Главная >  Заметки 

 

Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Иваном Исаевым


Представляем вниманию читателей сайта прямую линию с мартовским собеседником www.biathloner.ru мастером спорта СССР по лыжным гонкам, главным редактором журнала "Лыжный спорт" Иваном Исаевым.

 


Иван Исаев: "Хочу, чтобы журнал был интересным, резонансным, цепляющим, заставляющим задуматься..."

 

Ilyа Еvsееv:

 

01.05.08 Добавлены фотографии из семейного архива

 

- Можешь ли прокомментировать две последние теплые и бесснежные зимы? Как твое предчувствие - является ли это следствием глобального потепления или же это временное явление?

 

Привет, Иван!

 

"В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа,
Снег выпал только в январе.
На третье в ночь..." -

 

Илья, привет и тебе! По-моему, уже стало банальностью цитировать Пушкинского «Онегина»:

 

Но вообще, мне кажется, мы живём в переломный момент отношения к лыжным гонкам. Лет пятьдесят назад пловцы уверенно ушли с открытой воды в бассейны, хоккеисты лет сорок назад – ушли с озёрного и речного льда на лёд Дворцов спорта и крытых катков, горнолыжники, по-моему, тоже лет сорок назад научились покрывать склоны искусственным снегом, и сегодня даже в России трудно найти горнолыжные склоны без снежных пушек. Думаю, что в ближайшие годы наличие снежных пушек на беговых трассах в более или менее уважающих себя лыжных центрах станет стандартом, обычным делом, и тот же Международный лыжный союз (FIS) просто перестанет проводить этапы Кубка мира там, где этих пушек не будет. Потому что героизм, проявленный рыбинцами при подготовке прошлогоднего этапа Кубка мира (а частично, и этого), как и героизм, проявленный на этапе Кубка мира по биатлону в Оберхофе (напомню – тогда ледяную крошку возили в рефрижераторах за 800 км из Норвегии и изготовление этого круга обошлось в 4 миллиона евро) – в «мирной» жизни никому не нужен.

 

Я тут раскопал в Интернете, что «…на третье в ночь…», когда у Пушкина выпал снег, по нашему стилю (а Пушкин жил ещё по старому стилю) было 14-е января. Так что не только нашему поколению достались бесснежные зимы.

 

Как выясняется, для того, чтобы лыжному центру иметь снежные пушки, совсем не обязательно иметь нефтяные скважины, вполне достаточно просто подумать о людях.

 

В Россию это придёт, не сомневаюсь, позже, чем в другие европейские страны, но всё-таки придёт. Да и уже потихоньку приходит – сегодня снежные пушки есть в Дёмино, есть они в Подмосковье в «Истине», наверняка ещё где-то есть, просто я не знаю. Есть они, кстати, и в гораздо более южном Минске, на лыжероллерной трассе в «Веснянке», фотографии которой любезно выложил на скиспорте Женя Нефёдов.

 

Матчевая встреча городов СССР 1974 года (Иван Исаев, №154, член сборной г. Москвы)

 

- О твоих спортивных успехах в молодости широкой публике ничего неизвестно. Расскажи, пожалуйста, о своих лучших спортивных достижениях.
- Когда, при каких условиях выполнил норматив МС СССР?

 

- Лёха, всё нормально, лидером идёшь, у третьего выигрываешь две с половиной минуты!

 

Мастера я выполнил на «полтиннике» чемпионата Москвы в 1984-м году, когда звание мастера спорта присваивали за первые 12 мест (тогда за Москву бегала половина сборной страны, и уровень чемпионата Москвы был очень высоким). В той гонке за мной в 30 секундах на трассу выходил член сборной страны динамовец Алексей Кабаков, и он довольно легко и быстро меня догнал. Как ни странно, я без труда устроился у него за спиной и шёл за ним довольно долго. Помню, меня очень удивило: подъезжаем к динамовским тренерам, а они ему кричат:

 

Иван Исаев с первым тренером, Валентиной Васильевной Луневой

 

Я тогда удивился: думаю, надо же, как они странно ему кричат: называют отрыв не от второго, а от третьего места. А сколько же он у второго выигрывает? И только через минуту до меня вдруг доходит: чёрт побери, а ведь второй-то – я! И я на чемпионате Москвы на 40-м километре у третьего выигрываю две минуты! А у меня до этого самый лучший результат – прошлогоднее 23-е место на «тридцатке» на чемпионате Москвы (тогда как раз и выполнил норматив кандидата в мастера спорта – их давали в те годы за 13 – 25 места).

 

Ещё одно воспоминание: Кубок Москвы на следующий год. Выхожу за нашим университетским лыжником Сашей Усатовым. Километров через 6 – 7 догоняю его, и дальше мы идём вместе. Подъезжаем к «гребенке», а там на каждом подъёме, когда прохожу мимо тренеров, они со словами «Лидер» перещёлкивают секундомеры на ноль. Так вот на выходе из каждого подъёма и шёл под этот перещёлк секундомеров – волшебное чувство! Финишировал первым, но сзади меня потом «подъел» Михаил Тыртычный – вторым я в итоге оказался. Мастеров в той гонке присваивали за первые шесть мест. Потом ещё несколько раз я подтверждал мастерский норматив. Вот, собственно, и все мои достижения в спорте.

 

Правда, тут меня и подкосило. Чувствую – начинаю вянуть. Отпускаю Кабакова, и иду, уговариваю себя – только не делать ни одного резкого движения, только всё – плавнЭнько, нЫзЭнько, лЭгонько :) В общем, удалось «капнуть» не очень сильно - приехал пятым, выполнил мастера. Счастлив был - неимоверно.

 

- С кем из «звезд» доводилось бегать, тренироваться?

 

Иван Исаев на гонке МВТУ 1980 года

 

В той поездке мне довелось очень много общаться с двумя Александрами из «Динамо», членами сборной СССР – Чайко и Ушаковым. Ох и балагуры они были – хохотали мы не преставая. Очень тёплые воспоминания у меня остались от этого общения. Хотя они меня сейчас, наверное, и не вспомнят – я тогда для них был «каким-то студентом» из «Буревестника».

 

Да, пожалуй, ни с кем. Правда, один раз ездил в составе сборной Москвы на Спартакиаду народов СССР. Тогда за Москву выступали Александр Ушаков, Александр Чайко, Александр Кутукин, Алексей Кабаков, Дмитрий Соловьёв… В этой компании мне так и не нашлось место в стартовом составе ни на одной дистанции, но для университетского гонщика это было «круто» - про меня потом говорили: «Он ездил на Спартакиаду народов СССР со сборной Москвы». :) Справедливости ради надо сказать, что для студента университета это было и вправду «круто».

 

Я не переживал – примут меня или не примут – я ж не в пионеры вступал, правда? Это было другое чувство. Мне казалось, что в Битце сформировался круг людей, которые смогли, наконец, объединиться и которые сейчас смогут переломить атмосферу полного безразличия лыжников к судьбе Битцы. Конечно, в этой ситуации мне хотелось быть среди вас, а я оказался в силу какой-то случайности за пределами этого круга.

 

- В свое время ты очень переживал, примут ли тебя в СК "Альфа-Битца" или нет. Приняли, оформили. Сделали пластиковую карточку.
Нужна она тебе? Если да, то когда заберешь? Ощущаешь ли свою причастность к СК "Альфа-Битца"?

 

Закончилось всё совсем уже грустно. Когда стало известно, что все поля вокруг битцевских прудов будет застраивать некая коммерческая структура, нам понадобилось понять, как к этому относиться, понадобилось выработать единое мнение Штаба и клуба по этому вопросу. Знаешь, сколько людей пришло на это общее собрание клуба и штаба? Пять человек! Лёша Фёдоров, Миша Валуев, Володя Семаков, Гена Бочаров и я. Помню, я сказал тогда:

 

Но… Клуб создали, приклеили спереди это пресловутое «Альфа» и… И что? Конечно, в клубе сейчас собрались славные люди, конечно, проводятся соревнования и субботники, конечно, всё очень здорово. Но мне казалось три года назад, что первоочередной задачей создания клуба было – переломить ситуацию с Бутовским лесом, защитить, сохранить битцевские лыжные трассы для себя и москвичей, попытаться объединить лыжников этой задачей. Ничего этого с клубом не случилось – в нём сейчас, по-моему, то ли 40, то ли 50 человек. Не пятьсот и не пять тысяч – полсотни. На заседания Штаба спасения Бутовского леса из клуба никто никогда не приходил! По-моему, всего один раз (извини, если ошибаюсь) ты заглянул, молча посидел в уголке, и ушёл. Такое ощущение, что деятельность этого Штаба никогда никаким образом клуба «Альфа-Битца» не касалась.

 

Все посмотрели на меня как на идиота. Какой список борцов, если на это объединенное собрание Штаба спасения Бутовского леса и спортивного клуба «Альфа-Битца» пришло пять человек?

 

- Нам надо понять: то ли мы будем дружить с этой коммерческой структурой в надежде на то, что она нас не обманет и сохранит на своей территории лыжные трассы, то ли мы будем с ней бороться. Только прежде чем будет принято решение о борьбе, я хотел бы, чтобы хоть кто-то огласил список будущих борцов.

 

…А ты помнишь наш второй митинг – возле метро Скобелевская? Туда тоже пришло полтора десятка лыжников, и часть растяжек так и осталась лежать на траве газона – нам не хватило людей, чтобы все их взять в руки. Правда, прохожих москвичей в этот раз уже было в два раза меньше – со станцией метро мы явно просчитались, и милиция насчитала уже не 500, а около 300 митингующих.

 

…Помнишь, Илья, первый митинг, который мы провели возле станции метро «Площадь Дмитрия Донского»? Сколько, как ты думаешь, на него пришло лыжников? По моим наблюдениям, десятка полтора – нам едва-едва хватило людей, чтобы взять в руки все заготовленные Штабом растяжки. Ну, может быть, я сильно ошибаюсь, и нас было два десятка. Но нас не было ни двести, ни две тысячи, ни двадцать тысяч. Остальные 480 человек были случайными прохожими москвичами, которых удалось зацепить на выходе из метро звуком и громкими лозунгами.

 

А помнишь митинг в защиту скверов и зеленых насаждений, устроенный на Пушкинской площади «Яблоком»? Когда мы в Штабе поняли, осознали, что сами уже не сможем провести ни одной акции (за нами просто не было людей, поддерживающих нас), мы решили, что нам надо примкнуть к «Яблоку» с его экологическими лозунгами. Ты помнишь этот митинг, Илья? Ты помнишь это жалкое зрелище – ты ведь был там? В 12-миллионном городе нашлось только около сотни пенсионеров, с полсотни молодых людей, одетых в подозрительно одинаковые футболки и державших в руках подозрительно одинаковые флаги «Яблока», и… полтора десятка лыжников, вышедших с лозунгами в защиту Бутовского леса. В этом большом густонаселенном 12-миллионном городе нашлось полторы или две сотни человек, которым оказались нужны московские парки и скверы, застраиваемые властями города всё новыми и новыми многоэтажками и торговыми центрами. В этом большом и густонаселенном 12-миллионном городе нашлось только полтора десятка лыжников, согласившихся сказать своё слово в защиту битцевских лыжных трасс.

 

Помню, мы стали вынашивать идею экологического марша по Тверской. Не политический, а именно экологический марш власти, скорее всего, не посмели бы запретить. Однако вскоре мы поучаствовали в пикете в Южном Бутово, на который от Штаба и от клуба пришло… три человека. Именно тогда я понял, что у Штаба нет будущего. За нами никого не было, Илья, в том числе не было за нами даже и полусотни членов клуба «Альфа-Битца».

 

Я с огромным уважением отношусь к тому, что ты делаешь в клубе, Илья. Говорю это честно, совершенно не кривя душой. Но при этом я совершенно не понимаю, почему дело Штаба спасения Бутовского леса так и не стало делом «Альфа-Битцы»…

 

С грустью вспоминаю, сколько «нашистов» год назад маршировало по Ленинскому проспекту, сколько их собралось прошлым летом на Селигере – счёт шёл на десятки тысяч. Нам с тобою столько и не снилось…

 

Игорь Пензюх:
Иван Иваныч! Приветствую!
Вопросов будет мало, но емких, крепитесь :))

 

…А членскую карточку клуба я, кстати, давно получил, спасибо Володе Калашникову.

 

Всё-таки лыжником в журналистике. Лыжными гонками я занимаюсь с 10 лет, журналисткой – с 1 :) . На тренировку я бегу вприпрыжку, а за письменный стол садиться себя всё-таки заставляю. В многочисленных дискуссиях между Логиновым и Кондрашовым, Чепаловым и Бородавко, Лёвочкиным и Головатовым я, по законам профессии, должен быть строго между противоборствующими силами, должен находиться над схваткой. Но поскольку я сам лыжник, поскольку я изнутри вижу, что происходит в российском и московском лыжном спорте, нейтралитет мне сохранить очень сложно. По-моему, как раз потому, что я прежде всего лыжник, а уж потом журналист.

 

- Кем Вы себя ощущаете: журналистом в лыжном спорте или лыжником в журналистике?

 

Первый репортаж был с чемпионата г. Москвы, по-моему, 1976 или 1977 года – сейчас не вспомню, и опубликован он был в «Спортивной Москве». Выиграл ту гонку («тридцатку») мой хороший будущий товарищ, студент Женя Агапов… Вуз сейчас не вспомню, по-моему, он учился в МАТИ. И выиграл он, представьте, взрослый чемпионат Москвы в 19 лет! Этот факт тогда меня, да и не только меня, поразил до глубины души. Женька был невероятно талантлив, честно, было непонятно, что он делает в «Буревестнике».

 

- Ваш самый первый репортаж? Репортаж, запомнившийся более остальных? О чем писать приятнее всего?

 

- А при чём здесь гвОздики?

 

Репортаж в редакции назвали «Гвоздики на трассе» (эти цветы вручали всем женщинам на финише, потому что гонка проходила 8-го марта). А мой двоюродный брат потом, когда я ему с гордостью продемонстрировал заметку, вдруг сказал:

 

Репортаж, запомнившийся более всего? Видимо, имеется в виду всё-таки не репортаж, а событие, после которого появился репортаж? Наверное, «Arctic Circle Race». Хотя, будете смеяться, вспомнил вдруг, что этот репортаж писал не я, а Сергей Петров, я писал только подписи к фотографиям…

 

Брат просто не там поставил в заголовке ударение. :)

 

Иван Кузьмин и Иван Исаев

 

Ещё запомнился Тронхейм-97, пять золотых медалей Вяльбе, «золото» Прокуророва. Опять-таки, первый чемпионат мира, на который выехала бригада «Л.С.». Выехали на стареньких заднеприводных «Жигулях», на лысой резине, с багажником, полным сухих супов и концентратов. 12-палубный паром «Силья лайн» (не соврал про количество этажей?), переправа из Финляндии в Швецию. В Швеции заехали в гости к Ивану Кузьмину, он увидел, на какой мы резине, вытащил у себя из гаража комплект какой-то старой б\у-шной зимней резины, заставил переобуться на ближайшем шиномонтаже. Долго можно вспоминать эту поездку…

 

Самое большое потрясение – материал Чада Салмелы, найденный на просторах Интернета Сашей Вертышевым…

 

Из людей – несомненно, супруги Колчины. Чем-то неуловимо они напомнили мне Рожкова и Чепалова наших дней. Очень хочется приехать к ним в гости снова.

 

Пожалуйста! Приятно, когда старые номера журнала используются по своему прямому назначению – попадают к представителям новых поколений лыжников, интересующихся историей нашего вида спорта.

 

Никита Кузин:
Здравствуйте, Иван. Сразу хочется вас поблагодарить за создание журнала! И отдельно - спасибо за помощь в приобретении всей коллекции журналов, спасибо большое!

 

Никита, я же сам лыжник, один из вас (нас). Мастер спорта по лыжным гонкам, профессиональный журналист, закончивший факультет журналистки МГУ, к моменту создания журнала уже имел опыт руководства разного вида бизнесами (небольшими, правда). Чем же мне ещё надо было заниматься?

 

- Почему вы пошли на создание именно такого издания, с тематикой про л/с?

 

Добрый день, Иван!

 

Модест Соловьев:

 

Модест, ей-богу, я не пойму, о чём вы. Это подколка, связанная с нынешними реалиями в «больших» СМИ? Или подколка, адресованная лично мне? В любом случае, редактирование статей во всех СМИ было, есть и будет – это аспект творчества, он напрямую связан с квалификацией автора, принёсшего свой труд в редакцию. А цензура… В лыжном журнале? Может быть, вы о чём-то другом хотели спросить?

 

- Первый вопрос, так сказать, по горячим следам. Сейчас становится модным различного рода цензурирование. Будет ли введено в Вашем журнале цензурирование статей авторов, если это, в силу своей модности, повысит популярность журнала?

 

Как раз наоборот – нам дай волю, мы бы весь журнал заполнили текстовыми простынями. Не забывайте, что у истоков этого журнала стояли пишущие люди, а не снимающие. Были бы снимающие, всё в журнале было бы наоборот. А так… Постепенно пришло понимание, что в иллюстрированном цветном журнале фотографий должно быть много, и они должны быть хорошего качества. Сегодня мы сотрудничаем с ведущими информационными агентствами – АР, Reuters, с удовольствием используем съёмку наиболее известных форумчан, профессионально владеющих фотокамерой: Нины Бурмистровой, Нади Рязанской, Сергея Коновалова, Анатолия Днепрова (Толик, правда, по-моему, сейчас как-то отошёл от этого процесса)… В последнее время всё больше стал снимать и я сам. Я пока, правда, невысокого мнения о плодах своей работы на этой ниве, но что поделать, жизнь заставила взять в руки камеру, и я, не скрою, получаю от этой работы большое удовольствие.

 

- В Вашем журнале очень много фотографий, надо сказать неплохих, но по сравнению с текстом, они уверенно выигрывают борьбу за жизненное пространстве. Это вызвано трудностями с написанием статей, то есть не хватает текстов, или чем-то другим?

 

- В журнале "Легкая атлетика" очень много статей про системы подготовки конкретных спортсменов и тренеров, особенно спортсмены прошлых лет открыто делятся своими "секретами". Это делает журнал ценным для сегодняшних тренеров. Вы в этом направлении что-нибудь собираетесь делать?

 

Баланс текста и снимков у нас сейчас в журнале – примерно 50 на 50, в альбомах – 40 на 6 На мой взгляд – то, что надо.

 

Но у этой проблемы есть и другой аспект. Сколько я в своё время упрашивал тренеров сборной (поверьте, очень многих, но фамилии называть не стану) предоставить что-то для журнала. Увы… Мне не очень удобно рассказывать вам, с кем именно я говорил, и что именно они мне отвечали, но у меня сформировалось устойчивое мнение, что тренерам сборной России сильно не до этого.

 

Это непростой вопрос, и на него у меня есть несколько ответов. Первый: я не знаю журнал «Лёгкая атлетика», я его не читаю и не выписываю, поэтому мне сложно судить, насколько популярно среди тренеров-легкоатлетов то, что там пишут о системах подготовки. Но есть такой журнал «Теория и практика физической культуры и спорта», с ним я немножко знаком - там время от времени публикуют какие-то статьи именно по методике, в том числе и по методике тренировок и подготовке лыжников-гонщиков. Не заметил, чтобы это каким-то взрывным образом повлияло на популярность издания – его тираж в десятки раз меньше нашего.

 

А помните статью Антонины Аникиной, немедленно отозвавшейся на статью Чада Салмелы собственной работой с собственными открытиями в этой области? Они как-то по-другому устроены, эти «буржуи» (я Аникину тоже уже отношу к этому разряду)…

 

Совсем другое дело – зарубежные тренеры. Ещё раз вспомню потрясающую находку Саши Вертышева в виде статьи Чада Салмелы о современных тенденциях в коньковом ходе («Л.С.» №1 . Знаю многих лыжников-любителей, которые после прочтения этой статьи поймали, прочувствовали эту самую «освобождённую скорость». Задумайтесь: ведь почему-то этому Чаду Салмеле захотелось написать эту статью, опубликовать её в Интернете, поделиться своими мыслями, идеями с другими, вступить в дискуссию? Помните, с каким удовольствием он воспринял сам факт опубликования своей статьи в российском лыжном журнале?

 

Третьим аспектом данной проблемы являются авторы. Помню, однажды мне позвонил один из биатлонных тренеров и безапелляционно заявил:

 

Я вот недавно прочитал заметку о состоявшейся тренерской конференции в Ханты-Мансийске. Прочитал слова Бородавко о том, что у нас очень плохо с научно-методическим обеспечением, плохо с научно-методическими конференциями, с методической литературой. Всё правильно сказано. Только говорят они об этом только на моей памяти уже как минимум десятилетие. И есть ощущение, что так будут говорить и дальше. А, казалось, ну что за работа – собрать с выступавших доклады (или записать их на диктофон), распечатать, выпустить брошюрку тиражом хотя бы в пять тысяч экземпляров, выложить тексты докладов на сайте ФЛГР. Но ведь для этого надо проделать эту работу – найти человека, который дружит со словом, и попросить его всё это расшифровать (деньги), найти верстальщика, сверстать брошюру (деньги), найти типографию и напечатать (снова деньги). Причём под словом «деньги» я здесь имею в виду, по большому счёту, сущие гроши, копейки – у них ведь сейчас там в ФЛГР гуляют шальные деньги от «Лукойла», «Сатурна», (недавно вот в Норильск на «Норильский никель» съездили – не думаю, что для того, чтобы Логинов и Бородавко приняли участие в тамошней гонке, значит, денег скоро прибавится)... Но ведь оценка работы Логинова или Бородавко вышестоящим руководством никак не связана с проведением этих научно-практических конференций или выпуском таких вот методических брошюр. Поэтому, я думаю, разговоры о важности проведения такого рода конференций и выпуска брошюр будут продолжаться ещё очень долго.

 

И дальше он месяца четыре или пять звонил мне и продолжал без устали повторять этот тезис: «У вас – неинтересно, у меня – ах!». Он уже успел обсудить со мной размер своего будущего гонорара (в деталях), он оговорил все свои авторские права на данный материал после того, как он будет опубликован в «Л.С.». В общем, чтобы вас не утомлять, скажу, что когда я, наконец, после пяти месяцев перезвонов получил этот материал, я в сердцах чуть не сплюнул: одни общие слова о необходимости проведения научной работы в биатлоне. Естественно, эта статья в «Л.С.» не была опубликована.

 

- У вас в журнале публикуется одна ерунда, читать нечего. У меня есть статья, от которой все ахнут.

 

- Если в журнале много статей и интервью, посвященных интригам вокруг ФЛГР и сборной, а статей методического и просветительного характера мало, не придает ли такая структура материалов оттенок желтизны журналу в целом?

 

Таких авторов, как Саша Вертышев - поискать. Умение рассказать просто о сложном – редкий дар для людей, берущихся писать на эту тему. Саша – из их числа.

 

- Как Вы сами оцениваете появление в журнале статьи, где с полной серьезностью написано как БАДы заменяют серьезные допинги, как-то: анаболический и кровяной, или у меня плохое чувство юмора?

 

То, что вы называете «статьями, посвящёнными интригам вокруг ФЛГР и сборной» я называю статьями в защиту здравого смысла. О методических статьях уже ответил, а по поводу желтизны… Да бог с ним, Модест, пусть будет жёлтым, назовите так, если вам нравится. Лишь бы был интересным, резонансным, цепляющим, заставляющим задуматься, а иногда чего-то в самом себе и устыдиться…

 

«…Материал, предложенный А.Арихом, по сути является хорошим обзором научных, методических пособий, трудов специалистов в области спортивного питания. Здесь же приводятся основы некоторых аспектов спортивной фармакологии и диетологии - своеобразный ликбез. Будучи студентом, а затем преподавателем ВУЗа, я всегда любил читать такие подборки, потому что их изучение экономило время, избавляло от поиска тематических материалов. И если какая-то работа из обзора кажется интересной, то уже ясно, где искать подробности…».

 

Модест, ну хоть бы указали, о чём идёт речь? О какой именно статье (номер журнала, автор)? Или вы о статье Ариха в последнем номере журнала?
Если о ней, то я оцениваю появление этой статьи очень положительно – на мой взгляд, она… Впрочем, процитирую комментарий А.Кондрашова к этой статье, я с ним полностью солидарен:

 

Владимир Кошкин:

 

От себя добавлю: для меня, как человека, ничего не понимающего в этой области, статья оказалась полезной – она существенно расширила мой кругозор в этих вопросах, стала именно хорошим ликбезом. Она на таких, как я, и ориентирована. А придраться к каким-то формулировкам в этой статье – наверное, можно. Только надо ли?

 

Давно знаком с Вами и Вашим журналом. Рад за Вас, что дело не бросаете. Мой вопрос:

 

Здравствуйте Иван Иванович!

 

Игорь Козлов:

 

- Очень хороши Ваши статьи по темам типа "Спорт и личность", "Время и судьбы", "Связь с территориями" - будет ли продолжаться эта тематика?
Конечно, будет. Планов много, но говорить о них не буду, а то, когда говоришь, обычно не сбывается.

 

Хм…

 

- Почему в вашем журнале практически не отводится места простым людям лыжного спорта (тренерам ДЮСШ, преподавателям лыжных кафедр и т.п.), ежедневной работе спортклубов и спортсекций?

 

О спортклубах пишем – в том или ином виде писали и об «Альфа-Битца», и о СК «Ромашково», и о СК «Сатурн», и будем ещё писать. Но тут нужны импульсы и от вас – нужны адреса интересных мест, интересных коллективов, интересных людей.

 

Написать о тренере ДЮСШ, преподавателе кафедры, но при этом написать так, чтобы вам было интересно об этом прочитать, непростая задача. Но я намотал на ус.

 

Сейчас скажу страшную, кощунственную вещь: просто взять, и написать о лыжной секции или о тренере, который проработал всю жизнь с детьми, НЕИНТЕРЕСНО. Надо найти угол зрения, эпизод, конфликт, сшибку характеров, через которые можно суметь показать интересного человека. Это – задача журналиста. Непростая. Я бы сказал – очень трудная. Но по-другому делать эту работу неинтересно.

 

Спортсекции? Не знаю… Повторю: главный критерий – должно быть интересно.

 

Или – Сергей Иванов из МВТУ. Мы с ним знакомы тысячу лет, вместе гонялись, когда-то я его регулярно обыгрывал, сейчас он меня… Чуть не написал «обыгрывает». Нет, не обыгрывает, а просто не замечает как соперника. Я настолько давно с ним знаком, что уже ничто в его спортивной карьере, его образе жизни меня не удивляет. Но к нему отправляется Андрей Арих, и рождается абсолютно фантастическое интервью с человеком, чей образ жизни поражает, заражает тысячи людей желанием хоть в чём-то на него быть похожим. Это был за последние годы один из самых резонансных материалов в «Л.С.».

 

Смотрите: вот, например, ветеранский спорт. Сколько людей тренируется и выступает в ветеранских соревнованиях! Но написать о ветеране, который каждый день на пенсии тренируется и потом выступает на чемпионате России и завоёвывает какую-то там медаль, неинтересно. И вдруг нам помогает читатель – подсказывает адрес и имя человека – 73-летнего Николая Семёновича Костюковича, который сам себе готовит трассу и на себе подобно снегоходу «Буран» таскает по лыжной трассе решетку. Интересно? Ещё как! И корреспондент «Л.С.» отправляется в дорогу. А за небольшой заметкой о конкретном человеке читается, угадывается куда бОльшее: и история брошенных лыжных трасс и «освещёнок» в России, и история подмосковного военного городка в переломную эпоху, и история военного пенсионера, и, отчасти, рассказ о нынешнем состоянии отечественных лыжных трасс и их технической оснащённости. За малым видится большое.

 

Андрей Каща:
- Были ли альбомы "Турин-2006" и "Саппоро-2007" рентабельными?

 

То есть, понимаете? Есть угол, есть интрига, есть судьба, есть нерв – есть и материал. Но, повторю, такие материалы находить, раскопать – трудно, и тут нам нужна ваша помощь. Так что пишите, ждём подсказок.

 

- С чем связано увеличение полосности журнала "Саппоро-2007" на 50 страниц (по сравнению с "Турином-2006")?

 

Да.

 

- Есть ли зависимость между успехами российских лыжников и читательской популярностью таких альбомов?

 

С непомерным и немотивированным энтузиазмом людей, делавших этот альбом (не нашлось людей, которые ударили бы нас по рукам). Хотелось и написать больше, и больше опубликовать хороших фотографий. Из-за этого саппоровский альбом оказался менее рентабельным по сравнению с туринским. В будущем придётся поправиться и вернуться к прежнему (как в «Турине-2006») количеству страниц.

 

- Какова цена изготовления одного экземпляра журнала "Саппоро-2007"?

 

Я не думаю, что она прямая, но, видимо, всё же есть. Штука в том, что даже если бы наши спортсмены приехали из Саппоро вообще без медалей, в нашей стране очень много людей, которых интересуют лыжные гонки вообще, как вид спорта, как образ жизни, как мировое явление, а не именно российские медали. Понятно, что эти люди всё равно такой альбом купили бы. Но зависимость, видимо, всё-таки есть.

 

Но в любом случае, я надеюсь, что Вы реалист – конкретную сумму я бы вам всё равно не назвал, это бизнес.

 

Смотря как считать. Есть цена печати, бумаги, вёрстки, обработки фотографий, то есть «тупая» цена производства. Вас интересует эта цена? Но есть ещё и зарплаты сотрудников, аренда офиса, оплата командировок, покупка фотоаппаратуры и оргтехники, проценты по банковским кредитам. Это надо плюсовать? Кроме того, есть колоссальные, и абсолютно невидимые постороннему глазу затраты (человеческие и финансовые), на которые приходится идти для того, чтобы эти журналы и альбомы добирались не только до Москвы и Питера, но и распространялись по всей стране. Это плюсуем?

 

Разве? Мы даже опубликовали интервью с Сергеем, сопроводив его предисловием, в котором чётко написали, что он был дисквалифицирован. А что именно Вам хотелось бы прочитать в альбоме на эту тему? Мы в «Турине-2006» довольно много писали об уникальных, избирательных принципах спортивного отбора, применявшихся перед Играми Бородавко и Логиновым. И что толку? Мир перевернулся? В российский лыжный спорт пришли иные реалии? В итоге, видите, Модест обвинил нас в желтизне. Вам не хватило в «Саппоро-2007» желтизны?

 

- Почему в альбоме "Саппоро-2007" не был "озвучен" случай с Ширяевым?

 

- Я думаю, что Анатолия Чепалова в этой истории с допингом, скорее всего, подставили. Моё такое мнение. Ну не нужны в ФЛГР люди, которые имеют своё мнение.

 

Повторю то, что написал в альбоме в предисловии к интервью с Ширяевым: история эта – мутная. Кто кого там «замочил», подставил, сдал – неизвестно. Помните, что написал Сергей Рожков у нас на сайте , много позже об этом эпизоде?

 

Можно вспомнить слова и Елены Вяльбе в в интервью Ирине Степанцовой после Саппоро-2007:

 

Это ведь написал не пацан, правда? Рожкова трудно заподозрить в наивности, непрофессионализме, дилетантстве.

 

Вам, Андрей, хотелось бы, чтобы мы занялись расследованием, кто кого в этой истории подставил? Ну, тогда нас Модест обвинил бы уже не в желтизне, а в оранжевости, наверное… :) А у нас в стране оранжевых ой как не любят…

 

— …С одной стороны, реакция федерации должна была быть, но, наверное, нельзя было так сразу принимать решение о дисквалификации. Честно, мне даже странно рассуждать на эти темы, потому что кажется, что сейчас этим уже не занимаются, все знают, что такой допинг ловится — значит, это какая-то глупость или какая-то подстава…

 

Альбом появится, не сомневайтесь. А с какими именно информагентствами, не подскажете?

 

- Если все-таки появится альбом "Либерец-2009", будете ли вы заключать какой-либо договор с информагентствами или собираетесь обойтись своими силами и перепечатками?

 

Альбомы так и будут выходить с полугодовой задержкой. Выпуск этих альбомов – коммерческий проект, и мы вынуждены оглядываться на сезонность лыжных гонок. Даже если предположить, что после чемпионата мира вся лыжная жизнь замерла бы, и нам не надо было бы никуда ездить, ни о чём другом писать, то всё равно мы смогли бы выпустить этот альбом не раньше мая-июня (там очень большой объём работы). Увы, в мае альбом не нужен ни нашему читателю, ни рекламодателю. Только не говорите, что всё равно нужен – я хорошо знаком со спецификой распространения нашего журнала и знаю, что она на 60 – 70 процентов зависит от наличия снега за окном или его непосредственного ожидания.

 

- Как-то будет решаться вопрос с оперативностью таких журналов? "Турин" вышел через полгода после событий, а "Саппоро" и того позже... С чем связана задержка при их подготовке?

 

Володь (Бажин), привет, дорогой!

 

Владимир Бажин:
Привет, дорогой Иван Иванович!
Как-то мельком встретились на Деминском марафоне. Активно решаю с собой "итальянские вопросы", мой вопрос:
- Все же не понятно, почему журнал выходит не регулярно, с большими перерывами (привык к дисциплине)? Этот же вопрос дополняет Владимир Фёдоров:
- В настоящее время что необходимо, чтобы увеличить периодичность выхода журнала?

 

Что касается нерегулярности. Не справляемся, мужик… Хотелось бы, конечно, выходить как по часам, но пока не получается. Сейчас вот, правда, в журнал пришёл Андрей Арих, и с его приходом я связываю большие надежды. Верю - поправимся.

 

Если решишь свои «итальянские» вопросы, давай встречаться, беседовать для «Л.С.» - твой опыт будет уникальным, о нём очень интересно будет рассказать на страницах журнала.

 

Вообще, «Л.С.» - типичный представитель «вертикальной», нишевой прессы. Я даже не уверен, что нам стоит выходить чаще. Но повторю – тут зависимость очень простая: растёт тираж - увеличивается эффективность (а значит и стоимость) рекламы - появляется возможность взять на работу новых людей – появляется возможность делать журнала чаще. Боюсь, что это история пока – не для «Л.С.».

 

Что касается периодичности (Володе Фёдорову)… На всё воля божья (а точнее – Его Величества Рынка). Если бы вас, наших читателей, было 300.000 – 400.000 тысяч, как, например, у автомобильных изданий (или у подростковых, или у женских), то мы имели бы возможность выходить, как эти издания, каждые две недели. Да ещё и изданий таких у нас с вами в России было бы полтора-два десятка. Но поскольку вас (читателей «Л.С.») чуть-чуть поменьше, то и выходим мы один раз в три месяца.

 

- Можно ли будет выписать лыжный спорт из-за границы в ближайшем будущем?

 

Валентин Рычков:
Иван, здравствуйте.

 

KL.:
Добрый день.

 

А уже, наверное, пару лет как можно. На предпоследней странице каждого номера журнала мы печатаем информацию для тех, кто хочет подписаться на наш журнал в странах СНГ или дальнего зарубежья. Этим занимается ЗАО «МК-Периодика» (www.periodicals.ru). Если что-то не так, пишите мне, разберёмся.

 

Ответ «лыжники, все, кто интересуется лыжными гонками и биатлоном» разочарует вас?». :) Со временем и появлением новых (прежде всего финансовых) возможностей мы постараемся уделять больше внимания другим циклическим видам спорта.

 

- Иван, какую Вы видите "целевую" аудиторию сайта? Для кого создавался и работает сайт?

 

Владимир Фёдоров, Никита Кузин, Анатолий Нестеров:

 

- Какова, если не секрет, цель работы сайта - как некое приложение к журналу, как самостоятельный коммерческий проект или что-то другое?

 

Сайт в нынешнем своём виде родился семь лет назад благодаря сотрудничеству с компанией «Rossignol». Эта компания разработала этот движок (сайт до сих пор работает на нём, хотя он уже, конечно, безнадёжно устарел), получила первой на сайте рекламные площади, на первых порах главным редактором сайта стал сотрудник компании «Rossignol» Саша Козлов и… сайт зажил своей жизнью. Правда, это был период, когда новости выкладывались от случая к случаю, далеко не каждый этап Кубка мира освещался в ленте новостей, но это уже было некое подобие новостного ресурса с удобным (на тот момент) для читателя форумом, местом общения. Однако я всё равно поначалу относился к сайту как к игрушке, как к бесплатному приложению к журналу, как к брелоку на связке ключей. Знаете – ключи ведь открывают те или иные двери, а назначение брелока – болтаться на этой связке, украшать её. Так вот и я относился в самое первое время к этой связке: журнал – ключи, сайт – брелок.

 

- Традиционный вопрос о творческих планах на ближайшую и на долгосрочную перспективу. Хотелось бы узнать о будущем сайта и журнала.

 

Когда у сайта появились первые собственные заработанные деньги, появилась возможность взять первого главного редактора на зарплату. Поначалу она была небольшой, но это был первый шаг в сторону «профессионализации» сайта.

 

Потом я вдруг обнаружил, что сайт стал отнимать всё больше и больше моего времени, «воруя» его у журнала. А поскольку мы находимся в условиях функционирования коммерческого проекта (нам никто не даёт денег, кроме наших читателей и рекламодателей), я стал думать, как добиться «монетизации» тех колоссальных временных расходов, что шли на работу в данном проекте. Я обратился ко всем нашим партнёрам по выпуску журнала, постаравшись убедить их в том, что сайт может быть не менее привлекательной рекламной площадкой для продвижения их бизнеса. Признаюсь, сделать это оказалось нелегко – тогда, пять лет назад, никто не хотел верить, что сайт может стать эффективным инструментом продвижения, поддержки бренда. Я по сей день очень благодарен тем компаниям и людям, что поддержали нас самыми первыми, поверили мне. Сегодня, когда месячная аудитория уникальных посетителей сайта уже давно превышает аудиторию журнала, в это поверить легче, а тогда надо было обладать определенной прозорливостью, коммерческим чутьём для того, чтобы пуститься в эту авантюру и поддержать нас.

 

Я думаю, в будущем журнал «Лыжный спорт» всё больше будет «мигрировать» в сторону этакого лыжного «Каравана историй» - крупные нестареющие с неделями и месяцами материалы о людях, человеческих судьбах, иллюстрированные репортажи с гонок, методические материалы (из числа тех, что удастся раздобыть) будут занимать в нём всё больше и больше места.

 

Сегодня скиспорт стал, по сути, самостоятельным средством массовой информации, стал местом общения и получения информации для десятков тысяч людей. При этом в последние годы он стал ещё и самостоятельным коммерческим проектом. Пока, правда, не очень рентабельным (как, например, журнал), но, во всяком случае, уже не убыточным. По сути, сегодня это крупнейшая в России ежедневная Интернет-газета о лыжных гонках и биатлоне.

 

Кроме того, сайт должен быть, и уже давно стал своеобразным клубом общения, местом встречи старых друзей, всех, кто влюблён в лыжные гонки и биатлон, другие циклические виды спорта, место обмена впечатлениями, идеями, планами…Мы очень дорожим той атмосферой, что сложилась на сайте, дорожим людьми, которые составляют костяк и определяют атмосферу на сайте – Василием Смольяновым, Надей Рязанской, Димой и Гришей Ревинскими, Сашей Вертышевым, Игорем Пензюхом, Лёшей Ильвовским, Сашей Малыгиным, Володей и Иваном Житенёвыми, Ольгой Курчаткиной, Женей Нефёдовоым, Юрой Сластенниковым, Артуром Арустамовым, Олесей Фёдоровой и многими-многими другими.

 

Сайт же превратится (а по сути – уже превратился) в ежедневную Интернет-газету, поставляющую оперативные новости, протоколы, анонсы гонок, отчёты о тех или иных соревнованиях. Вся «оперативка», вся публицистика, все «горячие» комментарии переберутся, видимо, туда.

 

Кстати, я тут недавно прочитал, что владелец какой-то крупной американской газеты (по-моему, «Нью-Йорк Таймс», но могу и ошибиться, так что не обессудьте, если перепутал, но запомнил, что газета громкая и влиятельная) сообщил, что через пару лет, видимо, будет закрывать газету, так как интернет-портал издания уже сейчас является более рентабельным бизнесом по сравнению с выпуском газеты, а через пару лет, если эта тенденция сохранится, выпускать газету станет нецелесообразно. К чему я? К тому, что Интернет стремительно входит в нашу жизнь, теснит газеты, журналы, телевидение, радио. Но насколько «дальним» окажется этот бросок, этот натиск, мы пока не знаем.

 

Мы уже очень давно провинились перед нашими читателями тем, что никак не можем предоставить им удобный интерфейс для общение, не можем предоставить возможность выкладывать свои фотографии в удобных фотогалереях, подгружать видео, аудиоролики, создавать свои фотоальбомы и фоторепортажи. На то есть причины, верю – поправимся в ближайшее время.

 

Анатолий Нестеров:
- Иногда складывается ощущение, что журнал уже Вам поднадоел, это так?

 

Могу вспомнить в этой связи, что когда на горнолыжных склонах только появились сноубордисты, казалось, что они раздавят рынок горных лыж навсегда и без остатка. Потому что динамика роста количества поклонников этого вида спорта год от года становилась всё более и более угрожающей: 3 процента от рынка горных лыж, пять, семь, десять, пятнадцать, двадцать... Но примерно на 30 процентах рынок сноуборда замер, и сегодня на горнолыжных склонах около 30 процентов сноубордистов и 70 – горнолыжников, и эта пропорция в последнее десятилетие, по большому счёту, не меняется. Полагаю, примерно то же будет происходить и с Интернетом – в ближайшие годы он будет развиваться семимильными шагами, он сильно потеснит газеты, телевидение, радио, но вот сможет ли он заменить собою эти каналы распространения информации? Не думаю.

 

А во-вторых… Сейчас жена, прочитав эти строки, наверное, обидится на меня, но всё же рискну написать правду. Знаете, что такое для меня счастье? Для меня состояние счастья имеет совершенно конкретные временные и географические координаты. 1996 год. Я еду в рейсовом автобусе из финского города Пори в Лахти, где я должен буду сесть в поезд Хельсинки – Москва. В руках у меня – свежеотпечатанный, самый первый номер журнала «Лыжные гонки».

 

Во-первых, очень хотелось бы услышать хоть какую-то аргументацию такого утверждения. Честно, любопытно, из-за чего у вас сложилось такое впечатление.

 

Исаев - директор ТД "Куранты". 1995 год.

 

Мне 34 года. У меня за плечами работа в нескольких крупных газетах, потом работа в рекламном агентстве, потом – в окологазетном бизнесе. Чего только, будучи генеральным директором Торгового дома газеты Моссовета «Куранты», я в своей жизни не продавал: сигареты и полиэтиленовую плёнку, шоколад и обувь… Это был конец 80-х – начало 90-х – все сложившиеся экономические связи в стране рухнули, платежи из республики в республику не проходили, тогда так интересно было работать, связывать все эти ниточки…

 

…Я сижу в автобусе, листаю этот свежеотпечатанный номер с самой первой страницы до последней, закрываю, кладу в сумку, застёгиваю молнию, откидываюсь на спинку кресла. Но не в силах удержаться, через минуту достаю его снова и снова пролистываю от начала и до конца. И так – до бесконечности, так – все четыре часа дороги. Я видел эти страницы тысячу раз ещё в типографии, снимая свежеотпечатанные листы с печатной машины, я всё, что там написано, знаю наизусть - я сам написал этот журнал от корки до корки, но я ничего не могу с собою поделать. Вот оно, счастье – острое, пронзительное, ни с чем другим не сравнимое…

 

И всё же меня не покидало чувство, что я предал профессию, изменил тому, ради чего был рождён на свет, чем мог поделиться с людьми. Мне было 34 года, и я не писал уже, наверное, года четыре или пять и жутко тосковал по ремеслу. Теперь вы понимаете, с каким чувством я возвращался из Финляндии в Россию, зажав в руке первый номер журнала «Лыжные гонки»?

 

Говорят, пожилые люди, если здоровы, занимаются любовью до глубокой старости. Рискну предположить, что в таком возрасте в их жизни уже нет места искромётному сексу, ему на смену приходит что-то другое – уважение и нежность, ощущение и понимание, что с этим человеком ты прожил большую и долгую жизнь, поставил на ноги детей, которые оперились, встали на крыло и улетели в самостоятельную жизнь.

 

А вы говорите – журнал поднадоел. Как может надоесть любимый ребенок?

 

Валентин Рычков:
- Прокомментируйте, пожалуйста, уход олл-спорта из ленты новостей скиспорта.

 

Так вот и мои отношения с журналом. Если мне будет позволено сравнить его с женщиной, то я бы заметил, что в наших отношениях уже нет места искромётному сексу, я уже не могу и не буду четыре часа подряд листать свежий номер журнала. Но что-то мне подсказывает, что с этой «женщиной» я – навсегда.

 

Так вот, это было время, когда про «Весь спорт» мало кто знал, их сайт проигрывал нам по посещаемости в разы. Ребята говорили, что заинтересованы в том, чтобы с помощью и нашего сайта в том числе пустить максимально широкие круги по воде. Они с удовольствием видели свои заметки у нас в ленте новостей, если мы запаздывали с их ретрансляцией, они подбрасывали в комментариях ссылки на свой сайт, мы обсуждали с ними идею обмена RSS-потоками новостей, стали использовать время от времени их заметки в журнале и даже в Туринском альбоме, но…

 

Это довольно долгая и странная история. Года три назад, когда «Весь спорт» только ещё делал свои первые шаги, мы встречались с Андреем Митьковым и Женей Слюсаренко, обсуждали формы сотрудничества. Надо сказать, что с Андреем до недавних пор мы были приятелями, с Женей, хочется верить, и по сей день приятели, хотя чёрная кошка, вне всяких сомнений, между нами после этой истории пробежала. Женя даже опубликовал в своё время у нас в журнале три прекрасных очерка о трёх ныне покойных людях: Венедикте Ивановиче Каменском, Сергее Петровиче Савельеве и Викторе Дмитриевиче Баранове. Прекрасные получились материалы – каждый, как своеобразный реквием по каждому из этих людей.

 

Тут ведь ситуация – не из простых. Слышал мельком от Жени Слюсаренко во время телефонного разговора, что чувство протеста вызвало слишком большое количество заметок АСИ «Весь спорт», перепечатанных в альбоме «Саппоро-2007». То есть до «Саппоро-2007» три года всё было нормально, всё устраивало, мы нормально пускали круги по воде, а теперь – слишком много? Изменилась ситуация, что ли? Больше не согласны бесплатно предоставлять контент и хотите получать за него деньги? Нормальное желание, кто бы спорил! Значит, надо встретиться и обсудить сложившееся положение, предложить новые условия сотрудничества? Скажем, чтобы за заметки агентства сайт или журнал теперь платили деньги, предложить конкретные финансовые условия, конкретный пакет или тематическую подписку, раз уж вы называетесь агентством (нам же не нужны фигурное катание и бокс, правда?)… Мы бы что-то, возможно, покупали, что-то предпочли делать своими силами.

 

Недавно, как вы знаете, Андрей Митьков устроил некрасивую перепалку в комментариях к своей новости с кем-то из наших читателей с переходом на ненормативную лексику. Ребята (Краснов и Арих), естественно, всё это немедленно почистили, и правильно сделали. Реакцией Андрея Митькова стала реплика о том, что с этого момента он запрещает републикацию своих новостей на скиспорте, а если таковая будет происходить, то он заставит «Исаева прогуляться в суд». Я написал Митькову письмо (я был в этот момент в Италии), предложил не горячиться и после моего приезда встретиться, спокойно всё обсудить. По приезде позвонил Жене Слюсаренко. Не стал звонить Митькову, зная его излишнюю, скажем так, эмоциональность. С Женей мы всё обсудили, договорились, что надо встретиться и обсудить спорные вопросы. Вместо этого в течение ближайших суток в исполнении Митькова прозвучали новые обвинения в мой адрес теперь уже в воровстве и… совершенно непонятное для меня молчание Слюсаренко.

 

Паскудство для меня этой ситуации заключается в том, что я был уверен, что ребятам это важно и нужно, что мы действуем в русле старых договоренностей, что они заинтересованы в таком ВЗАИМОвыгодном сотрудничестве…

 

А вместо этого…

 

Конечно, я очень огорчён этой историей. Положа руку на сердце, мне очень нравится, как работают ребята. Сам факт создания силами нескольких молодых журналистов спортивного информационного агентства, которое подвинуло все эти пафосные ИТАР-ТАСС, АПН и прочие неповоротливые, доставшиеся нам ещё со времен СССР информагентства, заслуживает внимания и изучения.

 

Второй возможной причиной раздражения мог стать тот факт, что Логинов и Бородавко перестали, похоже, давать интервью АСИ «Весь спорт» из-за того, что эти тексты ретранслировались на скиспорте, а тут уж читатели говорили всё, что они думают по поводу тех или иных высказываний этих чиновников. Очень может быть, что это так, очень может быть, что для того, чтобы иметь возможность продолжать работать с этими источниками информации, АСИ «Весь спорт» надо было отказаться от ретранслирования заметок агентства на скиспорте. Но опять-таки: что, позвонить, написать, встретиться нельзя? Почему всё надо решать на уровне мата в публичных местах?

 

Наверное, если бы у Митькова хватило мужества публично извиниться, вполне можно было бы «отмотать плёнку» назад и каким-то образом восстановить отношения, в том числе и деловые. Но я достаточно хорошо знаю Андрея и не думаю, что у него хватит мужества публично признать свою ошибку.

 

Примерно полгода назад я попросил Андрея Ариха в ближайшее время написать о ребятах на страницах журнала, попросил встретиться с ними и рассказать о том, как создавалось агентство, где они брали деньги, сколько человек с ними сотрудничает, как именно они строят свою работу. Хотели поехать к ним в гости с фотографом, всех их поснимать. Увы, не успели…

 

Я прозевал в своё время эту дискуссию, ознакомился с ней позже, когда она уже затихла. Конечно, я не согласен с Андреем Красновым. Представить себе, что лидер Кубка мира на круге в 3,3 километра может поменять лыжи и при этом никто это не увидит… При этом нужно представить себе, что он не только сумел это сделать незаметно для всех, но и захотел об этом рассказать в интервью после гонки. По-моему, очень маловероятно. Скорее всего, речь идёт о каком-то неточном переводе высказывания Бауэра. Не забывайте, что английский язык – не родной для Лукаша.

 

- Как вы считаете, могут ли редакторы скиспорта позволить себе высказывания личного мнения со ссылками на непроверенные источники информации? (например, как в теме про смену лыж Бауэром )?

 

- Иван, как вы оцениваете работу людей по поддержке сайта в техническом и в информационном плане?

 

Но я, признаться, не понимаю, почему Краснов не может высказать своё личное мнение (пусть даже и со ссылками на непроверенные источники) по тому или иному вопросу. Он же не робот, правда? Живой человек…

 

Что касается информационной составляющей… Наверное, твёрдая четвёрка. Расти есть куда, мы об этом постоянно между собою говорим, на сайте работают молодые (в смысле профессии) люди, но и не признать, что многое делается, и делается руками именно этих людей, влюблённых в лыжные гонки и в биатлон, невозможно.

 

Техническую поддержку оцениваю неудовлетворительно. Мне, похоже, предстоит в ближайшем будущем решать вопрос с появлением человека, который постоянно, на платной основе, будет этим заниматься на скиспорте. Говорю об этом с неудовольствием, потому что куда с большей охотой лишние деньги, если бы они появились, пустил на повышение зарплат людей, которые сейчас работают на сайте. Но задачу с техподдержкой всё же решать придётся, потому что, сами знаете - так безобразно, как работал сайт в последние два месяца, он не работал на протяжении этих семи лет никогда, и с этим что-то надо срочно делать.

 

А что не нравится? Мне, например, всё нравится. Видите, меня выбрали собеседником месяца, а раньше, при прежней системе подсчёта, не выбирали. :)

 

MIHA Dali:
Буду настойчив!
- Иван, когда уже закончиться это ваше коллегиальное голосование!?!?!?!?!, может быть вообще пусть кто-нибудь один будет голосовать?

 

- Так как у вас, Иван, интервью взять не сложно, предлагаю также взять интервью у Даниловой!

 

На самом деле, надо набрать статистику (скажем, нужно повыбирать таким образом собеседников хотя бы год), переехать на новый движок, чтобы исключить возможность накруток, как это было раньше, завести отдельную ветку в форуме и всем вместе обсудить, насколько это решение было правильным. Если большинство выскажется за возврат к прежней системе, мы к ней вернёмся. Но мне пока всё нравится – при выборе собеседника месяца звучит больше аргументов, выбор стал более осмысленным, публичным, собеседника определяют понятные и известные всей стране люди.

 

фан про:
- Доколи вы будете позволять на сайте писать под своими именами? ДОСТАЛИ просто уже своими именами!!! Надо быть скромнее (только не как Скромный) и брать пример с непогрешимейшего фан про.

 

Андрей (Краснов), мотайте на ус!

 

- Как вы относитесь к этому гаденышу фан про? По-моему достал уже сайт и с ним что-то надо делать.

 

Действительно, достали :)

 

Я думаю, что у вас на сайте как минимум несколько имен. Не исключаю даже, что одно из этих имён – настоящее. Под настоящим именем, возможно, вы делитесь с нами своими мыслями, полученной информацией, под никами – другими продуктами жизнедеятельности вашего организма.

 

Судя по вашим репликам на сайте, вы, Фан, человек не случайный в лыжных гонках, осведомлённый. Но лично я на ваши реплики перестал реагировать примерно с полгода или год назад после откровенно хамского вашего выпада в мой адрес. Удалять тогда, естественно, ничего не стал, поскольку никаких явных оскорблений в мой адрес не прозвучало, но при этом решил для себя не вступать с вами больше в диалог ни по каким вопросам (эта прямая линия, сами понимаете, исключение). Да и вообще, не помню, чтобы я что-то удалял из вашего творчества, поскольку откровенных оскорблений вам удаётся избежать, есть у вас всё-таки какой-то внутренний ограничитель.

 

- Когда появятся клоны-шпионы по типу Е.К. в лыжных гонках и во всем, что на лыжах.

 

Но читать ваши реплики, не скрою, неизменно интересно, поскольку человек вы, повторю, осведомлённый и ироничный, продолжайте в том же духе.

 

Владимир Бажин:
- Как будет развиваться дальше Ваша идея СМЛР?

 

Без ответа.

 

У Союза Марафонов «Лыжная Россия» совершенно иная идеология – у СМЛР нет фиксированного количества членов – любой новый российский лыжный марафон, только что появившийся на свет, автоматически становится членом этого сообщества. Точно так же, как и любой человек, пробежавший начиная с 2002 года хотя бы один полноценный лыжный марафон, попадает в нашу базу данных. На сегодняшний день таких людей в России – свыше 14.000 человек, разных лыжных марафонов за эти годы проводилось у нас в стране уже 11 И нет никаких сомнений в том, что этот процесс будет набирать обороты.

 

Я думаю, будет развиваться, и чем дальше – тем более успешно. Тут надо заметить, что эта идея – открытого гибкого сообщества марафонов без строгого фиксированного членства – уникальна для нашей планеты. Потому что идея тех или иных серий марафонов с фиксированным количеством членов в том или ином виде используется во многих странах и на многих континентах – это и «Worldloppet», и «Euroloppet», и «Alpentris», собственно, и давшая начало сериям «Worldloppet» и «Euroloppet», и немецкая DSV-serie, и эстонская «Estoloppet» и некоторые другие. Преимущества этих проектов очевидны: имея фиксированное количество членов, эти серии имеют возможность проинформировать и участников, и прессу, и спонсоров проектов о количестве этих этапов, возможном и достаточно точно прогнозируемом количестве участников, календаре и пр. и пр. и пр. Плюсы такого подхода, такой организации – очевидны.

 

Дмитрий Копосов:
Иван Иванович, добрый день! Вопрос:
- Уже придумали или ещё нет, как будут называть СМЛРовца, преодолевшего 75 (а затем 100, а затем более...) марафонов?

 

Признаюсь, мне было приятно узнать в этом году, что лидеров СМЛР Фёдора Конопелько и Сергея Емельянова организаторы тех или иных марафонов уже начали приглашать на свои гонки персонально. Иногда приглашают, предлагая оплатить дорогу и проживание, лишь бы только приехали. То есть люди видят: вслед за приездом Конопелько, Емельянова, Фомичёва, Слесарева, Ляпустина и т.д. об их марафоне напишут на сайте biathloner.ru, напишут в журнале «Лыжный спорт». С этими заметками можно будет пойти в районный, областной спорткомитеты, показать, доказать, что данный марафон важен, нужен не только для этого городка, но и для всей лыжной России. Можно будет попытаться добиться дополнительного финансирования от государства, спонсоров. Можно будет попытаться раздобыть денег на новый снегоход, привлечь внимание руководителей города к нуждам лыжной секции, детской спортивной школы, добиться строительства лыжероллерной трассы, освещения лыжной трассы. Я, конечно, во многом тут утрирую. Понятно, что никакой приезд Конопелько, Емельянова и Фомичёва как по мановению волшебной палочки сами собой не изменят ситуацию, отношение к лыжному спорту в городе. Но в руках умелого руководителя приезд узнаваемых лиц из Москвы может стать серьёзным дополнительным аргументом для сохранения, а иногда и создания новой лыжной трассы, секции, детской спортивной школы, «освещёнки».

 

Мне, например, очень нравится «Лось СМЛР» и «Почётный лось СМЛР». Смешно, прикольно, неформально. Но есть у этих званий и очевидные недостатки.

 

Дмитрий, не поверите, именно этому вопросу была посвящена значительная часть времени последнего Исполкома СМЛР. К единому мнению так и не пришли, договорились вернуться к этому вопросу на следующем исполкоме.

 

- А сейчас с напутственным словом к участникам соревнований обратится Почётный лось Союза марафонов «Лыжная Россия» Фёдор Конопелько.

 

Представляете, приезжает, например, Фёдор Конопелько куда-нибудь в Кострому на какой-то марафон, а ему в присутствии главы администрации дают микрофон и говорят:

 

Владимир Кошкин:
- Я уверен, что при умелой организации дела шоу и спорт совместимы. Мы в этом году впервые провели ночную гонку с фонариками в честь "Старого Нового года". Подсветка была только на старте и финише. Это событие снимало телевидение. Картинка получилась великолепная! И самое главное – было много участников и особенно детей! Все участники в восторге! Вопрос – как ты смотришь на продвижение таких шоу (интерактивных шоу), то есть когда событие не цирк с несколькими артистами, а игра с серьезной спортивной составляющей и возможностью участвовать в ней всех желающих?
Алексей Жилин:
Здравствуйте, Иван.
- Где граница между шоу и спортом? Есть ли она вообще? Нужна ли?

 

Представили? Смешно? Согласитесь, не каждый захочет оказаться на месте такого вот «лося». Будем думать. Но, повторю, окончательное решение – за исполкомом СМЛР и президентом СМЛР Дмитрием Фомичёвым. И, кстати, Дим, может быть, нам на сайте провести по этому поводу какое-то отдельное голосование?

 

Поэтому всё, что так или иначе вносит разнообразие в лыжные гонки, мне очень нравится. Очень нравится всё, что делает Станислав Лёвочкин у себя в «Романтике» в рамках Чемпионата СССР, очень нравится «Спринт-тур» от Баталова-Майгурова-Кондрашова, очень нравятся Ретро-гонка и Бикини-спринт от Ильи Евсеева и Андрея Ариха, «Спринт на Дворцовой» от Саши Епишова, «Миракс-спринт» от всё тех же Лёвочкина-Кондрашова…

 

Да как я могу смотреть на это? Только положительно! Я вообще считаю, что в лыжных гонках люди в основной своей массе чрезмерно «зажаты» психологически, ограничены эмоционально, малокреативны. Из-за этого – малоинтересны в общении. Если пойти дальше и продолжить эту логическую цепочку – неинтересны спонсорам и телевидению. А если вы неинтересны спонсорам и телевидению, у вашего вида спорта при современных реалиях нет будущего.

 

Владимир Бажин:
- Как насчет идеи ночного Российского Лунного Классического Марафона 22 декабря - 50 км с фонарями при факелах (вот бы итальянскую идею переделать)? Кстати, нет ваших отзывов по этой супер-гонке в Италии («Moon Light Classic»). Ждем-с.

 

Плохо, Володь, что вы не пишете о своих гонках. Обязательно надо было вам сесть и написать об этой гонке, да не полениться - выложить на скиспорте фотографии. Потому что знать о таких вещах должны не только несколько десятков или сотен местных поклонников лыжного спорта, но и вся страна. Только писать надо быстро, потому что позавчерашние новости никогда никому не нужны.

 

А идея – классная. А почему 22 декабря? Потому что самый короткий день? Кстати, при нынешнем голоде на марафоны в первой половине зимы идея может оказаться чрезвычайно востребованной.

 

Володя, отзывов нет потому, что готовится соответствующий репортаж для журнала, а ты, гад такой, засветил тему. :)

 

Спортивных планов у меня давно нет никаких. Я уже, наверное, как минимум двукратный мастер «Worldloppet», только без заокеанских марафонов – всё никак не удосужусь на них выбраться. А с СМЛР теперь связаны все мои оставшиеся спортивные цели в жизни. Очень хочется перебраться в списке членов СМЛР для начала хотя бы в выделенную жирным шрифтом часть списка (11 – 15 марафонов), публикуемую в «Л.С.». Но всё что-то не складывается. Сейчас у меня 9 марафонов, но на следующий год как пить дать переберусь в эту выделенную жирным часть и верю, что рано или поздно стану мастером СМЛР. :)

 

Дмитрий Копосов, Владимир Бажин:
- Какие Ваши цели в проекте СМЛР (не как организатора, а как участника)? Каковы вообще Ваши личные спортивные планы?

 

Владимир Фёдоров:
Уважаемый Иван Иванович, есть несколько вопросов как к действующему спортсмену-любителю:
- Придерживаетесь ли системности в тренировках?
- Как часто тренируетесь, в каких объемах, места тренировок?

 

Небольшая часть семейного музея старых лыж

 

На гонке Росавтобанка 2004г.

 

Придерживаюсь только отчасти. Стараюсь кататься на лыжах или как-то иначе двигаться хотя бы через день. Каждый день не получается, потому что когда-то ведь надо и работать. Система очень простая – катаюсь около двух часов в своё удовольствие безо всякой системы, то есть ускорений, темповых, планирования пиков и спадов нагрузки и пр.

 

Так вот представьте, Петров после завтрака зовёт кататься по трассе «Бирке», только в обратную сторону. Я смотрю на него как на полного… Извини, Серёга, чуть не выразился. Я смотрю на него как на полного чудака. Какое кататься – я встать с постели не могу! Но Петров настойчив, он уговаривает пройти «хотя бы десяточку», он давит и давит на меня. А поскольку Петров для меня – непререкаемый авторитет, я нехотя соглашаюсь. Наливаю подсумок, беру с собой на всякий случай деньги, одеваюсь потеплее, выходим.

 

Расскажу вам об одном интересном и показательном эпизоде. Дело было в Норвегии. Приехали мы с Сергеем Петровым на «Биркебейнер Рённет», как-то там пробежали. Это очень своеобразная гонка. Там старт даётся группами, причём по возрастам. Сначала на трассу уходят самые старшие ветераны, потом моложе, ещё моложе и так до самых молодых. Приводит это к тому, что каждая последующая группа втыкается в предыдущую и начинает её обгонять. А поскольку народа много, и группы очень скоро становятся перемешаны, то заняты оказываются все лыжни и для того, чтобы обогнать, надо выходить из лыжни и обгонять тихоходов классикой без лыжни, просто по укатанной ретраком подушке. Практически 50 или даже 60 процентов гонки прошло вот так – без лыжни, по подушке, очень часто – только одновременными ходами, в режиме краткосрочного ускорения. Ох, и надёргался я в той гонке! Наутро всё так болело – не пошевелить ни рукой, ни ногой…

 

Часа через два мы вдруг подъезжаем к очень необычной… блинной. Представьте себе, протянув от избушки провод к лыжне, сбоку от неё, вырыв в снегу яму, расположилась молодая норвежка с маленькой дочкой лет семи-восьми. По бокам от норвежки на свежевылепленных снежных столах расположились огромные термосы с чаем, стопки пластиковых стаканчиков, тарелок, широкая миска, наполненная пластиковыми вилками, банки с различного вида джемами и вареньями, между ног у норвежки - здоровенный бак с жидким тестом, а прямо перед ней – электрическая блинница на четыре лунки! Вы себе не представляете, что это было такое! Девочка налила нам по стаканчику чая, норвежка пекла и пекла блины, а мы с Петровым поедали их горячими, с пылу с жару. Остановиться мы смогли только тогда, когда поняли, что если этого не сделаем, точно погибнем прямо здесь и сейчас.

 

Сказать, что у меня всё болит – это значит не сказать ничего. Болит страшно, нечеловечески, ничего не гнётся. Но… Километров через пять-семь, как раз, когда пора бы уже и развернуться и возвращаться домой, боль, как ни странно, уходит. Петров уговаривает пройти вперёд ещё «хотя бы с полчасика». Через полчасика, как ни странно, в мышцах появляются лёгкость и свежесть, на небо выкатывается потрясающее весеннее солнце, навстречу и попутно попадается всё больше и больше людей, и уходить уже совершенно не хочется!

 

А вокруг – холмы, покрытые сосновым редколесьем, а вокруг лыжни и солнце, а вокруг люди – настоящее море людей на лыжах: постарше и помладше, мужчины и женщины, старики и дети… Кто-то тащит за собой пластиковые санки-волокуши с младенцем. Санки эти имеют отформованные на днище выступы-направляющие как раз под ширину лыжни, младенец весит не так уж и много, и прогулки эти, как я понимаю, при наличии памперсов занимают у норвежцев тоже не один часок.

 

Ну и что нам было делать, двум колобкам? Девочка наливает нам полный подсумок горячего чая, и мы решаем идти дальше по трассе Бирке, всё более и более удаляясь от дома.

 

В тот день мы стояли с Сергеем на лыжах восемь с лишним часов, прошли, по нашим подсчётам, около 70 километров – значительно больше, чем накануне на «Бирке». С тех пор с любого марафона я стараюсь уезжать не на следующий день, а через день, стараюсь подарить себе это чудо неспешного катания по трассе вчерашнего марафона.

 

Опомнились мы только часа через полтора после блинной, когда осознали, что ушли от дома на четыре с лишним часа. На обратной дороге всё гадали – дождётся или не дождётся нас норвежка со своими блинами? Дождалась! И снова мы превращаемся в два колобка, и снова девочка наполняет нам подсумок горячим чаем и машет вслед на прощание рукой, и снова мы неспешно скользим под лучами уже заходящего норвежского солнца назад, к дому.

 

- Каковы годовые объемы, сколько стартов в сезон?

 

К чему я рассказывал вам об этом эпизоде? Да к тому, что такие вот неспешные лыжные вылазки и есть мир моих сегодняшних лыжных предпочтений, это и есть мир моих сегодняшних лыжных гонок.

 

Стартов? Пять - шесть (иногда чуть больше) марафонов за сезон. Как правило, половина в России, половина - за рубежом.

 

За зиму – около 2.000 километров на лыжах. Летом почему-то считать не получается. Раньше это была пробежка час – час десять по битцевским холмам в неторопливом темпе через день. В последние два года из-за травмы ноги не бегаю, поэтому спустя двадцать лет вспомнил про лыжероллеры, купил маунтинбайк, плюс плаваю в бассейне. Опять-таки стараюсь, чтобы получалось двигаться хотя бы через день.

 

- Что больше любимо: классика или конек?

 

В домашней мастерской

 

- В подготовительный период каким образом поддерживаете форму?

 

Конечно, классика. Мне дай волю, я вообще перешёл бы исключительно на классику. Но заставляю себя кататься и коньком, не хочу становиться «одностильным» - в мире много прекрасных гонок, которые проводятся только коньком, жаль отказывать себе в возможности в них поучаствовать.

 

Новый год в коттедже в Вуокатти

 

В последние годы сделал для себя открытие: если уехать, например, в Вуокатти на две недели, то получается и покататься на лыжах, и очень хорошо, плодотворно поработать, потому что в Финляндии я отключаю телефон, электронной почты там, где я снимаю коттедж, нет, поэтому стал всё чаще использовать такую возможность. В последние несколько лет получается ездить в Вуокатти даже по два раз в год – один раз летом, другой раз в ноябре, покататься на первом искусственном снеге. В этом году летом хочу съездить потренироваться на две недели в два разные места (не в Вуокатти – одно в России, другое в Европе), но говорить о конкретных адресах не буду, так как рассчитываю, что из этого получатся два больших материала для журнала.

 

Боевых у меня - одна пара коньковых и две классических. Плюс несколько пар уже изрядно убитых – для первоснежья. На марафон всегда беру две пары лыж и две пары палок. И не потому, что надо выбирать из какой-то пары, свою боевую пару знаю наперед, а потому, что однажды сломал палку и запасная очень пригодилась. А вторая пара лыж из-за того, что частенько попадаешь в такие снежные условия, когда на боевых тренироваться – лыжи жалко.

 

Григорий Ревинский:
Иван Иванович, добрый день!
- Количество "боевых пар" и количество лыж, которые вы возите с собою на заграничные марафоны?

 

Очень трудный вопрос. Из отечественных, пожалуй, МВТУ, Мурманск… Наверное, потому, что они у меня в памяти связаны с молодостью, это два моих самых первых лыжных марафона.

 

- Любимый марафон (отечественный и зарубежный)?

 

Иван Исаев на гонке МВТУ 2005 года

 

А из остального…Знаешь, Гриш, поймал себя на мысли, что хочется перечислять и перечислять. По своему очень запомнились «Хамар-Дабан», Десногорский суточный, Токсовский, Свирчевского, Сафоновская сотня, Росавтобанка… Но если самый-самый, то всё-таки МВТУ. Это марафон, про который мы все говорим: «Место встречи изменить нельзя». МВТУ – место встречи поклонников классики, МВТУ – место встречи со старыми друзьями, МВТУ – это что-то самое-самое сокровенное.

 

Есть ощущение, что лет через 10 - 15 примерно так же люди будут отзываться о марафоне Росавтобанка. Очень тёплая, душевная, прекрасно организованная гонка. Просто у неё пока история не очень длинная...

 

С Александром Малыгиным (Малексом) и Михаилом Зарицким после гонки МВТУ

 

И всё же гонка гонок – «Marcialoga». О ней можно говорить очень долго, но не буду, сдержу себя. Участвовал в ней уже четыре раза, и хочется приехать на неё снова и снова. В этом году впервые поймал себя на мысли, что в следующий раз мне хочется приехать сюда уже не для того, чтобы снова её пробежать, а для того, чтобы приехать сбоку от неё с фотоаппаратом и диктофоном, то есть хочется написать об этой гонке. Пожалуй, это первая марафонская гонка в моей жизни, про которую мне хочется написать не изнутри, как участнику, а снаружи.

 

Из зарубежных – «Тролль-марафон» в Норвегии – фантастически красивая гонка, «444 км» в Финляндии (про эту гонку, кстати, после нас недавно написал Михаил Афанасенков у себя на сайте ), «Arctic Circle Race» в Гренландии, «Moon Light Classic» в Италии, о которой чуть выше проговорился Володя Бажин, «Vasaloppet»...

 

Саш, а откуда вы об этом знаете?

 

Александр Родимов:
- Почему не удалось своих детей "поставить" на лыжи? В чем причина? Сожалеете?

 

Иваны Ивановичи Исаевы

 

Действительно, не удалось… В будние дни дети всегда были очень плотно загружены в школе, а в выходные хотели отоспаться. Дети спали до двенадцати, до часа, до двух часов дня и нам жалко было их будить. Мы с женой иногда тоже обсуждаем эту тему. Сейчас, задним числом, понимаем, что напрасно жалели, надо было поднимать из постелей (скажем, в 9 утра) и насильно всё-таки ставить на лыжи. Увы, сейчас уже поезд ушёл…

 

Когда я довольно сильно по московским меркам побежал в студенческие годы, меня пригласили в сборную МГС «Буревестник». Тогда эта сборная на 90 процентов состояла из студентов команды института физкультуры, которую, в свою очередь, тренировали… Александр Грушин и Андрей Кондрашов. Так вот я и познакомился с обоими. Тогда я к обоим обращаться на «вы» и по имени-отчеству.

 

Григорий Ревинский:
- Где и как Вы познакомились с Андреем Кондрашовым?

 

- Андрей Владимирович…

 

Много позже, повстречавшись с Кондрашовым уже в качестве главного редактора журнала «Лыжный спорт», я обратился было к нему по старой памяти:

 

Игорь Козлов:
- Каковы, на Ваш взгляд, по прошествии времени, перспективы МФЛГ?

 

Но он перебил меня и сразу же предложил перейти на «ты». С тех пор мы с ним – хорошие товарищи, единомышленники.

 

Давайте я дам вам два ответа. Обещаю, что оба будут честными. А вы уж выберете тот, который вам покажется более интересным, правдивым.

 

Ох, Игорь, под дых бьёте…

 

Если помните, два года назад мы развернули серьёзную агитационную компанию – мы обзванивали, писали письма всем лыжникам Москвы с призывом обязательно прийти на конференцию ФЛГМ для того, чтобы попытаться изменить отношение в городе к лыжным гонкам. Итогом этой агитационной компании стало проведение невиданной для Москвы конференции, на которую пришло около 250 человек. Никогда до тех пор на конференции московской лыжной федерации не приходило столько народа.

 

Первый ответ заключается в том, что команда, которая сегодня собралась под знамёнами МФЛГ, объединяет фантастически красивых, деятельных, по своему очень обаятельных людей (по отношению к этим людям все самые превосходные степени будут уместны). Станислав Лёвочкин, Андрей Кондрашов, Сергей Щучкин, Александр Кулаков, Илья Евсеев, Василий Смольянов, Андрей Гудалов, Александр Тимонин, Артур Арустамов… Каждый из них делом доказал, что умеет очень многое делать для нашего с вами любимого вида спорта (перечислять не буду, все всё знают). Я не помню, чтобы в московском лыжном сообществе собралась столь мощная, инициативная, деятельная команда. Уверен, такой команде было бы по силам многое сделать в нашем городе. Но… И тут наступает очередь второго ответа.

 

А дальше мы совершили концептуальную ошибку – решили зарегистрировать вторую федерацию, вместо того, чтобы добиваться нашего признания в качестве законных руководителей ФЛГМ в Москомспорте. Конечно, это решение (регистрировать вторую федерацию) не было единодушным, конечно, у нас были на этот счёт ожесточённые споры, но, в конце концов, большинство проголосовало именно за этот вариант, и с этого момента это решение стало нашим общим и единым мнением.

 

Руководителей федерации мы тогда переизбрали, события на конференции стали развиваться стандартным для таких ситуаций путём с уходом из зала меньшинства, отключением микрофонов, просьбой покинуть зал, непризнанием итогов конференции и т.д. Ничего необычного, всё как всегда.

 

Понимаете, если бы можно было себе представить, что в Москве есть хотя бы пять тысяч человек, которым небезразличен лыжный спорт в городе, уже никакого значения не имели бы никакие ошибки наших руководителей. В конце концов, любых руководителей, любую команду управленцев можно поменять, если есть люди, которым это действительно надо. Но есть ли они, эти люди, в нашем городе? Ну, хорошо, пусть я погорячился, пусть не пять тысяч, пусть хотя бы две тысячи есть? Ну хотя бы тысяча? Как вы считаете, Игорь, есть?

 

Что в итоге? Если на первую конференцию пришло около 200 человек наших сторонников (против примерно 50 Головатова-Курочкина-Баталова), то на вторую – уже около 100, на третью – около 5 Не потому ли Станислав Анатольевич уже более года не собирает очередную конференцию МФЛГ, что понимает, что на следующую, видимо, придёт уже 25 человек?

 

Так вот, Саня из президиума МФЛГ практически вышел. Очень, очень похожие на чувства Саши Кулакова ощущения испытываю сегодня и я. Например, я не вижу никакого смысла в дальнейшем своём пребывании в составе Штаба спасения Бутовского леса, мне надоело бессмысленно жечь своё время… Или мы действительно представляем интересы общественности (а не изображаем это), и тогда имеет смысл идти до конца, или… Или нет смысла быть обманщиками, ибо, если называть вещи своими именами, никакой общественности, по большому счёту, сегодня мы не представляем.

 

Я бы вообще сейчас на месте Стаса провёл некую тестовую конференцию. И заранее объявил, что если на нее не придёт как минимум 500 человек, организация будет распущена. Не думаю, что «заложу» Сашу Кулакова, если скажу, что он сейчас, по сути, вышел из президиума МФЛГ. Саня считает, что при нынешней ситуации (проГоловатовская и проЛогиновская позиция Москомспорта, и практически полное отсутствие поддержки со стороны общественности) бессмысленно жечь время и силы на попытку изменить что-то в нашем городе. Это сказал человек, сумевший провести на территории России лучший за всю историю WMA чемпионат мира среди любителей. Это сказал человек, подаривший России лыжный стадион в городе, где до этого чиновники Федерации лыжных гонок России (а до них - чиновники каких-то там управлений Спорткомитета СССР) год за годом, десятилетие за десятилетием ГОВОРИЛИ о необходимости построить этот стадион около утробинского круга. А он – ПОСТРОИЛ. Это сказал человек, который уже десять лет проводит одну из лучших в России массовых лыжных гонок – Весенний лыжный фестиваль на призы Росавтобанака, а в последние годы - ещё и Гонку на призы Ивана Степановича Утробина.

 

Я точно знаю, что Штаб спасения Бутовского леса поддерживают тысячи лыжников в нашем городе. На митинги, тем не менее, приходит полтора – два десятка…

 

Понимаете, я точно знаю, что Чепалова в кулуарах тренерских советов поддерживают очень многие тренеры. Однако на самих тренерских советах он неизменно одинок…

 

Если состав сторонников МФЛГ усыхает как шагреневая кожа, то зачем всё это?..

 

Я точно знаю, что в Битце и Ромашково катаются многие тысячи москвичей. Тем не менее, количество членов в обоих этих клубах измеряется лишь несколькими десятками человек...

 

Стас, извини, если мои слова оказались для тебя ударом в спину, но невмоготу наблюдать за всем этим…

 

Мне обидно за Стаса. Это потрясающе креативный, обаятельный, деятельный человек, сильный бизнесмен, психологически – очень выносливый и устойчивый, он умеет делать такие штуки… За что ему эта участь? Почему он должен предпринимать титанические усилия для того, чтобы попытаться изменить что-то в городе, и при этом воровато делать вид, что он представляет какую-то там общественность, если этой общественности как таковой в городе и нет? Нам не нужно из всех этих людей – Лёвочкиных и Кулаковых, Епишовых и Кондрашовых, Чепаловых и Рожковых - делать клоунов, они достойны лучшей участи.

 

Тут я постараюсь быть краток: тогда, когда это понадобится нам самим. Сейчас нам это не нужно.

 

- Когда, на Ваш взгляд, московские власти обратят внимание на пресловутые "32 освещённые лыжные трассы"?

 

Игорь, мне невежливо было бы, наверное, не ответить на этот твой вопрос, но я не знаю, как на него ответить. Одним словом – не получился, а писать программу развития лыжного спорта в России… Можно глянуть в предвыборную программу А.Кондрашова перед выборами президента ФЛГР в 2004 году – она у нас на сайте публиковалась, я готов подписаться под каждым её положением, а пересказывать её... Не обидишься, если я не стану это делать?

 

Игорь Пензюх:
- На Ваш взгляд, что нужно делать каждому для развития любительского спорта?

 

Ответ на этот вопрос есть: на оба митинга в защиту Бутовского леса приходило от 15 до 20 лыжников, и больше эти митинги мы проводить не стали. Не думаю, что если бы эти лыжники надели на грудь номера «Лыжни России», их (нас) стало бы полторы сотни или полторы тысячи.

 

Анатолий Нестеров:
- В Греции велосипедисты на велосипедах устроили митинг с требованием к властям построить велосипедные дорожки. Иван, как Вы полагаете, сколько лыжников в гоночных костюмах, на лыжах с номерами «Лыжни России» выйдет на подобный митинг в Москве?

 

Да будут у нас не только провалы, но и победы, я в этом не сомневаюсь. Другое дело, что хотелось бы видеть в сборной и около сборной не только Юрия Викторовича Бородавко, но и других сильных тренеров, хотелось бы видеть иную тренерскую мысль, иную концепцию тренинга, хотелось бы видеть плоды реальной соревновательности тренеров. Но ведь «сильный тренер» и «покладистый тренер» далеко не всегда одно и то же, правда? И потому сильные тренеры выдавливаются из сборной, и мы сегодня наблюдаем абсолютную монополию тренерских идей в исполнении одного-единственного человека – Юрия Викторовича Бородавко. Оттого и ошибаемся, и наступаем на одни и те же грабли из года в год, а пройти иной тропой, реализовать иную концепцию в ФЛГР уже некому…

 

Юрий М.:
- Ваш взгляд на провальный сезон сборной России по лыжным гонкам?

 

- Как Вы думаете, почему руководство ФЛГР, тренерский состав, члены сборной команды негативно относятся с сайту www.biathloner.ru?

 

Последняя новость из команды, как вы знаете, добавляет чувства тревоги – из сборной теперь ушёл ещё и Николай Петрович Лопухов. Ушёл битый и перебитый жизнью человек, ушёл тренер, никогда в последние годы не оспаривавший право Бородавко быть лидером тренерского цеха России, ушёл человек, который хотел только одного – возможности спокойно работать.

 

Другое дело, что Женя Дементьев, Саша Легков и Коля Панкратов к нам, действительно, относятся настороженно. Они не отказываются с нами разговаривать, но выглядят, действительно, насторожёнными. Объясняется это просто – они привыкли доверять своему тренеру, привыкли чувствовать себя за ним, как за каменной стеной, и, ощущая некую атаку на Бородавко со стороны читателей скиспорта, интуитивно хотят защитить, заслонить его. Вполне понятная, объяснимая реакция.

 

Я бы разделил всё-таки руководство ФЛГР, тренеров, и спортсменов – все они относятся к сайту по-разному. Вы что, хотите сказать, что к сайту негативно относятся Лопухов и Новикова, Рочев и Девятьяров, Завьялова и Коростелёва?.. Нет, это, конечно, не так.

 

Кстати, не случайно в наших отношениях с Юрием Викторовичем Бородавко был довольно продолжительный период, когда он демонстративно отказывался давать интервью сайту. При этом для журнала он, тем не менее, в течение этого периода соглашался беседовать. Не случайно все беды российской журналистики для очень многих чиновников ФЛГР и спортсменов стали ассоциироваться с двумя никами со скиспорта: «Я Скромным» и «Парафином Нецикляевым». Не думаю, что эти два персонажа обладают способностью давать самые уничтожающие комментарии в адрес чиновников и тренеров, скорее всего, эти два ника оказались просто самыми запоминающимися, стали этакими собирательными образами аудитории скиспорта.

 

Тут надо заметить, что на скиспорте несколько лет назад родился новый жанр, новый вид журналистики. Этот новый жанр называется «новость + комментарий». Ваши комментарии к заметкам в ленте новостей – это наше самое большое богатство. Но, как оказалось, это и самое большое наше проклятие. Мы стараемся модерировать, стараемся удалять брань, но всё равно в комментариях остаётся то, что ещё несколько лет назад не имело никакого шанса, никакого инструмента публичного воспроизведения – оценка происходящего рядовым болельщиком. Болельщиком, которому не надо церемониться с чиновником, со «звездой», который не обременен, как журналист, проблемой необходимости сохранения хороших отношений с ньюсмейкером. Оказалось, что болельщик, в отличие от журналиста, обремененного кучей обязательств, просто говорит о происходящем ТО, ЧТО ДУМАЕТ. И оказалось, что это бомба, прорыв, цунами – то, чего никогда и нигде не было. Именно это и вызывает самую острую, самую жёсткую реакцию со стороны функционеров федерации, за это сайт и не любят. Из-за вас не любят. :)

 

- Ты зачем у себя на сайте всякую ерунду печатаешь?

 

Расскажу вам один весьма характерный эпизод, связанный с сайтом. Звонит мне Александр Иванович Тихонов:

 

- Неважно, что это «Спорт-Экспресс», зачем это ТЫ перепечатал? Я вот у себя на сайте всякую дребедень не перепечатываю…

 

Слово за слово, выясняется, что чувство протеста вызвала перепечатанная из «Спорт-Экспресса» заметка. Я объясняю Александру Ивановичу, что это не наша заметка, что она опубликована на сайте «Спорт-Экспресса», куда в день заходит свыше полумиллиона человек, а у нас в день от силы четыре–пять тысяч. На что мне Александр Иванович с присущей ему железной логикой заявляет:

 

Я, конечно, далёк от мысли, что скиспорт родил что-то необыкновенное, выдающееся, из ряда вон выходящее. Наверное, жанр этот – «заметка + комментарий» прижился ещё где-то, не может быть, чтобы это возникло только у нас. Но я вот полазил по разным очень крупным сайтам в блоках комментариев к новостям, и чего там только не обнаружил! На том же mail.ru в комментариях к новостям чего только нет, но никто там ничего не чистит, не модерирует! И там такое можно увидеть! Но почему-то на мэйле с ежедневной аудиторией в два миллиона человек это не вызывает чувства протеста у чиновников, а вот на скиспорте куда более невинные комментарии приводят их в ярость.

 

Не думаю, что Александра Ивановича смутила сама заметка. Смутило его сами понимаете что…

 

Разговаривает, например, политический обозреватель 1-го телеканала страны Александр Евгеньевич Бовин с Леонидом Ильичом Брежневым, и дышит это интервью бойцовским духом генерального секретаря ЦК КПСС, оптимизмом, устремлённостью в будущее. И никто ведь никогда не знал – ни Бовин, ни Леонид Ильич, что думали зрители, глядя это интервью. И вдруг – стали узнавать. Стали читать, что о них думают эти самые болельщики, зрители, читатели, для которых, собственно, они и руководят биатлоном и лыжными гонками, для которых и тренируют спортсменов, для которых и выступают. И оказались совершенно к этому не готовы. Отсюда и острое неприятие сайта, непривычность самой ситуации, когда не только ты болельщику можешь что-то сказать, но и он, оказывается, может что-то сказать тебе, и это что-то прочитает потом вся страна.

 

Конечно, двадцать, десять, даже пять лет назад ничего подобного не было и в помине. Герой заметки беседовал с журналистом, который в корректной форме, задав десяток, как правило, невинных вопросов, публиковал потом это интервью на газетной полосе или «запускал» в «ящик телевизора», а дальше… А дальше никто никогда не знал, что же думает о герое или о журналисте конечный потребитель этой продукции – зритель или читатель.

 

С.Ю.:
- Скажите, пожалуйста, вопрос от Юрия М. Вы сами себе задали или это по вашей просьбе?

 

Полагаю, для того чтобы к такому привыкнуть и осознать, что это данность, неизбежность, что это пришло в нашу жизнь навсегда, им просто нужно время.

 

Ilyа Еvsееv:
- Как познакомился со своей женой? Основные вехи вашей лавстори?

 

Да выберете любой из предложенных вами вариантов, и дело с концом.

 

В Безенгах. 1987 год

 

В горах. Осознав, что в сборную по лыжным гонкам мне не пробиться (а ведь, не поверите, такого рода иллюзии не отпускали меня несколько месяцев), я переключился на альпинизм. Тогда только-только завершилась первая советская экспедиция на Эверест, руководил этой экспедицией отец нашего университетского лыжника Никиты Тамма профессор МГУ Евгений Игоревич Тамм (сын, в свою очередь, того самого Игоря Тамма, который в содружестве с Андреем Сахаровым создал первую советскую атомную бомбу). Вот от Никиты я и наслушался самых разных рассказов о той экспедиции, купил замечательную книжку Юрия Роста «Эверест-82», прочитал её залпом. В общем, заболел горами. Вот там, в одном из альплагерей, в «Безенги», с Леной я и познакомился. Помню, даже песню ей написал.

 

А с увлечением альпинизмом и у неё, и у меня всё закончилось как-то одномоментно. Помню, нам с моим приятелем для того, чтобы закрыть первый разряд (в альпинизме это очень приличный уровень, совсем не то, что первый разряд в лыжных гонках) не хватало каждому руководства в двойке на пятёрке. В смысле, каждый из нас должен был сходить формальным руководителем с кем-то вдвоём на маршрут пятой категории сложности. Итого нам на двоих нужны были два выхода, две горы. Вот мы с моим товарищем Димой Чекалиным и пришли в КСП (контрольно-спасательный пункт, если кто не знает) Безенгийского района просить, чтобы нам официально разрешили два выхода в горы, чтобы можно было потом закрыть соответствующие клетки в наших альпинистских книжках. А начспас нам и говорит:

 

Вот ведь жизнь – было время, песни писал, и немало, пел их у костра, в горах на привалах (на все выходы всегда таскал с собою гитару), выступал на слётах КСП, участвовал в КСП-шных конкурсах. А потом – как обрезало. И уже 20 лет – ни строчки… Только иногда, очень редко, запалив костёр, мы берем с Ленкой в руки гитару – она ведь очень хорошо поёт…

 

Это было время, когда рухнул СССР, рухнули многие инструменты и институты прежней жизни. Рухнуло, видимо, что-то внутри и советской альпинистской системы, раз начспас крупнейшего КСП Кавказа мог, не боясь, делать такие предложения.

 

- Да на хрена вам сдались эти горы? Сколько вас, двое? Идите вон в магазин, несите сюда четыре коньяка, я вам всё что угодно в ваших книжках нарисую.

 

Игорь Пензюх:
- Кроме семьи, пера и лыж - что еще?

 

Вышли мы с Димой из помещения КСП, посмотрели друг на друга, и обоих как обрезало. На этом и у него, и у меня увлечение совковым, «клеточным» альпинизмом сразу же и закончилось. А вскоре Димка погиб во время военного конфликта в Приднестровье, не стало моего верного альпинистского товарища…

 

Юрий М.:
- Ваша самая большая мечта (если исключить заботу о семье и родных)?

 

Почти ничего. Семья, перо (если быть совсем уж точным, то клавиатура :) ) и лыжи – это и есть сейчас 95 процентов моей жизни. А так… Немножко байдарки с детьми и женой, немножко – старая дача, где я очень люблю всё делать своими руками, кресло на этой даче, где я могу в уединении почитать какую-нибудь книжку. Знаешь, там за окном шумят березы, которые я когда-то посадил маленькими прутиками своими руками, где-то там, среди этих берёз, по весне выводит свои колена соловей… Хорошо!

 

Выручил Чарковский. Подозреваю, что он даже не знает об этом, но именно Юрий Анатольевич Чарковский в 1997 году не дал загнуться журналу – той весной мы выпустили единственный в нашей истории сдвоенный номер журнала «Лыжные гонки» (№3- , и значительную часть денег для выпуска этого номера помог найти именно Юрий Анатольевич. Пользуясь случаем, хочу от чистого сердца поблагодарить его за это, хотя, не сомневаюсь, что он обязательно получит за это и «по голове», потому что эти строки прочтёт ещё и Логинов. А осенью пришли какие-то новые рекламодатели, мы подсобрали деньжат, напечатали пятый номер, потом шестой, потом крупнейшие наши партнёры-дистрибьюторы оплатили годовые договоры на следующий сезон, и дело пошло.

 

Моей самой большой мечтой, не отпускавшей меня на протяжении многих лет, была мысль о том, чтобы выжил этот журнал. Поверьте, это не пустые слова. Когда я напечатал первый номер журнала, со мной подписали годовые договоры сразу несколько компаний. На эти деньги я и напечатал второй номер журнала. А потом пришла весна, и неожиданно выяснилось, что весной журнал никому из рекламодателей не нужен. При этом печатать журнал – нужно, но не на что. При этом несколько годовых договоров с крупнейшими нашими партнёрами – проедены. При этом долг разным моим друзьям за первый номер журнала – 55.000 долларов и счётчик тикает. И при этом совершенно непонятно, что же дальше делать.

 

Я не думаю, что имею право занимать ваше время и рассказывать, как именно нам было трудно (достаточно сказать, что на шестой год выпуска журнала один раз между выходами двух номеров у нас случился перерыв в 11 месяцев), но, поверьте, моей самой главной мечтой все эти годы было, чтобы журнал не «загнулся». В разные годы, когда мы должны были уже точно упасть, нас подпирали то «Роснефть» (спасибо Александру Михайловичу Кравцову), то НПО «Сатурн» (спасибо сами знаете кому). А 11-месячный перерыв в выпуске журналов случился как раз в год, когда ни одной такой внешней «подпорки» нам найти не удалось.

 

С Юрием Анатольевичем Чарковским на чемпионате мира в Саппоро. 2007 год.

 

Есть, правда, очень большое желание поставить теперь на ноги сайт, сделать из него сильную ежедневную Интернет-газету и удобное для людей место общения. С сайтом, правда, нам как-то фатально не везет. Вот если журнал по всем законам жанра должен был упасть, а всё никак не падал, то с сайтом у нас ситуация с точностью до наоборот – нам давно пора было уже переехать на новый движок и начать использовать все возможности, предоставляемые современным Интернетом, но мы никак не можем сделать это. Но я почему-то твёрдо верю, что рано или поздно мы это сделаем, поэтому я не могу сказать, что это какая-то там мечта.

 

И я твёрдо понял, что журнал не загнётся, только каких-нибудь три года назад. Так реализовалась самая большая, самая страстная мечта моей жизни…И из-за этого теперь такой уж сильной, всепоглощающей мечты у меня нет... :)

 

Ilyа Еvsееv:
- Сколько можешь выпить водки за один раз, без закуски?

 

Есть, правда, мечта… Это вот точно всем мечтам мечта. Чтобы у русских людей появилось вдруг чувство собственного достоинства, чтобы мы не выбирали себе лидерами Путиных и «Единые России» - клоны Брежнева и КПСС советских времен, чтобы мы, россияне, перестали строить полицейское государство, замешанное на отсутствии свобод, воровстве, беззаконии и страхе. А в более узком, отраслевом смысле - чтобы мы перестали выбирать себе в качестве лидеров разных Курсовых и Головатовых, Логиновых и Тихоновых. Но ведь все эти Немцовы и Каспаровы, Явлинские и Буковские, Чепаловы и Кондрашовы, Ростовцевы и Рожковы пользуются у нас в стране поддержкой ничтожно малой части населения, поэтому я знаю, что это мечта, причём мечта из разряда самых несбыточных мечт, и что её, эту мечту, мечтать?

 

Закрытие сезона в Романтике, д. Лопотово. Обратите внимание на шапочку - это сувенир с 444-километрового финского марафона "От границы до границы"

 

Нисколько. Без закуски никогда не пил. Да и водку в последний раз пил лет двадцать пять назад, в годы студенчества, на болотах во время сбора клюквы. Все взяли с собой водку, а я бутылку вина. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил, что на болотах вино совершенно не пьётся, потому что холодно. А водка идёт – слаще мёда.

 

- Ну что, Исаев, выпьем?

 

С водкой, правда, у меня связан один недавний эпизод. Перед презентацией «Спринт-тура» в Рыбинске, ещё в коридоре, мы оказались неподалёку друг от друга с Вяльбе. Откуда-то появилась бутылка водки. Ни вина, ни закуски - только водка. А мы ведь с Вяльбе давно уже не разговариваем – она на нас с Кондрашовым все последние годы была обижена. И вдруг Лена подходит ко мне с рюмкой:

 

- Как знаешь.

 

Я отказался, сказал, что водку не пью. Лена мне заметила:

 

- Видишь, какую ты водку пить не стал?

 

А потом, опрокинув рюмку, выразительно пощёлкала пальцем по этикетке:

 

А я уже сообразил, что поступил невежливо, говорю:

 

Смотрю, а на этикетке написано: «Мировая».

 

А она мне:

 

- Мировую давай, с удовольствием выпью.

 

И, резко повернувшись, отошла.

 

- Поздно, всё надо делать вовремя!

 

Игорь Пензюх:
- Самый любимый анекдот? Не уходите от вопроса! ;)

 

Но я почему-то верю, что мы с ней ещё выпьем мировую. Лена – хороший человек, цельный, искренний. Иногда ошибается, и как любая очень сильная натура, идёт напролом, до конца, ломая стволы и ветки, сбивая в кровь пальцы и сдирая кожу. Но кто, скажите, из нас в этой жизни не ошибался? Я давно заметил – люди, работавшие в ФЛГР и записавшие когда-то меня в свои враги, уйдя из федерации, часто с удовольствием потом восстанавливают отношения.

 

…Сидит на берегу реки обезьяна, полоскает в воде шкурку от банана. Мимо проплывает бегемот. Смотрит на обезьяну и удивляется:

 

Он очень старый, но и вправду любимый. Когда в первый раз его услышал, хохотал.

 

- Дай доллар, скажу.

 

- Что это ты, обезьяна, делаешь?

 

- Видишь, полоскаю шкурку от банана.

 

Бегемоту доллар жалко, но и интересно ведь. Дал он ей доллар. Обезьяна ему в ответ:

 

- Ну и дура же ты, обезьяна!

 

Бегемот рассвирепел:

 

- Дура, не дура, а без «тридцатки» каждый день с реки не ухожу. :)

 

А обезьяна ему в ответ:

 

KL.:
- Простое любопытство - все-таки, на какой машине Вы ездите?

 

По дороге в Демино

 

Сейчас я езжу на корейской машине российской сборки Киа Спортэйдж (правда, ныне уже снятой в Калининграде с производства). Как на духу: после 20 лет езды на российских машинах удовольствие получаю куда большее, чем от любого Порше.

 

Понимаю, что вопрос вызван давней шуткой Ильи Евсеева, когда он подговорил меня в Битце сесть попозировать за руль залётного «Порше-Кайен» (ни до, ни после этого случая я такие машины в Битце не видел).

 

Ты знаешь, Илья, не мучает – ни сильно, ни слабо. А должна? :)

 

Ilyа Еvsееv:
- Мучает ли тебя совесть, и насколько сильно?

 

Андрей Кондрашов:
Вопросов у меня к тебе, Иван Иваныч, ты знаешь, очень много. Но какой бы я ни задал здесь, все сочтут это за подставу: мол, специально договорились. Поэтому, чтобы не разрушить легенду, я не буду задавать вопрос, а просто попрошу тебя высказать то, что хотелось бы, пользуясь случаем и о чем тебя не спросили. Впрочем, с пониманием отнесусь, если промолчишь.

 

На старой даче 25 апреля вдруг пошел снег

 

Звонит мне тут недавно в очередной раз Александр Иванович Тихонов:

 

Я, в общем, догадываюсь, на что ты, Андрей, намекаешь. Наверное, об этом и вправду стоит рассказать.

 

- А почему я, Александр Иванович, не должен был его публиковать? С удовольствием опубликовал бы после интервью с Рожковым ещё интервью и с вами, но вы же от этого отказываетесь?

 

- Ты зачем у себя в журнале интервью с Рожковым опубликовал?

 

И положил трубку.

 

- Ну хорошо. До сих пор я с тобой не воевал, но с сегодняшнего дня я тебе объявляю войну. И имей в виду – я никогда не проигрываю. Я сумею тебя сделать нищим, сумею пустить по миру. Ты меня хорошо понял?

 

- Он же самый настоящий уголовник, у него судимость за подстрекательство к убийству, ты с кем связался?

 

Когда я рассказал об этом эпизоде жене, она перепугалась:

 

Понятно, что никакими правовыми методами Тихонову нас не достать – мы пусть и маленькое, но вполне себе независимое СМИ. Значит, что – ждать бандитов? Или тенденциозной налоговой проверки? Я же понимаю, что мы живём в государстве, где правосудие в последние годы приобрело абсолютно декоративный характер. Как у нас могут проверять даже самые безупречные компании налоговики, хорошо известно на примере «Юкоса»… Только вот беда, Александр Иванович, взять у нас нечего – деньги больше чем на пару дней на счёте никогда не задерживаются – сразу уходят в типографию (мы почти всегда ей что-то должны). Так что Вам надо будет очень сильно изловчиться…

 

Теперь вот сижу и думаю: а и в самом деле – с кем я связался? Я что, не должен был публиковать интервью с Рожковым? Или с Чепаловым? Тихонов (как и Логинов, как и Бородавко) с нами не разговаривает, но и интервью с Рожковым опубликовать не моги, потому что по миру пустит?

 

Спасибо, Володя!

 

Владимир Бажин:
И последнее. Оставайся таким же доброжелательным и активным в своем нелегком деле.

 

Благодарим Сергея Коновалова за помощь в подготовке прямой линии.

 

На Тазик-спринте 2007

 

 

Анатолий Чепалов «Совсем всё мы проиграть не должны». Татьяна Ревина «Чтобы действующему чемпиону страны не давали возможности выступать на чемпионате мира – это просто нонсенс какой-то!». Итоги VI этапа Кубка IBU. Владимир Воронков «Нынешнее руководство сборной второй раз подряд наступает на одни и те же грабли!». Сергей Брода прямая трансляция первенства России по биатлону на интернет-портале - это маленькая революция..

 

Главная >  Заметки 

0.0273
 
Яндекс.Метрика