Главная >  Заметки 

 

Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Николаем Петровичем Лопуховым


Представляем вниманию читателей сайта прямую линию с апрельским собеседником www.biathloner.ru заслуженным тренером России Николаем Петровичем Лопуховым.

 


Николай Лопухов: «У нас нет системы»

 

- Родился я в городе Задонске Липецкой области, география совсем не лыжная. Учился в институте физической культуры (ГЦОЛИФК) в Москве с 1964 по 1968 год. Два года работал и выступал за оружейный завод в Туле, затем переехал в Сибирь, в город Томск. Там я преподавал в педагогическом институте и работал тренером по лыжным гонкам в детско-юношеской спортивной школе. Там, собственно говоря, и началась моя тренерская биография. Я подготовил членов сборной команды СССР: чемпионку СССР Людмилу Горн, и членов юниорской сборной Надежу Забегаеву и Любовь Шумиловскую. Потом я переехал в Одинцово Московской области, где работал тренером женской команды Вооруженных сил. С ними я тоже добился определенных успехов, они стали призерами чемпионата СССР в эстафете, Любовь Соловьева пробилась в юниорскую сборную СССР. Затем меня пригласили в команду профсоюзов, так называемую «Дружбу». Как раз из этой команды выросли такие гонщицы, как Любовь Егорова, Тамара Тихонова, Лариса Птицына, Нагейкина Светлана, Гаврылюк Нина. Там еще много девочек хороших было, таких как Ирина Шаркова, Наташа Фурлетова – мастера спорта международного класса. И вот с этой командой мы начали свой путь к спортивным вершинам, вошли в основной состав сборной команды, многие добились определенных успехов в большом спорте. Две девочки, Любовь Егорова и Лариса Птицына, стали героями России. В 90-ые годы я стал тренером женской сборной команды, затем работал с мужским составом. Под моим руководством тренировался и Миша Ботвинов, и Алексей Прокуроров. Потом был небольшой перерыв: я уехал в Южную Корею и проработал там два года. После этого я вернулся в Россию, некоторое время работал детским тренером в ДЮСШ города Одинцово, а потом возглавил мужскую юниорскую сборную. После юниоров работал с юниорками, а последние годы с основным составом женской команды. Под моим руководством Лариса Куркина, Наталья Баранова и Евгения Медведева стали чемпионками Олимпийских игр в Турине в эстафетной гонке, а Женя Медведева стала еще и бронзовым призером Игр в персьюте. После этого меня перевели на мужской спринт, где я проработал два года. И вот на этом моя лыжная карьера и закончилась.

 

Сергей Бирюков:
Здравствуйте Николай Петрович!
- Дайте, пожалуйста, краткую автобиографическую справку.
Спасибо.

 

- Да, Алдан у меня в памяти связан со становлением той звездной команды. Этот период методически интересен как раз тем, что в Алдане мы проводили октябрь месяц. Там, в Якутии, в Алдане и Нерюнгри, прекрасные условия для подготовки. Сборы там я пробовал применять в своей практике. Там мы в середине осени имеем возможность тренироваться в зимних условиях на равнине. Многие сейчас ездят на глетчер тренироваться на высоте 2700 метров над уровнем моря, и неоправданно забывают, что можно тренироваться в естественных снежных условиях в Якутии. Это ошибка, я считаю. Ну, а то, что Алдан создал эту команду, этих девочек – это для меня очевидно. Мы там проводили разнообразную интересную работу, которая и стала базой для больших успехов. Этот коллектив, мои коллеги, друзья, большой им поклон, здоровья всем. Алдан – это звездный путь и мой, и моих воспитанников.

 

Александр Гаврилов:
- Уважаемый Николай Петрович, эта ссылка должна напомнить Вам давнюю тему "От Алдана до Калгари": http://ski-medik.narod.ru/Aldan_87.htm. Наверняка вспомнится много интересного. Пожалуйста, расскажите наиболее запомнившуюся Вам историю 20 лет спустя. Передаю большой привет от Юрия.

 

- Это сложный вопрос, потому что уход из большого лыжного спорта для меня, безусловно, трагедия. Но, к сожалению, в жизни любого человека наступает период, когда он должен принимать те или иные решения. Как человек, как специалист я максималист, и главное для меня – это золотые олимпийские медали. Это мое кредо, второе, третье, четвертое места – это уже не результат. Но для того, чтобы добиться больших успехов, в подготовке нужна гармония. Это и высокая мотивация спортсменов, и хорошая организационно-методическая система, и моральная поддержка руководства. К сожалению, в последние годы в сборной команде такой гармонии не было. Любое мое действие обсуждалось. Могу привести конкретные примеры. Под моим руководством три девочки завоевали золотые олимпийские медали, а Медведева взяла бронзу в личной гонке. Безусловно, для меня и многих моих коллег это был подвиг, потому что потенциальный уровень этих спортсменок, не в обиду им будет сказано, был значительно ниже, чем у Лазутиной, Егоровой, Вяльбе и остальных наших великих гонщиц. Они нормальные сильные девочки, но для того, чтобы выиграть Олимпиаду им необходимо было везение и спортивное счастье. Тем этот успех был прекраснее, значительнее, но меня, несмотря ни на что, перевели в мужскую спринтерскую группу.

 

Иван Исаев:
- Николай Петрович, не могли бы Вы рассказать о том, что именно побудило Вас написать заявление об отставке? Ведь результаты у мужской спринтерской команды, возглавляемой вами, были, и неплохие?

 

Тут дело вот в чем: лично я понимаю роль главного тренера по-другому, нежели это сейчас практикуется в сборной. Я видел, как работают Венедикт Иванович Каменский, Виктор Александрович Иванов и многие другие, я видел их сильные и слабые стороны. И я знаю, что главный тренер работает в основном над стратегией развития лыжных гонок, а тренеры групп отчитываются перед ним, защищают свои методические концепции. Главные же тренер совместно с другими специалистами утверждает планы и помогает в работе. Сейчас же у нас все наоборот: всю методологию пишет главный тренер, и, безусловно, это негативно сказывается на работе.

 

Ладно, начали работать. Казалось бы, все хорошо. Юрий Викторович Бородавко заверял меня, что все будет хорошо, что спринтерское направление будет развиваться, что мы будем искать молодых интересных ребят, подготовим команду к Олимпиаде и будем бороться за медали. Но на деле все получилось по-другому. Конкретно: на чемпионате мира в Саппоро наша команда имела право выставить пять человек, четыре по квоте ФИС и пятый – чемпион мира Василий Рочев. Выставили всего три человека, и еще Ширяев так побежал, чтобы размяться только. Почему? Ведь у нас были спортсмены в том же Китае, где за неделю до этого проводился чемпионат мира. Ребята были согласны ехать в Японию за свои деньги. Выступили бы и улетели через несколько дней домой. Но этого не произошло. Затем весной, когда мы думали организовать единую спринтерскую команду, Юрий Викторович забрал к себе в группу Морилова и Парфенова. Безусловно, это очень интересные ребята, а главное, что Коля Морилов с октября по март тренировался в моей группе под моим руководством. Но он выступил на чемпионате мира, в паре с Василием Рочевым завоевал серебряные медали в спринтерской эстафете, и весной выяснилось, что он как бы не хочет тренироваться в нашей группе. Он объяснил это тем, что хочет бегать не только спринт, но и дистанции, хотя при всем моем уважении к Коле Морилову в дистанционных гонках результатов экстра-класса он не показывал. Ну, а кто захочет готовиться в моей группе, если у меня даже смазчика не было. Я просил взять Воронина или Дуркина, но мне не дали этого сделать, потому что один из них работал с Чепаловым, другой с Грушиным. Они, по мнению менеджера команды Чарковского, предали Родину, а предателей брать в команду нельзя. А нам нужен был смазчик. Также у нас с главным тренером возникли разногласия в вопросе о том, где проводить учебно-тренировочные сборы. Например, первый, спринтерский, этап Кубка мира проходит в конце октября в Германии. Безусловно, к этим соревнованиям необходима определенная лыжная подготовка. Традиционно мы проводили ее на глетчере в Австрии, после чего переезжали в Дюссельдорф. Но Юрий Викторович авторитарным решением послал нас в Ергаки! С 11 по 23 октября мы находились в Ергаках: во-первых, это шестичасовая временная разница, во-вторых, бесснежье в первые дни. В-третьих, вы и сами прекрасно знаете, что там качество подготовки трасс, условия жизни далеко не идеальные и вызывают массу нареканий. Хотя я как специалист объяснял, что готовиться там неразумно. Но нет: «Если не поедешь – в отставку!» - сказал Бородавко. Пришлось ехать.

 

Подводя итог, скажу. Первое: мне не давали планировать подготовку. Второе: мои спортсмены считались как бы вторым сортом, чтобы попасть на международные соревнования приходилось быть на голову выше остальных. Третье: не было создано должных условий работы, не было смазчика. Но самое главное, почему я подписал заявление об уходе, потому что не было единой спринтерской команды. Хотя я долго терпел, ждал, много раз подходил к Юрию Викторовичу и просил его решить этот вопрос, чтобы больше таких разночтений не было. А это двоевластие ни к чему хорошему не приводит. Если бы у нас был независимый главный тренер, он и решал бы по-государственному, объективно, а Бородавко, к сожалению, решает проблемы частного характера. Последней каплей стал срыв сбора на Камчатке, который был запланирован еще год назад. Камчатка, как и Алдан, - один из краеугольных камней нашей подготовке. Мы всегда, еще с девочками, там катались в апреле-мае месяце, совершенствовали элементы техники, катались на горных лыжах, купались в горячих источниках, то есть мы входили в сезон с новым мышлением, с новым техническим арсеналом. В этом году было решено вернуться к этой практике, и по плану федерации и Госкомспорта в апреле месяце мы должны были провести учебно-тренировочный сбор на Камчатке. Он был утвержден по линии Госкомспорта, на него были выделены деньги, но Юрий Викторович план переделал, и хотя был уже подписан списочный состав на командирование, когда я пришел в Госкомспорт, выяснилось, что этого сбора нет. Точнее сбор был, но за счет федерации, а федерация средств не выделила, то есть сбор фактически сорвали. Когда я сказал об этом Юрию Викторовичу и президенту, они лишь развели руками. Тогда я окончательно понял, что смысла работать нет, потому что добиться запланированного результата и должным образом подготовить ребят к Олимпиаде мне не дадут. Так что я решил, что лучше уйти и дать ребятам возможность нормально готовиться. Я надеюсь, что тот, кто придет в команду после меня, найдет общий язык с руководством федерации, и ребята не будут ущемлены в своих правах. Ведь нам, откровенно говоря, даже форму Юрий Анатольевич Чарковский выдает в последнюю очередь. В прошлом году, например, он Егошину и Девятьярову выдал один тренировочный костюм на двоих. Куртки, которые дополнительно выдают основному составу, нам не выдали ни в этом, и в прошлом году, то есть мы какими-то изгоями были все время. Так что, может быть, мое отсутствие и поможет ребятам. Может быть, дай бог!

 

Еще одной важной причиной стало то, что спортсмены, тренирующиеся под моим руководством, часто были лишены права выступать на международных соревнованиях. Конкретно: на чемпионате мира в Саппоро возник вопрос о том, кого ставить на гонку – Михаила Девятьярова или Николая Морилова. Михаил тогда юридически был по результатам выше, чем Коля: выиграл отборочные соревнования в рамках чемпионата России, опередив Василия Рочева, затем в спринтерской эстафете вместе с Дмитрием Чвановым стал вторым, они проиграли доли секунды Василию и Толе Рочевым. За неделю до чемпионата мира на этапе Кубка мира в Китае Девятьяров был девятым, Морилов – 15-м, в спринте на самом чемпионате мира Михаил был в прологе десятым, Николай – 14-м, но на следующий день в спринтерской эстафете с Василием Рочевым бежал Николай Морилов, и они заняли второе место. Когда я поднял вопрос об этом, президент федерации сказал, что раз есть медаль, то решение было правильным. Но они ведь не учли, что выбыли две сильнейших команды: упали норвежцы, сломали палку шведы. Да и не в этом даже дело. Можно и золотые медали выиграть, но дальше как жить? Вот пример этого сезона: Иванов-Парфенов. Оба они замечательные спортсмены, но юридически сильнее-то был Иванов. Объясню ситуацию: на вкатку нас отправили в Вершину Теи, хотя я на тренерском совете настаивал, чтобы мы поехали вместе со всеми в Финляндию. Там, в Муонио, тренировалась и мужская дистанционная группа под руководством Бородавко, и женская – под руководством Прокуророва, и женская спринтерская группа Татьяны Ревиной. Единственную группу, мужчин-спринтеров, под моим руководством отправили в Вершину Теи. Но необходимо было готовиться вместе, проводить контрольные соревнования, участвовать в фисовских стартах. Тогда главный тренер может посмотреть на всех спортсменов со стороны, оценить их плюсы и минусы, а как он их может увидеть в Вершине Теи? И вот в начале декабря мы прилетели на этап Кубка мира в Куусамо, перед которым на тренерском совещании был утвержден состав сборной на спринтерскую гонку. Это были Василий Рочев, Николай Панкратов, Михаил Девятьяров, Николай Морилов, Никита Крюков, Иван Иванов. Но затем Юрий Викторович сказал, что было бы здорово посмотреть такого хорошего и интересного человека Андрея Парфенова. Однако по результатам совещания он не прошел. Несмотря на это в частной беседе Юра сказал, что он все-таки хочет посмотреть Андрея, и на следующий день он снимает с соревнований Иванова и ставит Парфенова. После этого тот же Иванов выигрывает Красногорскую гонку, на этапе Кубка мира в Канаде, куда он также поехал, можно сказать, случайно - Санкт-Петербург нашел деньги, и он поехал за счет территории – Иван занял второе место. Но в итоге на чемпионат мира среди молодежи Иван не поехал. Кстати говоря, ни один участник молодежного чемпионата мира не был официально отобран на это мероприятие. Отборочные старты проходили в Рыбинске с 9 по 13 января. В положении об отборе было написано, что спортсмен, занявший первое-второе место на чемпионате России среди молодежи до 23 лет является участником молодежного чемпионата мира. Но, к сожалению, никто из занявших первое место в мужских гонках на чемпионат не поехал. Поехали те, кто понравился Юрию Викторовичу по тем или иным субъективным причинам.

 

- Вот как раз о чем я и говорю. Может быть, мой уход им создаст определенные условия, и к ним будут более справедливо относиться. Может, во всем виноват мой имидж инакомыслящего тренера, который не позволял руководителям федерации более профессионально относиться к организации всех вопросов. А что будет, не знаю, но я лично буду очень за них болеть.

 

Роман Павлушин:
Николай Петрович, здравствуйте!!
Ваши заслуги в лыжном спорте велики! (Женская сборная поднялась, когда были тренером, спринтеры Вашей команды добились хороших результатов.) Фанатизм в Вашей работе наблюдал и сам ...
- Вот вопросик??? Вы вели ребят, готовили по индивидуальному плану:
Никиту Крюкова, Михаила Девятьярова, Антона Гафарова и других... Как так легко могли оставить их!!!! Под Вашим руководством они добились хороших результатов. Какова будет теперь их судьба с другим тренером и естественно с другой методикой?

 

- В целом, да. Он и Чарковский олицетворяют собой систему работы федерации.

 

И скажите, причина ухода - Бородавко?

 

- Во-первых, я еще в прошлом году честно предупреждал спортсменов, что в такой обстановке очень сложно работать, и они сами это видели. Они знали, что у меня сложные отношения с федерацией, что нет условий для подготовки спортсменов высокого класса. Все, что мы имели, это фанатизм спортсменов и мой. Но конкретно перед уходом в апреле я с ними не говорил.

 

Андрей Арих:
- Неужели разногласия с ФЛГР были настолько неразрешимыми, что вы смогли оставить спортсменов на произвол судьбы? Обсуждали ли вы с ними предварительно возможность своего ухода и возможные пути решения?

 

- Я с ними об этом еще не разговаривал. Вообще, конечно, спортсменам тяжело в такой ситуации, ведь от них мало что зависит. Так что про ребят не знаю, надо у них самих об этом спросить. А вот руководители были довольны. И Юрий Викторович Бородавко воспринял это с улыбкой, не задав мне ни одного вопроса, и Владимир Алексеевич Логинов. Они были довольны, потому что, откровенно говоря, за последние два года меня уже несколько раз увольняли из-за этих самых разногласий.

 

- Как они отнеслись к вашему увольнению?

 

- Большое значение в конечном результате будет иметь то, как спортсмен настроен, правильна ли методическая основа. А какой будет тренер: Лопухов, Грушин, Бояринов, Каминский – по большому счету не имеет значения. Важно, какую тренер создаст методическую канву.

 

- Что теперь будет с командой; возможно ли рассчитывать на хороший результат спортсменов в следующем сезоне на чемпионате мира при смене наставника менее чем за год до стартов ЧМ?

 

- Конечно, это ошибка, глупая ошибка. Оставлять команду без тренеров просто нельзя, заранее ясно, что будет провал. Ну, посудите сами, с ними оставался только личный тренер Ивана Бабикова. Не было ни врача, ни массажиста, хорошая мотивация тоже отсутствовала. Если бы Юрий Викторович хотел добиться результата, то должен был хотя бы оставить с ребятами своего второго тренера, а так они были заранее обречены на провал. Безусловно, это большая ошибка, как и многие другие. Вот, например, Юрий Викторович едет на неделю на глетчер в Австрию без снежной подготовки, чтобы получить спортивный инвентарь. Неделю на это тратит, а никто не может спросить с него за это: ни президент, ни общественность. Тратить 30-40 тысяч евро, чтобы кто-то просто мог получить инвентарь. Или ехать на девять дней в Ергаки, как в этом году он поступил. Что такое девять дней? Это же колоссальная ошибка, вы этого ни в одном учебнике не найдете! Ведь акклиматизация длится минимум 12 дней, а там еще и временная адаптация! Уж не знаю, какие вопросы решал Юрий Викторович, но это глубочайшая ошибка. Я просто не знаю, как это все допускается, у меня слов нет!

 

Иван Исаев:
- Ваше мнение, спустя полтора года, о стратегии подготовки сборной к чемпионату мира в Саппоро (я имею в виду приезд команды на чемпионат мира без достаточной временной акклиматизации)?

 

- Тут дело в подготовке в течение всего года, и нельзя назвать какой-то конкретный ее этап, где были допущены ошибки. Эта ситуация требует подробного анализа, который, к сожалению, проведен не был. С точки зрения руководства в сборной все нормально, все хорошо. Главной ошибкой, я считаю, является то, что Юрий Викторович Бородавко не только главный тренер сборной, но и старший тренер мужской команды. В истории редко кто мог сочетать эти две должности, потому что все-таки главный тренер должен заниматься стратегией всей команды, а Юрий Викторович занимается стратегией только своей группы. А другие группы ущемлены и в организационном плане, и в фармакологии, и в других моментах. Я много разговаривал с людьми, знаю это все из частных бесед. Безусловно, главный тренер команды должен быть нейтральным.

 

- Что случилось с этой же командой (я имею в виду всех - и мужчин, и женщин) уже в этом сезоне?

 

- Есть ли гарантия, что история с постоянными методическими "непопаданиями" не повторится теперь уже и в этом году?

 

Ну а методически мне трудно с лёту дать анализ. Первое, что следует отметить, что в середине зимы происходит обрыв в подготовке. Спортсмены начинают мало тренироваться, только участвуют в соревнованиях, причем очень мало на длинных дистанциях. Еще можно назвать слишком большую продолжительность переходного периода. Он должен длиться две-три недели, а получается, что спортсмены очень много отдыхают. Ведь раньше мы всегда ездили в мае на Камчатку, там тренировались, совершенствовали технику, готовили опорно-двигательный аппарат к летней работе, проводили восстановительные водные процедуры, а потом после небольшого перерыва начинали постепенно втягиваться в летний сезон. А в последние годы в марте наши гонщики тренируются постольку-поскольку, в апреле и мае практически не тренируются, начиная готовиться только с июня месяца. Это очень большой перерыв. Еще мне очень неудобно об этом говорить, но я считаю, что Юрий Викторович неправильно понимает современную технику. Те вертикальные колебания, которые можно видеть у его спортсменов, негативно сказываются на скольжении. Силовая подготовка слишком однообразная.

 

Андрей Арих:
- Значит ли ваш уход из ФЛГР после стольких лет работы тренером уходом из профессионального спорта? Определились ли вы с дальнейшими планами на жизнь?

 

- Сложно сказать. Нужно создавать коллектив, в котором люди будут общаться между собой. Ведь даже в советское время всегда был анализ выступлений на протяжении сезона. Тогда много дискутировали, спорили, даже увольняли спортсменов и тренеров. С такими результатами, которые были в этом году у мужчин, да и даже у женщин, в советское время тренеры бы лишились работы, это ясно. Про этот год мне сложно что-то говорить, думаю, что какую-то коррекцию в подготовке сделают, но я в этом уже не участвую.

 

Юлия Трухина:
Здравствуйте, Николай Петрович!!!
- Чем теперь будете заниматься??? Есть ли вероятность Вашего возвращения в сборную??? Хотели бы сами этого????? Спасибо и всего самого хорошего!!!

 

- Да, конечно, я осознанно ухожу из лыжных гонок, понимая, что карьеру в большом спорте я уже закончил независимо от моей дальнейшей деятельности. В настоящее время я перешел работать в другой вид спорта, биатлон. Но команда у меня юношеская, в биатлоне я не профессионал, и хочу лишь создать хороший коллектив, которому я бы помог как специалист в области лыжных гонок. Хочется вывести молодых людей на более высокий уровень. Но ясно, что из большого спорта я ушел, это, как я уже сказал, большая трагедия для меня.

 

Олег Рыжов:
Здравствуйте, Николай Петрович!
- Как часто бываете у себя на родине? Не планируете ли вы продолжить работу в спорт. клубе или в СДЮШОР в Липецкой области или в Задонске?

 

- В сборную я уже не вернусь, возраст не тот. Ведь чтобы достичь там каких-то результатов, надо много и много лет работать, создавать коллектив. Дело даже не в методике, а именно в коллективе. Так что будем работать пока в биатлоне.

 

Дмитрий Рогожин:
- Здравствуйте. Появилась информация, что вы будете тренировать сборную Москвы по биатлону, расскажите об этом поподробней.

 

- К сожалению, редко там бываю. Вы и сами знаете, что спортивная жизнь сейчас очень насыщена событиями, мы, как цыгане, дома не бываем. Отпуск официально у нас, конечно, есть, но фактически его нет. У нас это период отчетов, составления планов, поэтому отпуск мы проводим в более суетной обстановке, чем просто работа. Поэтому сейчас очень редко бываю в Задонске, в будущем, когда уйду на пенсию, надеюсь почаще туда приезжать.

 

- А вы сами владеете биатлонной спецификой?

 

- Я буду работать в экспериментальной команде по биатлону, которая сейчас создается на базе города Москвы. Мы приглашаем туда лыжников с 1985 по 1990 года рождения, проводим тестовую работу, селекцию, а уже с июня месяца начинается подготовка. На первый сбор мы поедем в Остров. Состав команды – 12 человек. Из тренеров поедем я и специалист по стрелковой подготовке Михаил Виноградов.

 

Андрей Арих:
Здравствуйте, Николай Петрович! Не знаю, что делать. Вопросов много - боюсь переборщить, но не могу удержаться :-)
Расскажите, пожалуйста, нам о своей спортивной семье. Наверное, не все знают, что ваша супруга - известный детский тренер (по крайней мере, в Москве и Московской области), младший сын добился определённых успехов в лыжных гонках на детском уровне, потом ушёл в биатлон и сейчас с каждым годом там прогрессирует, а старший сын после завершения спортивной карьеры по сей день работает сервисменом в сборной России.
Я ни в чём не ошибся?

 

- Поскольку команда экспериментальная, то перед нами стоит задача соединить передовые взгляды лыжников и биатлонистов. Поэтому в команду мы собираем передовых специалистов по биатлону. Основной нашей целью является создание профессиональной биатлонной команды для подготовки к Олимпийским играм 2014 года.

 

- Чем сейчас занимаются Екатерина Васильевна, Илья и Евгений Лопуховы? Как складывается их спортивная жизнь? Какие у них дальнейшие планы на будущее?

 

- В целом, нет. Разве что Евгений никогда не был сервименом сборной команды. Он просто на Олимпиаде в Турине помогал мне в работе. Сейчас же он работает тренером в бабушкинской спортшколе. У него много интересных ребят тренируется. И этот сезон ему очень удался. Его воспитанники на первенстве России среди юношей в спринте заняли первые три места, а Владимир Голобоков стал чемпионом России в гонке на 10 км свободным стилем.

 

- Не вы ли явились инициатором того, чтобы они также связали свою жизнь со спортом (если нет, то как это получилось?)?

 

- Илья занимается биатлоном. Евгений и Екатерина Васильевна работают тренерами в детской спортивной школе, воспитывают молодых ребят.

 

- Как вы относитесь к тому, что сыновья пошли по вашим стопам?

 

- Дело в том, что у меня жена – мастер спорта по лыжным гонкам, а когда у нас родились дети, то они всегда были рядом с мамой и рядом с папой. Так и начали заниматься.

 

- Принимаете (принимали) ли вы участие в их подготовке?

 

- Прекрасно отношусь (улыбается).

 

- Помогаете ли вы Екатерине Васильевне в разработке методических планов или предпочитаете, чтобы супруга работала на основании собственного опыта?

 

- Были такие моменты, когда я немного участвовал в их подготовке. Были моменты, когда меня выводили из сборной, и я помогал супруге в ее работе. Вообще, у нас спортивная семья, и мы живем спортом.

 

Денис Родиков:
Здравствуйте, Николай Петрович!
Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов...
Фармакология:
- Какие препараты и с какой целью используются в подготовительном и соревновательном периодах?

 

- Когда мы тренировали вместе, мы вместе и проводили анализ, и делились взглядами на технику. Я проводил методические занятия.

 

Инвентарь:
- Было бы интересно узнать характерные жёсткости и ростовки лыж, а также ростовки палок в зависимости от роста и веса спортсменов сборной. Понимаю, что ответить очень сложно, но хотя бы качественно: используются ли палки несколько завышенной ростовки (например (рост - 10-12 см) для конька и (рост - 20-25 см) для классики)?

 

- Фармакология – это вопрос интересный и ёмкий. Поэтому порекомендую читателю обратиться к литературе. Очень подробно освещением вопроса фармакологии занимается С. Кулиненков. Советую обратиться к работам этого автора.

 

Аналогично для лыж, только в обе стороны в плане жёсткости (мягковатые/жестковатые) и ростовки (подлиннее/покороче).

 

- Да, в спринтах мы работаем над этим вопросом и подбираем палки под рельеф дистанции. И если дистанционщики подходят к подбору палок довольно консервативно, то спринтеры возят с собой набор палок и выше, и ниже традиционных. Если рельеф трассы сложный, с крутыми подъемами, то палки выбираются покороче, если рельеф проще, то подлиннее.

 

Смазка. Понятно, что вопрос огромный. Если уже, то так:
- Длина колодки на классику (клистеры, полутвёрдые мази, твёрдые мази). Например, на лыжах Fischer есть риски спереди 5, сзади 2, можно ли примерно охарактеризовать характерную длину колодки в этих трёх вариантах?

 

- Сложно ответить, потому что даже спортсмены экстра-класса, которые много ищут, много тестируют инвентаря, имеют огромное количество пар лыж, в любую погоду бегут на одной паре. Очень яркий пример – Гунде Сван. На Олимпийских играх в Калгари он выступал на лыжах десятилетней давности: они ему очень нравились, он их берег, не тренировался на них, и они были очень скользкие. И он выступал на них и на мягкой, и на жесткой трассе. Но, конечно, в подборе лыж есть определенные каноны, которые начинающие спортсмены должны соблюдать.

 

- Количество слоёв смазки. Опять же характерное количество для клистеров, полутвёрдых и твёрдых смазок.

 

- Колодка для каждой пары лыж определяется индивидуально. Что касается зависимости ее длины от погоды, то тоже не скажу ничего нового. На мягкий и холодный снег колодку выбирают длиннее, на воду – короче. Эту информацию можно найти в любых методичках и брошюрах фирм-производителей смазки. Там все подробно описано на русском языке, таких проблем, как раньше, теперь нет.

 

- Приведите, пожалуйста, примеры 100% едущих вариантов (вариантов, которые весьма надёжны и быстры при определённой погоде).

 

- Сначала кладется базовый слой, затем - основной, а затем - доводка на скольжение. А дальше все зависит от профессионализма и возможностей. Вот сейчас даже поверх жидких мазей кладут порошки или наносят эмульсии. Раньше мы даже подумать о таком не могли. Как это на жидкую мазь и порошок! А сейчас ничего, сыпят.

 

Методы восстановления:
- Методы восстановления после нагрузки?

 

- 10/30 и немножко потерпеть (смеется).

 

Методика тренировки:
- Какая работа выполняется для того, чтобы вывести спортсмена на новый уровень? (скоростно-силовой, функциональный, скоростная выносливость)

 

- Основа всего – правильное питание. Сейчас мы, лыжники, многое перенимаем у велосипедистов. Вы и сами, наверное, видите, как во время гонок велосипедисты часто пьют из специальных ёмкостей. Напитки в основном на основе углеводов с небольшим добавлением белков. После тренировок надо обязательно пить такие специализированные напитки, желательно в течение 30 минут. Естественно, должен быть необходимый отдых, сон. Массаж тоже можно делать, но не сразу после тренировки. После тяжелых тренировок обязательно должны проводиться легкие восстанавливающие, чтобы привести мышцы и сердце в порядок.

 

- Приведите, пожалуйста, пример подводочного цикла к главному старту.

 

- Чтобы ответить на этот вопрос, необходима целая книга. Развитие каждого из качеств требует определенной последовательности, но об этом лучше прочитать в соответствующей литературе.

 

- Работа над техникой. Какие упражнения нужно выполнять летом, чтобы улучшить технику (в первую очередь классическую)? А зимой?

 

- За 12 дней – объемная тренировка около трех часов умеренной интенсивности. За семь дней - контрольную тренировку 15 км. И за четыре дня контрольную тренировку 6-7км.

 

- Как относитесь к передвижению на лыжах или лыжероллерах без палок?

 

- Это опять-таки объемный вопрос. Сейчас очень много вспомогательных средств: лыжероллеры, катание на глетчере или в лыжном тоннеле. Плюс есть специальные подготовительные упражнения, как для классики, так и для конька. Гармония в применении этих средств и есть работа над техникой.

 

- Как улучшить прохождение подъёмов средней крутизны и круче (конёк и классика отдельно)?

 

- Я стремлюсь к гармонии. Дело в том, что упражнение это нужное, но им нельзя злоупотреблять. Сейчас многие, например Юрий Викторович Бородавко, применяют упражнения без палок с длинным прокатом, и это, конечно, ошибка. Потому что, когда спортсмен катится, он инстинктивно выпрямляет опорную ногу. А есть такой термин «активное выпрямление опорной ноги», что является довольно грубой ошибкой. Сейчас я мало применяю ход без палок, и стараюсь добиться от своих воспитанников резких маятниковых движений, чтобы не было пауз.

 

- Столкнулся с проблемой - в классике сильно затекают руки после подъёмов, и скорость сильно падает на равнине. При этом если ехать подъём на руках, то состояние заметно лучше. Что можно предпринять, чтобы руки лучше работали после подъёмов?

 

- На равнине, если позволяет скольжение, нужно мощное отталкивание с хорошим прокатом. Если участок средней крутизны, но тут мы применяем сочетание мощности и частоты. А на крутых участках надо переходить на скользящий бег, использовать минимум скольжения, потому что на скольжении теряется много времени. Это справедливо, как для конька, так и для классики.

 

Модест Соловьев:
- Какая доля силовой подготовки в тренировочной программе лыжников-спринтеров в сравнении с лыжниками дистанционными?

 

- Действительно, на подъемах руки играют очень большую роль. Значит, у человека слабая подготовка или проблемы с биомеханикой движений. Чтобы разобраться детально, надо человека видеть.

 

- Чем различаются комплексы силовых упражнений у спринтеров и дистанционщиков?

 

- Безусловно, эта доля у спринтеров выше, чем у дистанционщиков. В настоящий момент лыжники-спринтеры применяют очень много специальной работы со штангой. Не такой, как у штангистов, а специализированной с точки зрения лыжного спорта. Причем в этом компоненте мы уступаем скандинавам. И если летом объем силовой подготовки у нас примерно одинаковый, то зимой мы от силовой подготовки отходим, а они продолжают. Когда мы были в Канаде на этапе Кубка мира, мы ходили в баню и проводили гимнастику в спортзале. Там мы видели, как норвежцы проводили часовое занятие с тяжестями, делали специальные упражнения. Также и швед Эмил Йонссон перед забегом заходил в спортзал, крутил велоэргометр и несколько раз подходил к штанге. Так что в подготовку спринтеров даже зимой необходимо вкрапливать силовую работу. Но подходить к этому надо с умом: в какие-то периоды делать много силовой работы, в какие-то - очень мало. То есть подготовка должна идти волнообразно, потому что, если с силовой работой перебрать, то это негативно скажется на результате. Поэтому подход должен быть профессиональным и научным.

 

- Какие измеримые показатели скоростно-силовой подготовленности Вы используете и как часто делаете замеры этих показателей?

 

- Дистанционщики применяют больше упражнений на развитие силовой выносливости и скоростно-силовых качеств, а спринтеры к этому добавляют также упражнения на развитие абсолютной силы.

 

- В интернете было интервью с тренером Юрием Бородавко, который рассказал, что в силовой подготовке использовал прыжки с блином 15 кг (видимо, держа его между ног и выпрыгивая из приседа вверх) для тренировки выносливости и довел выполнение этого упражнения до 15 минут непрерывно. Вы не увлекаетесь такими упражнениями?

 

- Ежемесячно мы проходим тестирование во ВНИИФКе у Александра Ивановича Головачева. По этим тестам мы видим какова динамика роста результатов: отрицательная или положительная. И на основании результатов теста делаем коррекцию тренировочного плана.

 

- Есть ли у Вас "коронное" "упражнение", которым Вы "грузите" спортсменов?

 

- Мы иногда вкрапливаем такие упражнения. Это Юрий Викторович так развивает силовую выносливость.

 

- Можете привести пример любимых упражнений?

 

- Есть ряд упражнений, которые мы любим и часто применяем, но чтобы делать из какого-то упражнения панацею, такого нет.

 

Денис Родиков:
Питание:
- Не могли бы Вы дать несколько рекомендаций по питанию для подготовительного периода, вкатки и соревновательного периода?

 

- Для развития силы рук - тележка, для развития пресса – подымание корпуса на наклонной скамье до угла в 30 градусов, для развития силы ног – выпрыгивания, имитирующие движения конькового хода, когда спортсмен находится в лыжной посадке, и классические выпрыгивания вверх.

 

Тактика прохождения дистанции:
- Распределение сил по дистанции? Особенно для спринта.

 

- Спортсмен использует обычное питание, меню которого составляет врач, а также использует пищевые добавки в зависимости от направленности его подготовки. Когда в подготовке преобладает скоростно-силовая работа, то применяются аминокислоты, когда работа на выносливость – углеводные напитки. При больших нагрузках применяются витаминные комплексы, при силовой работе – добавки с высоким содержанием белка.

 

Психологическая подготовка:
- Как научить себя выдавать всё, что возможно и даже чуть больше?
Заранее спасибо за ответы! Удачи Вам в тренерской деятельности и личной жизни и крепкого Вам здоровья!!!
С уважением, Денис Родиков

 

- Как говорил знаменитый финский лыжник Вейкко Хаккулинен, по мужику и техника. Перефразируя его, можно сказать, что и тактика главным образом зависит от подготовки. Глобально сейчас тактика в спринте незамысловата: во-первых, надо пробиться через пролог в финальные забеги, а затем добраться до главного финала. Что же касается тактики прохождения дистанции, то ее можно разделить на три части: надо хорошо стартовать, достойно выглядеть по дистанции и мощно финишировать. Наши спортсмены сейчас часто применяют так называемую стартовую тактику: выходят вперед со старта и лидируют до самого финиша. Так ведут себя на дистанции почти все наши лыжники кроме Васи Рочева: и Коля Морилов, и Миша Девятьяров, и Иван Иванов, и Наталья Матвеева. А Василий Рочев использует свое дарование на финишном участке, стараясь именно на нем показать все, на что он способен. Выбор тактики зависит от состава участников, от сложности дистанции. Мы сразу анализируем трассу и ищем места, где можно выиграть, где проиграть. Смотрим, где какие повороты, где могут случиться курьезы. И каждый гонщик должен заранее знать те места, на которых он может проявить себя. В общем, тактика – это многогранное понятие.

 

Наталья Семенова:
Добрый день, Николай Петрович!! При случайном знакомстве с Вами в Тее я и не подозревала, что вы такой знаменитый тренер. Конечно, мне стыдно за такое невежество, но лучше поздно, чем никогда. :) У меня к вам такой вопрос:
- Где за границей можно провести хорошую "вкатку"?
Заранее благодарю за ответ. Удачи Вам :)

 

- Психологическую подготовку можно также разбить на три части: бытовая, она же тренировочная, соревновательная и коллективная. Но в данном случае, как я понял, человека интересует именно соревновательный аспект. Во многом психология соревновательной деятельности зависит от генетики спортсмена, но развивать ее можно. Сейчас много литературы по аутогенным тренировкам, методике самовнушения, медитации. Вот за счет этих моментов и можно психологическую подготовку совершенствовать. И мы знаем, что такое лыжник: как правило, это очень терпеливый человек, потому что приходится очень много терпеть, как на тренировках, так и на соревнованиях. Поэтому психология у лыжников, как правило, очень крепкая.

 

Андрей Арих:
- Хотелось бы задать ещё вопросы по особенности подготовки спринтеров, про то, существуют ли кардинальные отличия в работе с женщинами и мужчинами, спринтерами и дистанционщиками (благо вам, Николай Петрович довелось работать со всеми из перечисленных групп спортсменов), но боюсь, что займу очень много времени. Тем не менее, хотелось бы узнать ваши соображения на этот счёт.

 

- В Финляндии. Там много хороших мест, например, Вуокатти или Муонио.

 

Родиков Денис:
Появился ещё один вопрос:
- Как, по-вашему, будет меняться техника лыжников в ближайшие десять лет?

 

- Главное в работе тренера – найти людей, одаренных в этом виде деятельности, и создать хороший трудовой коллектив. Это два очень важных момента, а третий – чтобы эти люди профессионально относились к делу. Это самое главное. А мужчины это или женщины, спринтеры или дистанционщики – это не так важно.

 

Олег Мешков:
- Николай Петрович, что Вы думаете по поводу утверждения Андрея Кондрашова "Спринт - могильщик классического лыжного стиля"?

 

- Трудный вопрос. Может быть, как Гунде Сван, что-нибудь придумают. Недавно в Финляндии я смотрел гонку на 15 км с Олимпиады в Лэйк-Плэсиде. Я просто был в восторге, как там люди бежали. Там выиграл Вассберг, доли секунды ему проиграл Мието, а третьим был Уве Аунли. Основные элементы техники: подсед, отталкивание, скольжение – не изменились. Новые элементы, конечно, появляются, но только на базе старых. Повторюсь, я был в восторге от той мощи, темпа, азарта, которых сейчас я уже не вижу. Хочется найти эти старые фильмы, чтобы показывать своим спортсменам.

 

Дмитрий Рогожин, MIHA Dali, Александр Коробков:
- Уважаемый Николай Петрович! Хотелось бы узнать Ваше мнение о мужском спринтерском направлении лыжных гонок в стране и в сборной. Каков потенциал? Тенденции? Хотя бы ближайшие перспективы?

 

- Так же в свое время говорили и про коньковый ход, но классика все равно осталась, и теперь ей бегают наряду с коньком. Действительно на легких трассах спортсмены, чтобы развить наибольшую скорость, переходят на одновременный бесшажный ход. Но на более сложных трассах это не выгодно. Так что все зависит от профиля трассы. На простых дистанциях будет применяться одновременный ход, на трудных – попеременный.

 

Расскажите, пожалуйста, о КАЖДОМ спринтере мужской команды (хотя бы вкратце)...

 

- Два года назад у нас был всего один спринтер мирового уровня – Василий Рочев. Сейчас у нас подрастает целая плеяда молодых и перспективных ребят. Их около восьми-десяти человек. Все зависит от команды, от коллектива: как они будут работать, как настраиваться, какую методическую канву применять.

 

Никиты Крюков. В этом году Никита выступал очень хорошо, был два раза в финале А этапов Кубка мира. У него также есть природные качества спринтера, но ему надо много работать над специальной и силовой выносливостью.

 

- Пожалуйста. Михаил Девятьяров. Это очень одаренный для спринта человек. У него есть все необходимые природные качества, как я говорю, «инстинкт убийцы». Недостаток его в том, что он не всегда правильно понимает некоторые вопросы, он знает о них, и это мешает ему совершенствоваться.

 

Иван Иванов. Это наш чемпион мира среди юниоров. Этот сезон у него тоже прошел блестяще. Но, как ни странно, ему надо много-много еще работать. К тому же в этом году у него были проблемы со здоровьем. После диспансеризации ему пришлось вырывать три корня, ставить пломбы. Он очень одарен в коньковом ходе, что он и доказал в этом сезоне. А вот над классикой ему надо очень много работать.

 

Антон Гафаров. Это сюрприз. Он даже меня удивил в этом году. Он пришел к нам тренироваться за счет командирующей организации. Что-то мне в нем нравилось, что-то не нравилось, но за те результаты, которые он показал в этом сезоне, я снимаю перед ним шляпу. Прогресс у него в этом году очень яркий. Другое дело, что ему надо много работать над здоровьем, есть определенные проблемы с выносливостью. Большая работа над развитием выносливости принесет плоды, но тренироваться надо правильно, вовремя делать разгрузки.

 

Я им всегда говорю, что надо делать макияж. Ведь что такое макияж? Это когда подчеркиваешь свои лучшие качества и маскируешь недостатки. Так и спортсмен должен развивать свои сильные стороны и избавляться от недостатков. Тогда он станет спортсменом экстра-класса.

 

Пользуясь случаем, хочу сказать ребятам. Ребята! У вас есть необходимое дарование, вы знаете свои слабые стороны! Так что просто надо профессионально подходить к своей спортивной деятельности, и я лично буду болеть за вас, когда вы будете на пьедестале почета чемпионата мира или Олимпийских игр.

 

- Повторюсь, что все ребята очень одаренные, и если им удастся профессионально решить все проблемы, избавиться от недостатков, они добьются великолепных результатов. А успех зависит от настроя спортсменов, организационно-методической концепции тренеров и ее реализации.

 

От Девятьярова, вроде бы, не первый сезон ожидаем стабильно высоких результатов, а получается к сожалению нечасто. То травмы преследуют, то болезни... В этом сезоне Морилов с Крюковым показывали многообещающие результаты. Чего ждать в предстоящем (ведь это сезон ЧМ) и последующем (ОИ)?

 

- Да, безусловно, все эти ребята имеют хороший потенциал, но для того, чтобы они выигрывали, надо создать сверххорошие условия. Этого я и пытался добиться от руководства сборной команды.

 

Есть ли сейчас в команде спринтеры, которые способны побеждать?

 

- Действительно, норвежская и шведская команды в лучшую сторону отличаются от соперников. Они уже давно развивают спринтерское направление, у них уже сложилась методическая концепция по развитию спринтерских качеств. Также у них очень хороший спринтерский календарь. Они очень много соревнуются, принимают участие в самых разнообразных стартах. В этом они нас опережают. Наши ребята тоже показывали хорошие результаты, но, я еще раз повторю, чтобы они смогли себя реализовать, надо создать необходимые организационно-методические условия.

 

Александр Коробков:
- В чем, на Ваш взгляд такое очевидное преимущество норвежцев, или это иллюзия прошедшего сезона и на ЧМ все будет иначе?

 

- Сейчас мы уже иногда можем бороться с ними на равных, теперь ребятам нужен дополнительный стимул, нужна методология, чтобы стать еще на одну ступеньку выше. А в целом мы пока отстаем.

 

Продолжаем мы отставать или начинаем догонять?

 

- Я настраивал своих ребят, и нашей целью в этом сезоне было, чтобы два-три человека попадали в финалы А и В. И удачные старты, когда это удавалось, в этом году были. Но чтобы добиться большего, нужна немного другая программа, другое обеспечение и другая мотивация команды.

 

Болельщик готов ждать и не отворачиваться от любимого вида спорта, но обидно видеть от старта к старту розыгрыш призовых мест шестью-семью скандинавами...
Искренне надеюсь, что Ваш опыт и талант будут востребованы в России. Здоровья и успехов!

 

- Конечно, это говорит о том, что у норвежцев очень мощная концепция развития спринта. В методологии они нас опережают, безусловно. У нас многие приходят в сборную команду, даже не владея спринтерской техникой. Ведь у спринтеров и дистанционщиков она различается. Вот пришел, к примеру, ко мне Крюков. Он далеко кистью толкался, сильно наклонял туловище, а это ошибки. Сейчас спринт все бегают коротко: движения резкие и короткие. Но ведь у нас ни одного семинара на эту тему не проводилось, поэтому никто из тренеров этого и не знает. На отчетах у нас все говорят о каких-то пресловутых километрах, процентах, а о методике мы не говорим между собой. В последние годы я не помню, чтобы методика обсуждалась хоть раз. Раньше в советское время, когда я был молодой, такие тренеры, как Иванов, Быстров, Каменский на отчетах все время задавали вопросы по технике, методике. Вот я молодой тренер, меня вызывают после обеда и начинают мне задавать вопросы, как я понимаю построение тренировочного плана, технику ходов, технические приемы, упражнения и так далее. То есть старшие товарищи меня экзаменовали, за что я им до сих пор очень благодарен, а сейчас этого нет. Мы не знаем, кто чего и как делает. Не было такого, чтобы мы все собрались вместе, обсудили эти вопросы. У нас только за глаза могут что-то сказать или положительное, или отрицательное. То есть у федерации нет внутреннего анализа, нет методологии, нет обучения.

 

- На этапе Кубка мира в Драммене в этом году в финальную часть соревнований попало 18 представителей Норвегии. Не кажется ли вам, что если нам расширить спринтерскую группу с пяти человек хотя бы до десяти, то мы могли бы тоже добиться большего представительства нашей страны в финальной части соревнований Кубка мира?

 

- Я Юрия Михайловича знаю давно. У него вырос Крюков, неплохо в этом году показал себя Рысин. Я пожелаю ему счастья и везения.

 

Андрей Арих:
- Как можете прокомментировать назначение Юрия Каминского на пост старшего тренера мужской сборной России по спринту; как оцениваете его кандидатуру? Не знакомы ли с ним лично?

 

- С ним вместе будет работать Михаил Толгатович Девятьяров. Он хорошо знает мою методологию и будет помогать Юрию Михайловичу. К тому же, когда его утверждали на этой должности, я присутствовал и мы обменялись парой слов по поводу дальнейшей работы. Так что он всё знает: как надо работать, какие есть проблемы и так далее.

 

Не намерены ли делиться опытом и помогать ему в знакомстве с коллективом, который вы уже знаете, «как свои пять пальцев»?

 

- Положительно отнесся.

 

- Как вы отнеслись к тому, что младший сын перешёл из лыжных гонок в биатлон?

 

- Нет, это было его собственным решением. Когда он занимался лыжными гонками, и мы ездили на сборы, он подходил к моим знакомым биатлонным тренерам, просил их дать пострелять немного. То есть он заранее был в контакте с тренерами, пробовал себя.

 

- Было ли это его собственным решением или вы настояли?

 

- Я уже не помню. Просто появилась такая возможность попробовать себя в биатлоне, и он решил ей воспользоваться.

 

- С чем был связан этот переход?

 

- С Тихоновым меня связывает давнишняя дружба. Раньше мы часто вместе проводили сборы, много общались. Знаю я и многих спортсменов-биатлонистов. Но чтобы делать какие-то выводы, надо быть в этом коллективе. Скажу лишь, что Тихонов есть Тихонов.

 

Наверняка после этого вы стали следить за событиями, происходящими в биатлоне, если не делали этого раньше... Тогда поделитесь, пожалуйста, своим мнением о текущей ситуации в СБР. Как вы относитесь к фигуре Александра Тихонова, к его "политическому курсу" во главе этой организации и к претензиям, обращённым в его адрес со стороны ряда спортсменов и любителей биатлона?

 

- Дело в том, что в биатлоне я новичок и с проблемами этого вида спорта пока не знаком.

 

- Можно ли сравнить проблемы в СБР и проблемы в ФЛГР?

 

- По федерации лыжных гонок могу отметить как основное, что не организован процесс обучения. Надо строить единую организационную систему, начиная с детского спорта и до уровня национальной команды. А у нас все внимание и главного тренера, и гостренера, и всех остальных сосредоточено на главной команде. Остальное их не интересует. И детский спорт у нас выживает лишь за счет энтузиазма тренеров и руководителей на местах.

 

- Что, на ваш взгляд, мешает этим организациям эффективно работать; какие ошибки могли бы отметить в их деятельности?

 

- Если бы я был главным тренером, то я бы четко выполнял задачу создать дружный коллектив, подобранный по профессиональным качествам. Не «нравится - не нравится», «угостил ухой - не угостил ухой», а строго по профессиональным качествам. Второе, выстроил бы четкую систему от детского спорта к взрослому. Даже для юниорской команды я установил бы определенные нормативы по спецподготовке, по общей подготовке. Проводили бы семинары, обеспечили бы преемственность в вопросах техники. Также необходимо четко распределить должностные обязанности, которые сейчас весьма расплывчато сформулированы. Вы знаете, что сейчас множество проблем с оформлением виз, заказом автобусов и так далее и так далее.

 

- Какие меры вы бы предприняли для того, что оптимизировать их работу, если бы, к примеру, возглавили одну из организаций?

 

- Нет, думаю, я не смог бы этого сделать.

 

- Хотели бы стать президентом ФЛГР и изменить ситуацию в лыжных гонках?

 

- Наверное, возможно. Например, в федерации плавания тоже было много проблем, но с приходом нового президента Сергея Нарышкина, который также занимает важный пост в правительстве, в этом виде спорта наблюдается серьезный подъем. Так и в лыжах: нужно, чтобы работали профессионалы, вроде Нарышкина. Хотя иногда я думаю, что, кто бы ни пришел, Чарковский все равно сумеет найти с этим человеком общий язык. Он ведь всех все время сдавал: и Быстрова, и Акентьева. Сейчас при Логинове у него наступили золотые времена. Чтобы поменять эту систему надо целиком поменять состав федерации, поставить новых людей, причем профессионалов высокого уровня, чтобы их тряпки не интересовали.

 

фан про:
- Г-н Лопухов, как вы думаете, реально ли реформировать ФЛГР в современную полезную спортивную структуру или ждать конца лыжного спорта в России, или конца терпения Медведева, например?

 

Хотя, вы только представьте, на эстафете на Олимпийских играх в Турине этот человек взял и перепутал этапы! То, что Наталья Баранова бежала первый этап, а Лариса Куркина второй, а не наоборот, это была именно ошибка Чарковского. Это было ЧП! Хорошо, что мы приехали к старту за час. Лыжи были не готовы, и я отправил Наташу с Ларисой в кафе попить кофе. Там она у иностранцев посмотрела заявочный список и в нем увидела себя на первом этапе. Вот она-то и спасла Россию, если бы не Наташа, то на старт первого этапа вышла бы Лариса Куркина, и нашу команду сняли бы. И в этом виноват один лишь Чарковский, но никто об этом не знает.

 

Вообще, хочется отдельно коснуться личности Юрия Анатольевича Чарковского. Этот человек все время находится в тени, а на самом деле он играет вторую роль в федерации. Как сказал про него Бояринов, серый кардинал. Все вопросы решаются через него, он каждый день звонит президенту и рассказывает, что и как. То есть президент видит обстановку в федерации глазами Чарковского. И возьмут человека на работу или нет, зависит от того, какую характеристику даст ему Чарковский. Еще Чарковский занимается в федерации бизнесом по реализации спортивной формы, которую он получает. Причем нет никаких ведомостей, кому он ее выдает, какие размеры кому нужны. Может выдать один размер, может другой. Мне как-то надо было поменять куртку, не подходящую по размеру, так мне Саша Завьялов посоветовал обратиться к Богданову. То есть Чарковский делает свой личный бизнес непосредственно через федерацию. А Логинов на это закрывает глаза.

 

- Это блеф. Замена Куркиной на Баранову была настоящей глупостью. Баранова по складу дистанционщик. Она не может варьировать скорость, идет, как трактор, в одном высоком темпе, и всё. А Куркина наоборот чувствует себя на первом этапе, как рыба в воде, у нее огромный опыт бега на первом этапе, и она его тактически очень грамотно проходит. А получилось так: во-первых, девочки, конечно, переволновались, Наташа была бледная. Ну, вы представляете, человек никогда не стартовал на первом этапе, а тут ей приходится начинать олимпийскую эстафету. И хоть я и старался ее успокоить, со старта она вышла предпоследней. После поворота начался подъем, где Наташа ускорилась и вышла на вторую-третью позицию. А на высоте 1500 метров ни в коем случае нельзя делать никаких ускорений, наоборот, надо идти спокойно и в конце разыгрывать. И я стою, за голову схватился, кричу ей: «Что ты делаешь?» Но всё, уже поздно. И тут же она делает вторую ошибку: идя третьей, на спуске она накатывает на соперницу и уходит в соседнюю запорошенную лыжню. И лыжи останавливаются, а Наташа опять откатывается в хвост группы. Потом опять догоняет, несколько раз падает. И таким образом она приходит на финиш этапа с отставанием в 15 секунд. Конечно, это провал, но ведь на то есть причина! Второй этап шла Лариса Куркина, в начале она догоняла, шла более высоким темпом, и на первом из двух кругов ей удалось достать лидирующую группу. Я облегченно вздохнул, думал, что сейчас она успокоится, пойдет в группе лидеров. Но, как назло, именно у Ларисы в тот день неважно работали лыжи, поэтому она довольно много проиграла на длинном спуске, и опять началась дерготня. Все эти ненужные ускорения и вылились в 25 секунд отставания на финише второго этапа. А ситуация такая сложилась исключительно по вине Чарковского. А все потому, что вместо исполнения прямых обязанностей он занимался снабжением руководства формой, одеждой, бахилами. У нас же у всех рации, поэтому мы все эти разговоры слышим. Главное для него было, чтобы руководители были довольны.

 

- А как же слова Елены Вяльбе о том, что это была ее задумка?

 

С моим сыном Евгением, который мне помогал на Олимпиаде, тоже некрасиво поступили. Его просто по настоянию Чарковского выбросили из команды. Надо было из Турина перегнать автобус, но он был в аварийном состоянии, поэтому я был категорически против, чтобы Женя вел его из Италии домой в одиночку. Я ни как отец, ни как ответственное лицо просто не мог этого допустить. И действительно, автобус по дороге сломался у них. А весной Женю просто выкинули из команды.

 

Раньше при раздаче экипировки мы приходили в олимпийский комитет, сдавали паспорт и получали по ведомостям необходимые вещи под роспись. Теперь же никто нигде не расписывается. Размеры выдаются кому какие попало. Конечно, лидеры получают все, и может что-то даже дополнительно. Остальные экипируются по остаточному принципу. Первый год Чарковский нам вообще ничего не хотел давать. У него была такая позиция, что спринтерская сборная не нужна, с ней будут дополнительные хлопоты, надо будет экипировку искать и так далее. А когда спортсмен начинает показывать результат, тут отношение к нему Чарковского резко меняется. Появляется подобострастный взгляд и так далее. Взять к примеру Медведеву. Когда она победно финишировала на последнем этапе эстафеты, он тут же по рации стал поздравлять Лешу Медведева, не меня, старшего тренера команды, а именно Лешу. Хотя перед Олимпиадой мне приходилось уговаривать их брать его на сборы, чтобы он помогал. А что Чарковский, что Логинов говорили: «Да зачем он нам нужен, Медведев этот». Но тут же сразу его возвысили. А год прошел, и сейчас они опять начали на Лешу давить.

 

- Это вопрос инакомысления. А, как говорил Чехов, если ты иначе мыслишь, то ты дурак. На самом деле, эти люди мешают той мафиозной структуре, как Чарковский, Бородавко, претворять свои идеи в жизнь. Потому что Чарковский там бог, а какой-то Чепалов начинает ему задавать вопросы, почему так, а не иначе. Поэтому эти люди лишние там.

 

Андрей Арих:
- Почему из сборной уходят такие известные специалисты, как Александр Грушин, Андрей Бояринов, Анатолий Чепалов, Николай Лопухов?.. Что мешает им работать? (это философский вопрос, требующий развёрнутого ответа :))

 

- Это принципиальная позиция этих людей. У них должно быть все хорошо, все тихо, все спокойно. Как в биатлоне, убрали Польховского, и все заладилось, так и в лыжах достаточно убрать Лопухова, Чепалова, и все будет хорошо. Чтобы все сметы, экипировка, составы команд, чтобы все это шло через Чарковского.

 

Согласны ли вы с тем, что таких людей намеренно "выживают" из коллектива по причине чрезмерного "свободомыслия", как это было, например, в случае с Чепаловым в чётко срежиссированном допинг-скандале с участием его воспитанника Ширяева (Согласны ли вы с такой формулировкой?)?

 

Василий Смольянов:
Николай Петрович, здравствуйте!
- В чем, по-вашему, была основная сложность в работе тренера на уровне сборной Союза в прежние времена, и что является главной проблемой тренера сборной России сейчас?
Спасибо.

 

Про допинг, я не в курсе этих вопросов. Но что касается Ширяева, то его, как волка на охоте, обложили красными флажками. Он допустил «большую ошибку»: стал тренироваться не в группе Юрия Викторовича Бородавко, а у своего тренера Анатолия Михайловича Чепалова. И в год чемпионата мира он действительно был на коне. Сергей был третьим на фисовском старте в Муонио, но на этап Кубка мира в Куусамо, который проходил через неделю, Бородавко его не поставил. Хотя у шестого среди россиян Ширяев выиграл около минуты. И мы опять возвращаемся к вопросу главного тренера. Он же государсвенный человек, он должен выше этого стоять. Он должен был этого спортсмена проверить, поставить на гонку, ведь были на то основания. Но Юрий Викторович сказал, что подумает об этом после Красногорска. Ширяев в чистую выигрывает Красногорскую гонку, которая тогда проводилась в Сыктывкаре. Тогда его взяли на Тур де Ски, где он неплохо проявил себя, финишировав в десятке сильнейших. Затем ярко проявил себя на этапе Кубка мира в Рыбинске, где долго лидировал и финишировал восьмым. Затем поехали в Швейцарию. Там группа Бородавко вообще не принимала участия. Так вот Ширяев, выступая по сути за второй состав, вытянул на своем последнем этапе нашу команду с седьмого места на первое, обыграв в очной борьбе норвежца Петтера Нуртуга, решившего в пользу Норвегии исход эстафеты уже на чемпионате. Затем Чепалов хотел готовить Ширяева согласно своей точке зрения, но Юрий Викторович запретил: «Я - Бородавко, я – главный тренер, мое слово – закон. Я -Полыхаев! Кто против – вон из федерации!» Так он сказал в своем интервью. И я не знаю, что получилось. Он поехал один в Цахкадзор, затем полетел в Китай, где занял третье место, хотя на промежуточной отсечке был лидером. А что случилось потом – это беда, беда для всех: и для спортсмена, и для тренера, и для всей России. И ведь сейчас в мужской группе как раз не хватает пятого сильного спортсмена. А тогда, чтобы бежать в эстафете, он должен был быть на три головы выше Дементьева и Легкова, а это нереально. Вот, может, тут кто-то и подсказал ему, кто-то подсунул допинг. Я не знаю, я далек от этого. Это трагедия, конечно.

 

- Николай Петрович! Спасибо, что уделили свое время общению с читателями нашего сайта. Традиционный последний вопрос: что бы вы пожелали нашим читателям?

 

- Работа тренера сложна на всех уровнях: и на детском, и на взрослом. В советские времена я тоже работал в сборной команде, мне тогда тоже казалось, что есть какие-то проблемы, но те проблемы по сравнению с нынешними – это ничто. Сегодня у нас нет системы подготовки спортсменов экстра-класса.

 

С Уважением Н.Лопухов.

 

- Хотелось бы пожелать читателям здоровья и хорошего настроения. Россия всегда славилась своими талантами, всегда находились сильные личности, которые вели нашу страну к победам. Уверен, что наши болельщики в перспективе будут довольны выступлением нашей команды. Лопухов – это лишь винтик в огромном механизме. Просто я был, а сейчас меня нет. Конечно, мне сейчас тяжело, но я продолжаю работать. И я просто счастлив, когда я беру спортсмена, он мне полностью доверяет, и мой профессионализм дает свои плоды. А с молодежью это всегда очень хорошо получается. Это когда они становятся большими спортсменами, с ними становится значительно труднее работать: у них есть своё «Я», свои амбиции. Но после, когда они заканчивают карьеру, то всегда вспоминают о тренере более-менее хорошо. Большое спасибо, всем счастья и успехов!

 

 

Выбираем январского собеседника www.biathloner.ru. Информация о допинге у российских лыжников опровергнута. Александр Тимонин лыжная трасса в подмосковном Чулково получит официальный статус. Бутовцы и «правые» отгоняли разведчиков от леса. Призы за победу на "Лыжне России" больше вручать не будут.

 

Главная >  Заметки 

0.0183
 
Яндекс.Метрика