересно ли кому-то будет читать мою книгу. Чисто для себя её написать мне, наверное, не хочется. Да и не готов я пока к книге. Хотя, с другой стороны, если сейчас не напишешь, то потом уж точно никому не интересно будет. Хотя, на самом деле, рассказать есть о чем. Данный период жизни прошел очень бурно и насыщено.

 

- Второй вопрос про допинг.
Есть ли вероятность того, что это была "образцово-показательная" акция ВАДА?
Может ли это быть следствием плотного сотрудничества Грушина с австрийской сборной или некоторое время там работавших Воронина и Зимятова?

 

- Это нужно обсуждать, я не говорю нет, но это нужно обсуждать.

 

Опять же Майер всегда пытался учиться. Ведь даже относительно высокогорных тренировок у Грушина гораздо больше опыта, наработок. Человек всё-таки такую жизнь прожил, с такими людьми работал, что может дать какие-то рекомендации, что-то дельное посоветовать. Так что такое сотрудничество имело место, а что касается Воронина и Зимятова, то я не в курсе.

 

- Я немного не понял, что имеет в виду автор вопроса. Могу лишь сказать, что Майер помогал российским спортсменам в организационном плане, например, автобус на тренировку заказать или грузовой транспорт на соревнования из Скандинавии в Европу или, наоборот, из Европы в Скандинавию, чтобы чехлы довести с лыжами.

 

- Вы так говорите странно, как это никому не нужен? Это не совсем правильно! Просто на данный момент все места заняты, результаты всех устраивают, менять ничего не нужно, вакансий свободных нет. А что касается лыжного двоеборья, то в Европе этот вид очень хорошо развит, зрелищен, постоянно на телевидении. И мне непонятно, почему этот вид спорта у нас находится на задворках. Ведь, наверняка, у нас много талантливой молодежи. И я считаю, что Александр Алексеевич поможет ребятам достичь желаемого результата, и этот вид спорта и в России займет то место, которое он по праву занимает в Европе.

 

- Раз уж речь зашла о Грушине, то, может быть, вы прокомментируете эту ситуацию с уходом Александра Алексеевича в сборную по лыжному двоеборью? Великий тренер, воспитавший огромное количество Олимпийских чемпионов и чемпионов мира в лыжных гонках, оказался никому в этом виде спорта фактически не нужен, и ему ничего не оставалось, как тренировать двоеборцев.

 

- Нет, не сожалею. Наша система, в принципе, хорошая, но у меня в свое время не получилось найти контакт с тренерами и руководством федерации. Мне хотелось какие-то решения принимать самому. Потому что наши тренеры должны наконец понять, что спортсмены тоже хотят добиться результата, мы тренируемся не для того, чтобы просто тренироваться, а для того, чтобы чего-то достичь. Не просто так приезжать на сборы и тратить время. И я не смог добиться тогда необходимой мне свободы. Конечно, немножко жалко, ведь есть и свои минусы того, что я много добился в спорте. У меня семья разрушилась, жена осталась в России, не захотела уезжать.

 

Александр Родимов (rodimov@istranet.ru) , 07-09-2007 08:41
Здравствуйте, Михаил. Позвольте задать два вопроса:
- Не сожалеете ли, уже будучи мудрым человеком, о своем переходе в сборную Австрии? Ведь могло все сложиться иначе.

 

- У неё здесь в Москве свой бизнес. Она не захотела всё начинать сначала в другой стране. У нас отношения до сих пор хорошие, никаких упрёков. Вот так жизнь сложилась. Но я всё-таки, по большому счёту, не жалею и никогда не жалел, что уехал. Передо мной открылись совсем другие возможности, другой мир, я добился успехов в спорте – стал чемпионом мира, завоевал медали на двух Олимпиадах. В общем, достиг того, к чему стремился, к чему стремится каждый спортсмен.

 

- А в чём была причина?

 

- Это было бы намного труднее. Там я получил больше свободы и больше возможностей хотя бы в организационном плане.

 

- А в России не удалось бы такого добиться?

 

- Понятно, что жизнь там другая. Хотя люди там более открытые, чем, скажем, в Скандинавии. Тем более, что я живу в сельской местности, и там люди достаточно простые в общении. К тому же я живу там уже десять лет, и меня принимают там, как своего. Единственное, там друзей нет, там и понятие дружбы совсем другое, это с менталитетом связано. С другой стороны, достаточно часто приезжаю в Москву, но ненадолго, потому что у меня в Австрии новая семья и маленький ребенок – два с половиной года, и хочется с ним повозиться, уделять ему больше времени.

 

- Тоскуете по России?

 

- Да, у меня магазины в Москве и в Тюмени.

 

- А ваш бизнес в Москве находится?

 

- Наверное, нет, потому что там рынок очень маленький и весь занят. С Россией, конечно, не сравнить, перспективы не такие.

 

- А что-то подобное в Австрии не собираетесь открыть?

 

- Это смешно. Прошло уже три года. Я читал полемику и на вашем сайте, и многие спортсмены мне в глаза высказывали свою точку зрения. Но скажите, как можно чисто технически на общем старте, когда все идут вместе, поменять лыжи хотя бы чисто технически, чтобы никто не заметил? Я даже объяснять ничего не буду, потому что это просто смешно, столько лет прошло, а люди до сих пор эту тему подогревают.

 

- На нашем сайте Вас обвинили в подмене лыж на Мурманском марафоне. Так ли это?
Спасибо.

 

- Начнём с того, что «играющим тренером» я никогда не был, но мой приход добавил конкуренции, а конкуренция всегда ведет к улучшению общекомандного результата. Если в команде много хороших спортсменов, то каждый старается быть первым и начинает задумываться, как это сделать. То есть непосредственно я опыт не передавал, но, наверняка они видели, как я тренируюсь, что-то запоминали, то есть свою позитивную роль мой приход сыграл.

 

Михаил Храмцов (uralgem@e1.ru) , 06-09-2007 22:34
Здравствуйте, Михаил. С приходом вас в сборную Австрии улучшились результаты у австрийских лыжников. Есть ли в этом ваша заслуга как " играющего тренера"?

 

- Мне понравилось. Что же касается этого высказывания «лицом по снегу», то нужно учиться не падать. Я вот ни разу не упал. И в целом идея очень хорошая. Шведы очень довольны были, итальянцы тоже очень довольны, потому что у них такие соревнования проводятся. Может быть, конечно, не в таком объёме, как здесь - четыре старта один за другим, но проводятся часто и пользовались в своё время большой популярностью. Но в связи с тем, что в Швеции сейчас нет таких больших звёзд, как раньше, популярность лыжного спорта немножко упала, а раньше мы с друзьями проводили весь апрель в Швеции. Тоже участвовали в подобных соревнованиях, иногда по четыре-пять стартов в неделю тоже. Переезжали с одного места в другое, деньги какие-то даже зарабатывали, но не столько из-за денег ездили, сколько хотели продлить сезон, пожить заграницей самостоятельно без тренеров. Раньше всё это было в диковинку: другая жизнь, другое мышление. Ведь спортсмены как раз и формируются в таких условиях, когда сам борешься, без посторонней помощи. И было очень хорошо.
А что касается конкретно Спринт-Тура, то я очень доволен: хорошая идея, хорошая организация, есть, насколько я знаю, уже планы и на следующий год. Хотят пригласить больше спортсменов, в большей степени задействовать телевидение. Мне сложно комментировать, выгодный ли это коммерческий проект, но то, что он добавит популярности лыжному спорту в тех регионах, где он проводится, это совершенно однозначно. Людям такие соревнования очень интересны независимо от того, имеют ли они отношение к спорту или нет. Особенно детям! Представляете, ведь к ним приезжают чемпионы мира и Олимпийских игр.

 

Дима Щукарев (d.shukar@mail.ru) , 06-09-2007 21:01
Михаил, поделитесь впечатлениями от Гран-спринт тура. Какие ощущения, когда по снегу едешь не на лыжах, а лицом. Нужно ли такое?
Может вы общались с шведами по этому поводу и они вам сказали свое мнение не для прессы.
Мне понравилось, а как вам?

 

- Да, это правда.

 

- Я недавно общался с организаторами Спринт-Тура и между делом узнал, что вы помогали в организации, рассылали приглашения, было такое?

 

- Ну, конечно, мы ведь друг друга все знаем, поэтому мне намного проще подойти, пригласить, объяснить, о чём идет речь. Я и на этот год буду помогать приглашать спортсменов.

 

- Сыграло ли тут свою роль знакомство с большинством спортсменов из других сборных?

 

- Вопрос интересный, и я не могу ответить на него однозначно, но поразмышлять над ним можно. Например, пришла плеяда талантливых ребят. То есть в своё время хорошо поработали тренеры, и вот она подросла молодежь, пришла в большой спорт и показывает хорошие результаты. Возникла внутрикомандная конкуренция, стали добиваться результатов на соревнованиях любого ранга. Но ведь до этого у них был провал. То же самое и в российской команде: одно время был провал, а сейчас посмотрите, какая молодежь пришла, только радуешься за ребят за молодых! И никто не может гарантировать, что через некоторое время всё останется без изменений. Ведь посмотрите, что сейчас происходит в Швеции: нет таких лидеров, как, скажем, Гунде Сван – то есть такие колебания неизбежны.
А теперь посмотрите, что дал лыжному спорту этот подъём немецкой команды. Сколько теперь в лыжных гонках немецких фирм-спонсоров. Вообще, чем больше стран претендует на медали, чем больше стран заигрывается, тем лучше, потому что растет сразу зрительский интерес. Ведь заметно, что в Чехии сейчас перед чемпионатом мира интерес зрителей к лыжным гонкам постоянно растет.

 

Евгений Носов (pollello@mail.ru) , 06-09-2007 20:53
Добрый день, Михаил! Вы выдающийся лыжник, мировая элита, в которой вы уже почти 20 (!) лет. Два вопроса: С чем вы связываете прогресс в результатах немецких лыжников?

 

- Для меня это тоже остается загадкой. У меня интерес такой есть, я даже одно время думал стать тренером после окончания карьеры, потому что я живу в Рамзау, и тут идеальные условия для тренировок. Думаю, может быть, проблема в том, что именно в юношеском возрасте упускается очень многое. Система интернатов, в которые одаренные спортсмены попадают с 15 до 18 лет, работает очень хорошо. То есть тренеры как бы работают, но такого энтузиазма и таких знаний, как в России, у них нет, по большому счёту. Может быть, поэтому нет большого количества сильных лыжников, но отдельные личности выступают хорошо. Например, Хоффманн, всё-таки Олимпийский чемпион Солт-Лэйк-Сити, да и в этом году показывал хорошие результаты! Может, он и не борется постоянно за медали, но в мировую элиту он, безусловно, входит. Также в австрийской команде практически нет конкуренции, то есть, нет того количества спортсменов, из кого можно выбрать. Спорт номер один в Австрии – горные лыжи. И родители стремятся отдать своих детей именно туда, да и дети сами предпочитают горные лыжи беговым. Потому что по телевидению, в газетах идёт постоянна реклама, и каждый хочет быть Херманом Майером, а не Хоффманном или Ботвиновым.

 

Почему лыжники Австрии показывают скромные результаты на мировых лыжных форумах за исключением вас конечно? Спасибо! Всех вам благ!

 

- Я начал заниматься лыжами приблизительно в десять лет, но тренировками эти занятия можно было назвать с большой натяжкой. У нас была группа ребят, мы занимались с тренером, но в таком возрасте у нас было много различных игр, чтобы просто привить детям любовь к движению, чтобы они с удовольствием снова и снова приходили на эти мероприятия. А потом, по прошествии какого-то времени, начинается уже специализация. Самое главное в детском спорте, я считаю, чтобы желание заниматься не отбили. Например, у меня никогда не было кумиров в лыжных гонках. Я, конечно, с удовольствием смотрел все лыжные соревнования, переживал и за Завьялова, и за Зимятова, потом за Сахнова, потом уже вместе готовились в команде. Но у меня не было такого стремления выиграть во что бы то ни стало золотую медаль, вроде того что: «Вот стану большим, выиграю медаль». У меня такое желание появилось после 20 лет. Там уже совсем другая жизнь, когда заканчиваешь армию, институт, появляется семья – тут уже хочется чего-то добиться в жизни. Но это уже возраст такой, что не только эмоции, а и голова уже должна работать.

 

andy 123 (speaker151@rambler.ru) , 06-09-2007 20:19
Здравствуйте, Михаил!!!
Такой вопрос: со скольких лет вы начали заниматься лыжами и на что прежде всего стоит делать уклон в тренировках???

 

- Тогда, в 20-25 лет, я толком своих возможностей ещё и не знал, могу я или не могу. И потом, с возрастом, когда начинаешь определённых успехов добиваться, то приходит осознание своих возможностей: «Ага, я уже могу, я вот этих вот обыграл». То есть с возрастом появляется определенная злость, ты уже чувствуешь, что можешь выиграть, и начинаешь думать, где добиться улучшения. Это именно с возрастом приходит, и в Турине я именно хотел всех разорвать!

 

- Если сравнивать Михаила Ботвинова в возрасте 20-25 лет и нынешнего, что изменилось? Было ли тогда желание «всех порвать», есть ли оно сейчас, или, чтобы выступать на высоком уровне, такое желание должно быть постоянно?

 

- Такие моменты уже были, когда Вова Смирнов, выступая за Казахстан, побеждал, а мы были вторыми-третьими. Так здорово было, вроде, тренировались недавно все вместе. Всё равно радуешься за ребят, когда кто-то выигрывает. Конечно обидно, когда ты четвёртый и проиграл третьему секунду. Но если ты на пьедестале, и кто-то впереди тебя – всё равно радуешься. Меня много спрашивали про Дементьева после того марафона, не злюсь ли я на него, что он выскочил из-за спины, но никогда никакой злости не было. Он опередил меня, потому что был сильнее. Долго муссировалось, что Женя отсиживался всю гонку сзади, а потом на финише всех обыгрывал, но он правильно делал! Это же спорт! Как по-другому? Он тактически грамотно построил гонку и обыграл всех. Ведь у всех была такая возможность отсидеться, а на финише рвануть – ради бога!

 

- Думаю, не ошибусь, если скажу, что многие российские болельщики поддерживают вас по-прежнему, как россиянина. По крайней мере, мне было очень приятно видеть вас на пьедестале рядом с Евгением Дементьевым, и было совершенно не важно, что напротив фамилии Ботвинов написано «Австрия».

 

- Я уже немножко об этом говорил. Скажу, что у меня год назад было предложение работать в Швейцарии. Это интересное предложение, так как сейчас лыжный спорт в Швейцарии на подъёме. Ребята хорошо выступили на Кубке Мира в Давосе, то есть потенциал у них хороший. Я долго думал, но всё-таки отказался, потому что хотелось ещё годик побегать. К тому же, если соглашаться на тренерскую работу в Швейцарии, то пришлось бы переезжать. Это либо был бы переезд всей семьи, либо опять мотания из одной страны в другую, одним словом, я не согласился.

 

- Не планируете ли вы заняться тренерской работой ??

 

- Там немного по-другому всё устроено. Они платят тебе деньги, а ты уже сам решаешь, снимать ли тебе жильё для семьи или нет.

 

- А швейцарцы были готовы решить организационные моменты, например, предоставить жилье для всей семьи?

 

- Пока предложений не поступало, я эту мысль вообще не рассматриваю. Этот год у меня свободным таким получается. Конечно, хочется выступить хорошо в марафонах, так как в своё время я выиграл там все гонки календаря, но никакого давления нет. Однако в этом году уже надо будет определиться, что делать дальше.

 

- А это твоё окончательное решение, или возможно, что если поступит новое предложение, ты согласишься?

 

- Я повторюсь. Австрийцы ко всему подходят научно, даже к самым мелочам. Например, я привык делать силовую тренировку по-простому, как у нас все делают. Мне же говорят: «Нет, так нельзя делать, моешь навредить себе, повредить суставы, мышцы». Практически на каждой тренировке тренер замеряет лактат, чтобы не закислиться слишком сильно. Моё отношение к этому – это перебор, это не нужно. Есть определенные тренировки, где контроль необходим, но, когда мы идем гуляем, это абсолютно не нужно, только отвлекает спортсмена лишний раз. Что касается плановых обследований, то они проходят два раза в год – в мае и в октябре. По этому вопросу очень много дискуссий. С одной стороны – это контроль здоровья. Если спортсмен не жалуется, то дело обходится банальным анализом крови, и дальше он не обследуется. С другой стороны, это контроль функциональной готовности. Они проверяются кроссом или велосипедом, как видите, не очень специфичные виды. Зачастую некоторые спортсмены на тестах показывают довольно высокие результаты, МПК, например, 90 литров на килограмм, а зима приходит, и нет никаких результатов, которые в соответствии с тестами должны были быть. Поэтому ведется множество дискуссий, проводить или не проводить эти обследования. Врачи пока настаивают на проведении. Сейчас в Рамзау построили специальный тренировочный центр, где есть возможность проводить такие обследования на роллерах. Там установлена широкая, специально для роллеров, беговая дорожка, на которой можно кататься и коньком и классикой. Правда, сейчас у меня контакт с командой стал гораздо меньше, поэтому я не знаю, проводятся теперь такие обследования или нет.
Так что это всё присутствует, а что касается ВННИФК, то есть института, который занимается методическими разработками в области спорта, то такого тут нет. Такое заведение вообще, наверное, есть только в России. В принципе, это хорошо, что у нас люди занимаются научной деятельностью в области спорта высоких достижений, которые можно потом применить на практике. В Австрии же всё немного по-другому. Там есть разработки в области медицины, биологии, которые потом проверяются на пригодность применения к спорту. Либо же сами люди, которые эти разработки делают, предлагают их спортсменам.

 

egor akimov (egorka23@mail.ru) , 06-09-2007 18:15
Здравствуйте Михаил, расскажите пожалуйста о научно - методическом сопровождении тренировочного процесса в австрийской команде. Как часто члены сборной команды проходят плановые медицинские обследования, комплексные обследования функциональной готовности. С целью обследования посещали ли Вы, тренируясь в Австрии, научные учреждения, схожие по своему назначению с нашим ВНИИФКом.
Спасибо.

 

- Для того чтобы достичь какого-то эффекта от горного тренинга, необходимо находиться в горах минимум 18 дней. Тогда в полной мере проходят процессы акклиматизации, повышается гемоглобин и другие показатели. В начале горного сбора необходимо обязательно пройти адаптацию – это четыре-пять дней, лучше пять, если человек никогда не был, чтобы с запасом было, а потом уже распланировать свою обычную тренировочную работу. Скоростные тренировки обязательно нужно проводить, но перед ними необходима адаптация, потому что без адаптации можно себя загубить, ну или, по крайней мере, не достичь необходимого эффекта высокогорной подготовки. Под адаптацией имеются в виду спокойные тренировки, просто ходить гулять на пульсе не выше 120 ударов в минуту. Результат потом обязательно будет. Может это выглядит немножко смешно, когда человек приехал тренироваться, а сам ходит гуляет, но это необходимо, потому что всё-таки горы есть горы.

 

Вячеслав Муров (slavik_@list.ru) , 06-09-2007 17:53
Здравствуйте, Михаил!!!!
Я хотел бы спросить у вас насчет подготовки в горах? Если никогда не был в горах на сборах, какой план лучше выбрать? Медленные длительные тренировки? Можно ли делать скоростные тренировки?

 

- Конечно, друзья остались. Они у меня только в России и остались. И, конечно, хотелось бы со многими и встречаться, и контакт поддерживать, но чисто физически это тяжело. У всех своя жизнь, семьи, и зачастую не получается видеться, а когда получается, то на общение остается очень мало времени. Друзей, на самом деле, очень много, ведь те, кто был друзьями, те ими и остались, но постоянного контакта, увы, нет. Хотелось бы со всеми встретиться, просто поговорить о жизни, кто чем занимается, вспомнить старые времена.

 

Наталия Ильина (maximys@comch.ru) , 06-09-2007 16:55
Есть ли у Вас в России друзья?

 

- У нас ведь раньше как было, 20 дней на сборе, 10 дней дома, поэтому все основные друзья со спортом и связаны. А регулярный контакт поддерживаем с Алексеем Прокуроровым – встречаемся иногда, созваниваемся. И больше ни с кем, по большому счету, нет контакта, хотя хотелось бы.

 

- Остались ли у Вас теплые отношения с вашими коллегами по советской сборной?

 

- Злопыхателями были в основном спортивные функционеры, тренеры и руководство сборной, а со спортсменами у меня никогда никаких проблем, я как с ними общался, так и общаюсь. Для меня-то ничего особенно не изменилось. Я всё время от чистого сердца, искренне радуюсь, когда выигрывает кто-то из россиян, потому что я прошел всю эту кухню, знаю, что это такое, как тяжело добиться такого результата. То есть я радуюсь не за тренеров, а именно за ребят.
Что касается пиара, то да, была определенная реклама. Можно совершенно точно сказать, что меня стало знать больше людей, чем до переезда, моё имя очень часто упоминалось. Но я, на самом деле, не знаю, нужен мне такой пиар или нет. Не могу однозначно ответить на этот вопрос. С другой стороны, говорят ведь, что и хорошая, и плохая реклама, всё равно это реклама. Либо о тебе пишут что-то хорошее, либо какие-то скандальные статьи – всё равно это реклама.

 

- Насколько я помню, ваш отъезд в капиталистическую страну трактовался двояко. Были и злопыхатели, и доброжелатели. При любом раскладе вы яркая спортивная личность, и, как вы считаете, ваш отъезд со скандалами в спортивном мире сделал ли вам пиар или же нет в прошлой спортивной жизни? с ув. Наталия

 

- В процентах я, пожалуй, не стану говорить. Скажу просто статьи дохода. Во-первых, это контракты с производителями лыжного инвентаря, во-вторых, личные спонсоры, то есть реклама на одежде. Вот из этого и складывается весь доход.

 

Алексей Ашитко (wintersport@mail.ru) , 06-09-2007 16:08
Михаил.
Позвольте несколько вопросов об интимном. Не, я не о том, а о самом-самом интимном... О деньгах.
Из чего образуются личные доходы гонщика Вашего уровня в Австрии? Конечно можно в процентах. Типа 10% зарплата (от кого?), 20 % реклама и т. п.

 

- Зарплаты как таковой нет. Есть премиальные, но это, в принципе, то же самое. Разница лишь в том, что зарплату платят каждый месяц, а премиальные два раза в год. По контракту со спонсорами я получаю какую-то фиксированную сумму, а размер премиальных зависит от результата.

 

- А зарплата?

 

- Да, это всё оплачивают. Но если хочешь пить какие-то витамины, пищевые добавки, это всё за свой счёт. И на это немаленькие деньги за год тратятся, если посчитать. Например, у федерации есть контракт с производителем спортивных напитков, а эти напитки одному спортсмену не подходят, проблемы с желудком, например, то ему приходится покупать за свои деньги.

 

- То есть многое приходится делать за свой счет. А в сборной вам оплачивают поездки на сборы, экипировку?

 

- Конечно, может. Это то же самое, что и в России. Если человек добивается определенных успехов в любом роде деятельности, будь то артист или спортсмен, который всё подряд выигрывает и всё время на виду, то к нему тянутся рекламодатели, фирмы-производители инвентаря. Всё зависит от уровня спортсмена.

 

1. Интересно, доля например Ваших доходов от рекламы лыжной атрибутики и не от лыжной. Т.е. может ли ЛЫЖНИК в Австрии "торговать лицом"?

 

- Всё, в принципе, связано. Если в Австрии горнолыжники всё выигрывают, то они постоянно на телевидении и в газетах, так же и в лыжных гонках. Ведь нельзя сравнить, например, уровень российских лыжных гонок и российского футбола в мире. Лыжные гонки по этому показателю несоизмеримо выше стоят. Но поскольку футболисты постоянно на экране, постоянно в прессе, то они, естественно, гораздо более привлекательны для рекламодателей. Такова наша российская действительность. Наши ребята добиваются громких успехов, но за ними нет лобби что ли какого-то, нет людей, которые их продвинут, ведь всё равно этим должны профессионалы заниматься. Должна постоянно быть информация, а лыжные гонки вообще очень мало показывают по телевидению. И в России, и в целом в мире снизился уровень показа, меньше зрителей стало смотреть лыжные гонки, может и с этим такая ситуация связана. В прессе опять же про футбол пишут по три страницы, а про лыжников – маленькую заметочку. Это всё связано опять же с финансами, где какие деньги крутятся.

 

- Вот в России, сколько Чепалова ни выигрывала, какую красивую победу Дементьев ни одержал, всё равно такого нет, и мне сложно даже представить, чтобы их лица мелькали в роликах на телевидении, потому что есть масса спортсменов из других видов спорта, которые более привлекательны для рекламодателей. Думаю, что в Австрии, наверное, такая же ситуация?

 

- Госсубсидии есть только для лыжников школьного возраста. А когда они выходят уже даже из армейского возраста, то либо они попадают в ту заветную десятку, которая остается служить, есть еще какая-то маленькая часть, которые служат в полиции, либо они завязывают со спортом. Таких лыжников, которые готовятся за свои деньги, тут нет. Тут, вообще, лыжников можно по пальцам пересчитать. Поэтому, если посчитать КПД Австрии и России, то Австрия будет по этому показателю впереди. Там если появляется человек, который показывает мало-мальски хороший результат, то его ведут, он не перетренировывается и, в итоге, вырастает в хорошего мастера. Очень обидно в России иногда бывает видеть такое расслабленное отношение к спортсменам. Спортсменов много, конкуренция высокая, не этот, так другой.

 

На что живут в Австрии молодые гонщики, лет 18-25, не попадающие в состав сборной, но потенциально имеющие шансы туда попасть? Если не считать тех, кто живет на средства родителей.

 

- В лыжных гонках. Но год от года количество мест варьируется в зависимости от результата. Если будет, скажем, 13 человек сильно бегущих, то сделают 13 мест. Но появляются новые виды спорта, поэтому количество мест всё же ограничено. И это, в принципе, объяснимо, потому что если в армии будут одни спортсмены, то кто будет оборонять страну?

 

- А десять мест только на лыжников или на все виды спорта?

 

- Нет, своего отеля у меня нет. Это такой стереотип - своя гостиница, значит, круто живут. Но в Австрии это зачастую маленький семейный бизнес, не приносящий огромных доходов. У меня очень хорошие отношения с соседями, у которых своя гостиница, так вот, они настолько погружены в дела, что у них зачастую даже отдохнуть куда-нибудь нет времени съездить. Это постоянная круглогодичная работа. Это смотрится со стороны красиво, но такая опрятность имеет и обратную сторону – надо очень много работать и постоянно присутствовать. Гостиничный бизнес – сложная штука. А приезжать в Рамзау можно и просто так, не обязательно ко мне в гостиницу.

 

Правда ли что у Вас в Австрии есть свой отель? В Рамзау? Что за отель? Подскажите. При случае, наверняка, воспользуюсь и друзьям подскажу.

 

- Конечно, это горные лыжи. В пяти минутах от Рамзау проводится Кубок Мира, и на слалом приходит до 45 тысяч человек. Что же касается лыжных гонок, то на чемпионате мира в 1999 году было очень много зрителей, а на Кубке Мира не очень много. Всё зависит от результатов австрийских спортсменов. Если спортсмены выступают стабильно хорошо, то соответственно за них и приходят поболеть. Потому что появляется реклама и в прессе, и на телевидении, и люди решают прийти поболеть. А на чемпионате Австрии зрителей очень мало, зрительский интерес слабый.

 

Какие дисциплины, по-вашему, больше всего нравятся зрителям в Австрии, и, вообще, сколько примерно зрителей приходит посмотреть чемпионат Австрии вживую? Ну, 100, 1000 или 10 000?

 

- Наверное, это мировая тенденция такая. Молодежь больше любит на доске покататься, а когда люди становятся взрослее, то они приходят к такой мысли, что кататься на беговых лыжах гораздо полезнее для здоровья, чем на горных, и дешевле к тому же.

 

Любят ли молодые австрийцы кататься на лыжах? По личному впечатлению катаются одни пенсионеры-туристы. Или я ошибаюсь?
Спасибо.

 

MIHA Dali (mes@stsland.ru) , 06-09-2007 15:07
Михаил, расскажите какой-нибудь анекдот =)
даже может австрийский =)

 

Сейчас, когда уезжал, обратил внимание на любопытный факт. В связи с тем, что зимы стали мягкие, и необходимо приобретать оборудование для оснежения, цены на подъёмники очень сильно возросли, стали просто нереальными. И еще возрастают на пять процентов. Лыжные гонки и для здоровья полезнее, и дешевле.

 

Александр Коробков (kaa@latec.ru) , 06-09-2007 15:00
Здравствуйте Михаил. Всегда старался следить за Вашей спортивной судьбой, радовался успехам, огорчался неудачам. Не вспоминаете ли Зеленоград? Не наведываетесь?

 

- Всегда завидовал людям, которые умеют рассказывать анекдоты. У меня их даже толком запомнить не получается, не то что рассказать. Но могу простенький австрийский анекдот всё-таки рассказать. В Австрии есть такой гонщик формулы-1 Александр Вурц. Он уже много команд поменял, был тест-пилотом, даже, может быть, на подиум попадал на каком-то гран-при. Вот про него есть анекдот:
Стоит бабушка на дороге и голосует, все проезжают мимо, и тут едет Александр Вурц на машине. Останавливается и говорит:
-Бабушка, садитесь, я вас подвезу. Куда вам?
Она ему:
-Извините, Александр, я спешу, с вами не поеду.

 

Какие планы на жизнь, что дальше? Здоровья и успехов!

 

- Зеленоград вспоминаю, как не вспоминать (смеется)? Мой тренер ведь до сих пор работает в спортивной школе Зеленограда. С тренером у меня контакт хороший, но в спортшколу я обычно не заезжаю. Однако если бы меня пригласили на какое-нибудь мероприятие, то я с удовольствием бы приехал и встретился с детьми.

 

- Сейчас очень модно стало, что большие спортсмены, которые закончили со спортом, через несколько месяцев начинают опять тренироваться. Видимо, ностальгия даёт о себе знать. Возможно ли такое в вашем случае или нет?

 

- Планов громадьё (смеется)! С большим спортом я закончил, теперь надо со свежей головой обдумать дальнейшее.

 

юлия трухина (o-julka@mail.ru) , 06-09-2007 14:18
Здравствуйте, Михаил)))
Вы по истине легенда лыжного спорта!!! И я очень горжусь тем, что вы несмотря ни на что являетесь россиянином!!! (несмотря на австрийское гражданство)!!!
Чем вы сейчас занимаетесь после ухода из большого спорта???
Встаете на лыжи???

 

- Нет, я окончательно решил. Частенько задают вопрос: «Сколько уже можно бегать? Тебе лет-то уже сколько!» Мне сорок в этом году исполняется, и я получал удовольствие от гонок до самого последнего старта и до сих пор получаю от процесса. Меня никто не выгоняет на тренировки из-под палки. И я сам для себя решил, что пока не определюсь точно, что больше не хочу, то не закончу. И прошел этот сезон, я принял такое решение, и оно окончательное и бесповоротное. И для себя я знаю, что точно не буду больше выступать на Кубке Мира.

 

- Может, хобби какое-то есть?

 

- На многие вопросы я уже, так получилось, отвечал. Повторюсь, на лыжи встаю. С очень большим спортом я закончил, но просто с большим ещё пока нет (смеется). Занимаюсь семьёй, бизнесом, тренировками…

 

Не возникало ли желания попробовать себя на тренерском поприще???
И если все же такое желание есть, то в какой стране в России или Австрии???
Спасибо Вам за честную борьбу на лыжне!!!
Удачи)))

 

- Нет, на хобби нет времени.

 

Юрий М. (miouri@mail.ru) , 06-09-2007 12:18
Здравствуйте Михаил!
1.Для лыжников нашего с Вами поколения тема Вашего переезда в Австрию была в свое время очень животрепещущей. Помню, как на сборах только это и обсуждали.
Пролейте, пожалуйста, свет на эту историю.
Как все произошло и что послужило основным толчком к переезду и смене гражданства?

 

- Нет, в России точно нет, потому что тут это весьма своеобразная работа. В Австрии, например, если тренер работает, то ему никто не мешает в этом. В России же сразу найдётся десять советников, которые будут тебе советовать, мешать работать. Опять же, если работать тренером в Австрии, то не нужно никуда далеко ездить. Да и в любом случае, моя дальнейшая работа не будет связана ни с какими длительными командировками, потому что я за свою жизнь уже так наездился и налетался, а хочется всё-таки побыть дома побольше. Тем более у меня маленький ребенок, и пока он не вырастет, я не буду никуда надолго уезжать.

 

- Именно не гражданство, а федерацию?

 

- Это всё произошло довольно давно, и многие подробности уже стерлись из памяти, многие эмоции потускнели. Австрийцам был тогда нужен человек для эстафеты с прицелом на чемпионат мира 1999 года в Рамзау. Мы тогда были в Скандинавии и разговорились с Майером, но ничего конкретного, просто разговор. Потом он позвонил мне домой, видимо, посоветовался в Австрии с кем-то из руководителей. Потом мне прислали приглашение. В целом, я в наших разговорах с Майером дал ему понять, что у меня есть такое желание сменить федерацию.

 

Какие были ощущения, когда после всей этой истории стали чемпионом мира под флагом Австрии? Не испытывали ли реваншистские настроения по отношению к российским тренерам?

 

- В нашем виде спорта, к сожалению, это неразделимые понятия. Потому что в футболе человек запросто может поменять клуб, а в лыжных гонках клубная система существует только в Скандинавии. Вот Володя Смирнов выступал за шведский клуб и за свою страну, а в Австрии такой возможности не было. Поэтому пришлось менять страну и гражданство. Какие причины? Была какая-то неудовлетворенность от совместной работы с тренерами и руководством федерации. Хотя у меня лично ни на кого конкретно личных обид нет, есть обида на систему, но против системы ведь не пойдешь. Хотя первое время мне приходилось нелегко, думаю, что сейчас найдется мало спортсменов, готовых пойти по такому пути. Да и сейчас, наверное, незачем это делать. Я общаюсь с ребятами из сборной – материальное положение у них очень хорошее, поэтому можно только порадоваться за них.

 

Ощущения от чемпионства были просто незабываемые, потому что я к тому времени всего два года был в Австрии, всё для меня было в новинку, и очень хотелось показать результат, чтобы доказать, что меня пригласили не просто так. Когда публика хлынула через ограждения с бутылками шампанского, вообще просто обалденно было. Ведь перед чемпионатом мира у нас были определенные успехи и в Кубке Мира, то есть люди уже ждали хорошего результата. А если учесть что мы стали чемпионами мира, так получается, у себя на родине, то можете себе представить, какой это праздник был для австрийцев.

 

- Нет, точно нет. Потому что спортсмен тренируется и старается добиться результата, в первую очередь, для себя, а потом уже для страны и для тренера. Надо сказать, что меня очень хорошо приняли, всё время были со мной приветливы, общались, как со своим. Хотя мой приход добавил им трудностей. Даже хорошо, что мне не разрешили выступать на Кубке Мира. Этот год как раз ушел на адаптацию, вживание. Это и для меня, и для них было хорошо, а потом год прошел, они присмотрелись, что, вроде, ничего так парень, нормальный. А сейчас мы хорошие друзья, общаемся, созваниваемся с теми же Гандлером, Штадлобером. Гандлер вообще последние три года был моим начальником, он работает сейчас в федерации. А Штадлобер сейчас директор спортивного комплекса в Рамзау. Больше времени, чтобы наладить контакт, потребовалось именно с возрастными спортсменами, которые уже чего-то добились. Тут нужно было время для притирки, а с молодыми я сразу общий язык нашел.

 

- Я как-то над этим не задумывался. Но не было и никакой желчи, что мы вот выиграли, а вы ничего не добились. Ещё раз повторюсь, у меня нет никакой обиды, никаких отрицательных эмоций, потому что я делал свою работу, люди делали свою работу.

 

- А не было ли некого ощущения сожаления от того, что выиграли не в составе российской команды?

 

- Скорее да, чем нет. Потому что это мечта любого спортсмена – выиграть хотя бы одну медаль, хотя бы раз в жизни. Вот в Австрии есть такой молодой лыжник Таубер. Он мне много раз говорил, что мечтает хотя бы раз что-нибудь выиграть. Он же тренируется очень много, но пока не получилось. Так что карьера у меня сложилась удачно, здоровье в порядке, так что нет никаких оснований не радоваться жизни.

 

Счастливы ли Вы?

 

- Конечно русским, потому что я уехал уже в зрелом возрасте, сформировавшись как человек. Можно сказать, что я россиянин с расширенным кругозором (улыбается).

 

Кем себя больше ощущаете: русским или австрийцем?
Спасибо за ответы и удачи!

 

- Мы в разводе, но отношения у нас очень хорошие до сих пор. У нас сын, ему уже 17 лет. Конечно, оглядываясь назад, становится очень обидно, что так получилось, но ведь жизнь такая штука непростая. Сейчас у меня новая семья, гражданский брак, и сыну уже два года и восемь месяцев. Супруга сама австрийка.

 

Андрей Ка... (journalist@e1.ru) , 06-09-2007 11:53
В одном из интервью "Спорт-Экспрессу" (после еще чемпионата мира в Рамзау) вы сказали: "Мой переезд в Австрию сослужил плохую службу. Сначала жена отказалась ехать в Обертауэрн - по сравнению с Москвой это, конечно же, глухая деревня, найти работу было здесь невозможно. А сейчас, похоже, нам и склеивать уже нечего. Они частенько приезжают, когда у сына каникулы. Но оба мы понимаем, что семейные отношения не восстановить".
Как сейчас обстоят дела с личной жизнью? Вы в разводе или женаты? (Кстати, то интервью называлось "Михаил Ботвинов: Одинокий волк").

 

- На немецком, австрийцы на нём в основном разговаривают. А с сыном я общаюсь на русском. Он всё понимает, слова какие-то отдельные говорит, он ведь ещё довольно маленький, чтобы внятно говорить, но всё-таки говорит. И у жены появился сейчас интерес и желание выучить русский язык, даже хочет на курсы записаться. Потому что ребенок-то просит её о чём-то на русском, скажет что-нибудь, и она мне кричит: «Что он от меня хочет?»

 

- А на каком языке вы общаетесь: на английском, на немецком?

 

- Ну она уже и по-русски что-то понимает. А вообще у нас в семье языковой проблемы нет.

 

- Вообще в семье не возникает языковых барьеров? Ведь ваша жена, получается, по-русски не говорит…

 

- С одной стороны, я рад за ребят, но, с другой стороны, я считаю, немножко рановато они женились. Ведь очень сложно строить какие-то семейные отношения, когда большинство времени проводишь на сборах, а когда приезжаешь домой, приходится решать какие-то организационные вопросы. Семейной жизнью это можно назвать с натяжкой. Нет, я, конечно, желаю им счастья и на самом деле рад, просто я исхожу из своего опыта. Девчонкам нужно иметь очень много терпения, потому что не каждая выдержит, когда супруг столько времени проводит вне дома. И вообще жены спортсменов должны очень понимать своих парней. Но думаю, что в случае с Женей и Колей с этим проблем нет. Остаётся только пожелать им терпения, чтобы любили друг друга и детей побольше (смеется). Вообще, с этим тоже не нужно спешить, потому что всё-таки годы молодые, а воспитание детей – это огромная ответственность, надо к этому очень серьёзно подходить. А не так что ребенок родился, его бабушкам отдали, и всё. Надо самим воспитывать.

 

В связи с августовскими событиями в судьбах лыжников сборной России... (свадьбы Евгения Дементьева и Николая Панкратова, прим. ред.) Есть ли какие-то универсальные "требования" к потенциальным невестам спортсменов (терпение, спокойствие, привыкание, гарантии материальной обеспеченности (со стороны потенциального мужа), может, любовь)?

 

- Поддержка близких играет здесь огромную роль. Это одно из главных слагаемых успеха. С одной стороны есть физическая готовность, с другой – человеческий фактор, когда у тебя тылы прикрыты, когда у тебя дома жена, ребенок, мама, папа, и все переживают. Это очень важно. У меня в жизни был такой момент. Когда выигрываешь, возникает вопрос, для кого это всё делается. И если понимаешь, что ты делаешь это для своей семьи, для своего ребёнка, что они гордятся тобой, это ещё больше подхлёстывает. Появляется ещё больше стремления, ещё сильнее тренируешься: «Всех обгоню!» (смеется) Может быть, у женатых спортсменов появляется какой-то дополнительный стимул, что у них есть семья, у них всё в порядке, для этого надо бегать.

 

Максим Чуриков (sinara@list.ru) , 06-09-2007 10:35
Уважаемый Михаил, какую роль в спортивном долголетии вы отводите семье и поддержке близких людей? Как это происходит у вас?

 

- Эти вопросы мы уже достаточно подробно обсудили, не будем повторяться.

 

И второй вопрос: часто спортсмены, отдавшие все силы на лыжне не могут найти себя в дальнейшей жизни. Какие у вас планы, чем собираетесь заниматься, есть ли стремление стать тренером?

 

- Я думаю, что это мало реально. Просто велосипедный спорт гораздо более развит, нежели лыжный. Мне как лыжнику, конечно, хотелось бы видеть в нашем спорте богатых спонсоров, но в ближайшей перспективе этого не предвидится. Сравнить с тем же "Тур-де-Франс", какая у них финансовая мощь, сколько болельщиков их смотрит. Даже если просто посмотреть статистику, можно понять, что каждый раз «Тур де Франс» - это событие года. Хотелось бы, чтобы в лыжах было то же самое, но думаю, что пока это мало вероятно, потому что не те финансовые возможности.

 

KL . (Konstantine1915@rambler.ru) , 06-09-2007 10:23
Добрый день.
Как Вы считаете, будет ли в будущем иметь место в лыжном спорте переход к коммерческим соревнованиям типа "Тур-де-Франс", когда фирма-спонсор набирает команду сильных гонщиков безотносительно их гражданства а сборная страны собирается только перед большими стартами - олимпиада, ЧМ ? Или это мало реально?

 

Какая связь между возрастом и тренировочным объёмом; графиком тренировок; тренировочными упражнениями?

 

Sergey Birukov (biserplus@fromru.com) , 06-09-2007 10:11
В более зрелом возрасте Вам приходилось тренироваться больше или меньше, чем в молодые годы, чтобы показывать высокие результаты?

 

- В зрелом возрасте я стал тренироваться чуть меньше, но главное, что меняется специфика. Добавляется больше специальной работы, больше силовой работы. В молодости было больше технических тренировок, тренировок на выносливость. В целом, такая вот взаимосвязь. С возрастом объём чуть снизился, хотя увеличилась интенсивность и немного поменялась направленность тренировок. График тренировок тоже немного изменился. В последние годы я старался как можно больше отдыхать между тренировками, чтобы организм лучше восстанавливался, чтобы можно было проводить более качественные тренировки. То же самое и с тренировочными упражнениями – больше силовых тренировок и больше специальной работы.

 

Спасибо за ответы.
*********************
Многие вопросы с Михаилом обсуждались в журнале ЛС. (для исключения возможных повторов). С другой стороны, интересно сравнить ответы, вдруг изменилась точка зрения.

 

В последнее время часто обсуждался вопрос о масс-стартах. Высказывались мнения, что масс-старт "убивает" гонку 50 км и не дает показать результат отдельным спортсменам, сориентированным на проведение гонки в своем темпе, а не на тактику, которая сводится к тому, что надо долго-долго держаться в группе и бежать "как все бегут", а потом на финише устроить спринтерские состязания.
Есть ли у Вас, как у обладателя олимпийской бронзы на этой дистанции, сформировавшееся мнение по этому поводу? Поделитесь им, пожалуйста, с посетителями сайта.

 

Вадим Авиртус (avirtus@mail.ru) , 06-09-2007 09:39
Здравствуйте Михаил!

 

- Конечно, общий старт в корне меняет ход гонки. И не факт, что люди, которые выигрывают масс-старт, выиграли бы и разделку. Ну и, конечно, масс-старт - более зрелищный вид. Для людей, не разбирающихся в лыжных гонках тяжело сидеть два с половиной часа перед телевизором, следить за промежуточными отсечками, да им это и неинтересно просто. А массовый старт в этом плане, повторюсь, гораздо более зрелищный, хотя, может быть, выигрывают не те люди, которые обладают большей выносливостью, но которым не хватает скоростных качеств на финише. Мы можем много на эту тему дискутировать, но для телевидения, а значит и для спонсоров, такой формат намного более интересен. Я думаю, что массовый старт сохранится.

 

Спасибо.

 

- Планирую. Во-первых, в подготовительный период надо выполнять много длительной работы. Во-вторых, Марчалонга и Васалоппет имеют весьма своеобразный профиль дистанции, что делает их весьма непохожими на нормальные классические гонки. Здесь очень сильно задействованы руки, бежишь в основном одновременным и одновременным одношажным ходами, поэтому тренировке этих ходов также необходимо уделить особое внимание. Что касается подготовки непосредственно к соревнованиям, то тут надо придерживаться специальной диеты. Если человек хочет бежать на серьёзном уровне, то надо проконсультироваться со специалистами и разработать специальный подготовительный блок.

 

Андрий Классический (marionj@mail.ru) , 06-09-2007 09:37
Михаил, планируете ли вы в следующем сезоне бегать классические супермарафоны, типа Марчалонга и Васалоппет? Как вы считаете, на что в первую очередь надо делать упор в подготовке к таким непростым гонкам?

 

- Да, причем это задача не одного-двух дней, а минимум недели, в который входят специальные тренировки и питание. Так называемая методика углеводного взрыва.

 

- А в чём заключается диета? В насыщении организма углеводами перед гонкой?

 

- Вряд ли. По крайней мере, я всегда проводил её самостоятельно, без постороннего наблюдения. Хотя нет, мне помогал один швед, который в своё время тоже много выигрывал. Мы прямо неделю жили у него дома, и он писал нам план, готовил по мере возможности, жена его готовила. А мы тренировались и отдыхали. А потом он мне помогал еще на протяжении всей гонки.

 

- Стоит ли проводить эту методику под контролем специалистов? Может ли это быть опасно для здоровья?

 

- Бронза для меня была просто супер! С возрастом начинаешь ценить хороший результат и медали ещё больше. В молодости всё-таки не так всё это осознаешь. Я разговаривал с Женей Дементьевым, вроде бы, он понимает, что выиграл две медали, но до конца ещё, наверное, не осознал этого. А для меня это был просто потрясающий успех. Ведь ещё за несколько дней произошёл допинг-скандал в нашей сборной, были обыски, атмосфера тяжёлая. Но хотелось, очень хотелось показать хороший результат. С одной стороны, хотелось всем доказать что-то, с другой, отблагодарить всю команду: и сервисную группу, и тренеров – хорошим результатом. И, в принципе, это получилось. Что касается третьего места, то если вспомнить ход гонки, за пятьсот метров до финиша там был спуск, потом небольшой подъём, потом опять спуск в сторону стадиона, в тоннель, и там мне удалось выскочить из-за спины и оторваться метров на десять. И когда я оторвался, то стал думать, что делать дальше. Сейчас я постоянно этот момент анализирую, и он не даёт мне покоя, думаю, что можно было бы достичь большего. А тогда я немножко замешкался и решил подождать, пока все опять подъедут, потому что за день до этого я посмотрел женскую гонку, там Ковальчик вышла на финишную прямую первой, а там всегда немного встречный ветер мешает, поэтому её накатили, и она заняла в итоге третье место. И у меня, наверное, в подсознании засела мысль, что нужно подождать. А сейчас я уже думаю, что, наверное, не нужно было ждать, тогда можно было бы побороться за медали более высокого достоинства. Хотя, скажу ещё раз, что и бронзовой медалью я очень доволен.

 

Бронза на олимпийском марафоне 2006 года это вообще самое впечатляющее выступление в последнее время. Опишите ваши ощущения после финиша. Что по вашему мнению не удалось сделать. Какие были ошибки?

 

- Это был общий старт, а там всё может произойти, но форма у меня была очень хорошая. Ведь и в дуатлоне, где я занял седьмое место, я тоже на финиш прикатил со всеми вместе, но чего-то не хватило. Всё-таки я не спринтер, и возраст у меня такой, что сложно бороться с молодыми ребятами на финишной прямой. Главная моя надежда была на то, что получится оторваться, потому что гонка длинная, дистанция тяжелая, тогда было бы проще. Но в принципе, я надеялся на хороший результат.

 

- Можно сказать, что эта медаль была ожидаемой?

 

- Мне больше по душе разделка, потому что там каждый спортсмен показывает тот результат, на который он готов. Хотя спортсмены из красной группы иногда собираются в маленькие группки, и получается ну может не тот же самый масс-старт, но что-то подобное. Идущий сзади сильный спортсмен догоняет впереди идущих, и зачастую он становится первым, а тех, кого догнал, он подтягивает вперёд, и они становятся вторым и третьим. У меня был такой случай на полтиннике классическим стилем в Осло – Лёша Прокуроров меня догнал. Тогда Вова Смирнов выиграл с большим отрывом, Лёша шел вторым, а Кирвесниеми - третьим. Я проигрывал Кирвесниеми около минуты, по-моему, потому что Лёша меня как раз на минуту догнал, и я за ним уцепился, но я, конечно, думал, что костьми там лягу, очень тяжелая гонка была для меня. И на финише я выиграл у Кирвесниеми 0,3 секунды на 50 километрах – такие гонки очень редко бывают. Получается, что Лёша как раз вытянул меня на третье место, я очень рад был. А масс-старт, повторюсь, более зрелищен, и такой формат больше подходит для телевидения. В принципе, мне все равно, где стартовать, но с точки зрения результата раздельный старт для меня выгоднее, потому что спринтер из меня не очень хороший и мне сложно бороться на финише.

 

Что вам больше по душе: масс-старт или разделка?

 

- Не совсем понятно, что имел в виду автор вопроса. Если поездку на первый снег, то почему же? Все команды ездят на первый снег, как только он где-то выпадает. Но сейчас методика изменяется, так как Кубок Мира начинается уже в октябре, и получается, что некогда вкатываться. Потому что, если будешь вкатываться, то результата ты не покажешь. Хорошо в таких командах, как Австрия, где конкуренция маленькая, а у норвежцев или у шведов в ноябре проводятся контрольные старты, на которых решается, кто будет выступать весь ноябрь и декабрь на этапах Кубка Мира. Конечно, у них на этих стартах идёт такая борьба, что уже в ноябре необходимо быть в форме, притом в очень хорошей, поэтому вкатываться им некогда. А на первый снег-то все ездят, просто это не называется уже вкаткой.

 

Я где-то слышал, что за рубежом нет такого понятия как "вкатка". Это правда?

 

- Вальтер Майер отошел от дел, его уволили из лыжной федерации, он сменил место жительство и пишет, по-моему, планы для легкой атлетики. Но точной информации по этому вопросу у меня нет.

 

Иван Исаев (biathloner@mail.ru) , 06-09-2007 08:22
1.Михаил, не могли бы Вы рассказать, чем сейчас занимается бывший старший тренер сборной Австрии Вальтер Майер?

 

- Лихорадило-то всех долго. И, кстати, до сих пор это не закончилось. И эти решения олимпийского комитета – тяжелый удар для спортсменов, хотя никакого основания они под собой не имеют. Просто взяли и дисквалифицировали всех, чтобы спокойней было. Ведь есть свой спортивный суд, который решает эти вопросы. Как решает, все знают, кто за этим следит. Но каждый должен быть к этому готов. Потому что каждый, кто участвует в Олимпийских играх, подписывает соглашение, что все спорные вопросы будут решаться в Лозаннском спортивном суде, так что каждый сознательно на это идет.

 

Как пережила сборная Австрии все эти допинговые скандалы?

 

- Майер отстранен от работы, по спортсменам тоже принято решение, но оно не окончательное, так как они подали апелляцию. Опять же у меня нет полной информации, поэтому я могу что-то не так сказать. Но точно знаю, что апелляция подана, и её будут рассматривать в октябре. Скандал был большой, в общем, сейчас, правда, страсти немного поутихли.

 

Был ли кто-то по-настоящему наказан, как именно наказан, как восприняли Вы сами и Ваши товарищи по сборной всю эту историю?

 

- Все слышали, что произошел допинговый скандал, а что такое допинг? У простого обывателя допинг ассоциируется со шприцами, иголками и прочими подобными вещами. А на самом деле допинг – это целая толстенная книга. Съел что-нибудь не то, уже допинг. А слово это очень негативное, от него уже, на самом деле, не отмоешься! Напишут это слово маленькими буковками, а оправдание напишут потом большими, но оно уже никого не будет интересовать. В мае было принято решение суда, потом была подана апелляция, то есть их дисквалифицировали, но ещё не окончательно. Так что ребята всё лето тренируются, но сами не знают для чего, потому что, если апелляция будет отклонена, то это всё впустую. Так что ситуация достаточно сложная, потому что спортсменов-то раз-два и обчёлся, заниматься некому.

 

- Наверное, как и в Финляндии в 2001 году?

 

- Мы уже говорили об этом, но мне кажется, что этим вопросом всё-таки должны заниматься специалисты. Мне тяжело об этом судить. Мне кажется, что каждому спортсмену необходим индивидуальный документ, например, паспорт крови, который выдается ему на основании ряда исследований и который позволит установить индивидуальный максимально допустимый уровень. Взять, например, нашего австрийца, у которого гемоглобин 1 Зачем человеку нервы-то портить постоянно. И таких случаев, когда у человека генетически высокий уровень гемоглобина, очень много. Причем спортсмен может ничего не выигрывать!

 

Ваше мнение о гемоглобиновой политике FIS? Есть ли необходимость, по Вашему мнению, поднимать планку предельно допустимого уровня гемоглобина в крови?

 

- Вопрос этот интересный, но адресовать его лучше специалистам. Я же не знаю, большое ли там превышение. Если превышение на одну десятую, то можно просто воды побольше попить, и его не будет. Например, норвежцы возят с собой соляной раствор в бутылках и перед гонкой вводят его минимум по три литра. То есть существует много интересных вещей, нужно пробовать просто. А то, может, кому-то помогает, а кому-то не очень.

 

Как Вам кажется со стороны, каковы причины столь частых отстранений ведущих российских спортсменов от участия в самых ответственных стартах из-за слишком высокого уровня гемоглобина? Просчёты тренеров, залезавших на слишком большую высоту непосредственно перед этими стартами? Происки медиков и чиновников FIS? Естественная и неизбежная предрасположенность некоторых спортсменов к этому явлению, с которой всё равно никак не справиться?
Спасибо.

 

- Нет, не было никогда. У меня была стрессовая ситуация перед Турином. Сначала у нас был Кубок Мира в Давосе, где я приболел и тренировался кое-как. Потом пробежали тридцатку в Турине, то есть переехали с высоты на высоту. А тридцатку пробежал я, вроде бы, выздоровевшим, но всё-таки не совсем и потом поехал домой. Стало немного хуже, а дома всё-таки больше возможностей ко врачу сходить и так далее, к тому же высоту не терять, потому что там тоже где-то 1600-1700 высота. А в Турине как раз начались эти обыски в нашей команде. И мне врач команды сказал, что надо обязательно измерить уровень гемоглобина. Я сходил измерил и оказалось, что у меня 16,9! Потому что я слишком долго находился на высоте, от этого он и подскочил! Мне, конечно, сразу сказали, чтобы я быстро собирал вещи и ехал домой вниз в Рамзау. А в Рамзау 1000 метров, то есть тоже много, пришлось спуститься до 500 и пить как можно больше жидкости. Обратно в Турин я приехал в четверг вечером, а гонка была, кажется в субботу. В пятницу же был контроль на допуск к гонке. Вот я выпил как можно больше воды, с собой даже минералки взял, но это нормально, никаких вопросов не было.

 

- А у вас никогда не было проблем с гемоглобином?

 

- На многие вопросы мы уже отвечали. Расскажу немного про ребят. Игорь Бадамшин, насколько я знаю, сейчас живет с семьёй в Америке, где-то на севере, и работает тренером в каком-то клубе. Каждый год он со своими спортсменами традиционно приезжает в Рамзау на сбор, правда, в этом году что-то не получилось встретиться, я, наверное, уезжал куда-то. А так все предыдущие годы мы с ним встречались, вот такой у нас контакт.

 

В. Белов (v.belov@nnov.intercolor.ru) , 05-09-2007 22:09
Добрый день Михаил! Разрешите в очередной раз выразить глубочайше восхищение Вашим долголетием в большом спорте. Чем планируете сейчас заниматься ? Связаны ли Ваши планы с Россией ? Будете ли выступать на любительских стартах , марафонах например? Поддерживаете ли отношения со старыми друзьями по сборной СССР , Бадамшиным Игорем, Кирилловым Андреем, Карачевским Германом, Козловым Максом и другими? Желаю удачи и успехов во всех начинаниях.

 

Виталий Чекаленко (cheka13vet@mail.ru) , 05-09-2007 22:09
Здравствуйте, уважаемый Михаил!
Прошу прошение за свою наглость и не информированность, но могу объяснить это тем, что начал относительно недавно следить за лыжными гонками (5 лет), да и сам ещё являюсь всего лишь юношей. А вопросы следующие: «В каком возрасте Вы уехали тренироваться в Австрию? Почему выбрали именно Австрию? По каким критериям Вы себе подбирали клуб в Австрии?»

 

Что касается Андрея Кириллова, то мы часто с ним перезваниваемся, виделись последний раз на Кубке Мира в Рыбинске, хотя, конечно, хотелось бы чаще. Я неплохо знаю также его супругу, и с Андрюхой нам всегда есть о чём поговорить. С Карачевским Германом я тоже встретился последний раз на Кубке Мира в Рыбинске, а до этого у нас долго не было контакта. Макс Козлов, насколько я знаю, живет сейчас в Белоруссии, в Минске. Когда я уже уехал в Австрию, я тренировался одно лето с Лопуховым, и мы были на сборе в Раубичах. Вот с того момента я с ним и не встречался. Конечно, хотелось бы хотя бы созваниваться, но, к сожалению, не получается. И потом осталось много друзей, с которыми мы занимались в одной спортивной школе и которые до сих пор живут в Зеленограде. О них я тоже давно ничего не слышал, а хотелось бы узнать, чем занимаются ребята.

 

Чего Вы смогли добиться в России перед тем, как уехать в Австрию?"
Заранее огромное спасибо, с наилучшими пожеланиями! Удачи!

 

- В Австрию я уехал в 1996 году, получается, мне было 29 лет, хотя тренироваться мы туда ездили и раньше. Сперва, я попытался пойти по пути Володи Смирнова и найти клуб в Швеции. Там уже были хорошие контакты с одним клубом, но в последний момент у них не получилось со спонсором. То есть они обещали выполнить определенные финансовые условия, но не смогли найти спонсора. А Австрию я специально не выбирал, так как-то само получилось, можно сказать, она сама меня выбрала. Что касается клубной системы, то её в таком понимании, как в Швеции и Норвегии, можно сказать, нет. Есть клубы, но это в основном формальные объединения на бумаге. То есть клубы есть, люди за них выступают, платят небольшие взносы, но от клуба они в основном ничего не получают. Иногда бывает старенький клубный автобус, клубная форма за свои деньги. Так что клуб я тоже особо не выбирал, просто человек должен формально принадлежать к какому-то клубу.

 

- Традиционный заключительный вопрос. Какие можете дать советы начинающим спортсменам, как добиться успеха на лыжне?

 

- Добился я немало. В 1993 году мы с командой стали бронзовыми призерами чемпионата мира, у меня были вторые и третьи места на этапах Кубка Мира, хотя выигрывать не получалось. В 1994 году на Олимпиаде в Лиллехаммере было два четвертых места, одно пятое, то есть были хорошие результаты. Один раз я становился чемпионом России. В юниорском возрасте я дважды выступал на чемпионатах мира, и лучшим моим результатом было, кажется, шестое место. То есть выступал я прилично, но вот выигрывать ничего не выиграл.

 

Беседовал - Андрей Арих

 

- Лыжные гонки – это спорт для всех, но добиться мировых успехов каждому всё-таки не дано. Тут должен быть талант, и нет готового рецепта успеха, который зачастую достигается в силу стечения обстоятельств. Может повезти с хорошим тренером, например. Главное, не нужно зацикливаться в молодом возрасте на том, чтобы всех победить и разорвать. Если у человека есть талант, то он всё равно рано или поздно пробьётся. А если таланта нет, то молодые люди часто себя начинают грузить, впадают в психологическую зависимость от спорта, и другой жизни для них нет. Вот они стараются-стараются, потом время проходит, и получается, что и в спорте ничего не добились, и в жизни. Поэтому нужно заниматься с удовольствием. Получилось – хорошо, не получилось – не нужно вешать нос! Надо любить спорт и быть счастливыми. Цели нужно ставить, когда ты уже взрослый и когда уже понятно, есть у тебя талант или нет.

 

 

Опрос www.biathloner.ru Стало ли лично вам удобнее от того, что биатлонные новости вынесены в отдельный блок на главной странице?. Выборы декабрьского собеседника второй Тур - Голосование. Вопросы Елене Аникиной - декабрьскому собеседнику www.biathloner.ru. Сергей Вахруков, губернатор Ярославской области я лично рубил трассы в Дёмино в 70-е годы. Сорок восемь часов твоей жизни драйв и адреналин NIKE ACG Challenge.

 

Главная >  Заметки 

0.0808
 
Яндекс.Метрика