Главная >  Заметки 

 

Гражданская война в российском спорте до и после Олимпиады


Итоги выступления российской команды на Играх ХХIХ Олимпиады предоставляют обширный материл для анализа всего положения дел в отечественном спорте. Первые общие оценки прозвучали из уст Президента РФ, председателя правительства страны, свои суждения высказывают профессиональные спортивные руководители, журналисты, а также и простые болельщики.

 


Несколько дней назад на сайте информационного агентства Спортком появилась интересная публикация пресс-атташе Олимпийского комитета России Геннадия Швеца на тему противостояния ОКР и Росспорта в лице его руководителя Вячеслава Фетисова. Мы уже представляли на сайте точку зрения Фетисова и теперь хотим познакомить наших читателей с мнением противоположной стороны:

 

Обсуждения будут продолжаться еще долго, они должны быть объективными, глубокими, а предложения – конструктивными, только в этом случае можно выработать эффективную стратегию развития спорта в стране и подготовки к последующим Олимпийским Играм. Поэтому трудно понять и принять позицию одного из спортивных руководителей, который называет результаты российской команды провалом и требует немедленного наказания виновных. Речь идет о главе Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеславе Фетисове, регулярно выступающим в прессе с резкими заявлениями, суть которых сводится к такой декларации: "Я спас российский спорт, вытащил его из трясины, я собрал вокруг себя команду супер-профессионалов, все остальные – бездельники и лоботрясы".

 

Несомненно, это были самые трудные Игры для нашей команды и для всех, кто к ней причастен, можно сказать, что российские олимпийцы проявили настоящую волю к победе, преодолели все неблагоприятные обстоятельства, а результатом стало третье место в неофициальном командном зачете.

 

Причина и цель саморекламных эскапад очевидна. Три месяца назад было создано Министерство спорта, туризма и молодежной политики РФ, а министром назначен Виталий Мутко. Таким образом, статус Вячеслава Фетисова, возглавлявшего Федеральное спортивное агентство, понизился, он рассчитывал, что станет главным человеком в новом министерстве, но не получил эту должность. Логично предположить, и это тоже очевидно, что Фетисов почувствовал себя обиженным и захотел повлиять на людей, принимающих кадровые решения: жаль было терять власть и сопутствующие ей атрибуты. Но даже если вдруг действительно совершилась несправедливость, то уважающий себя и других человек находит в себе силы достойно уйти, пусть и хлопнув дверью напоследок: уходя – уходи. И уже не раз Фетисов объявлял публично, что не видит своего места в новой спортивно-управленческой вертикали, но, прощаясь, не уходил. Бесконечно хлопая дверью, Фетисов сотрясает атмосферу панегириками в свою честь.

 

Знакомясь с выступлениями Фетисова, любой посвященный или хотя бы здравомыслящий человек может уличить его во лжи, бредовой логике, запредельной озлобленности. Особое неприятие вызывает то обстоятельство, что спортивный чиновник высокого ранга затеял эту шумную кампанию, имеющую все признаки саморекламы, накануне Олимпийских игр, когда требовалось сплотиться, помогать спортсменам, тренерам, оберегать их от непродуктивных переживаний. Подобные выступления продолжались и непосредственно во время Игр, что также было несвоевременным и наносило ущерб психологическому климату в команде.

 

Верно то, что появились у нас новые спортивные сооружения, но это в основном заслуга опять-таки государства, а также руководителей регионов, городов, бизнес-структур. Фетисов говорит, что построил 400 новых спортивных баз (несколько раньше называлась другая цифра – 400 . Где, кроме воспаленного воображения одного человека, можно обнаружить эти спортсооружения – не 4000 и не 400, а хотя бы 40?

 

Оказывается, всем хорошим в нашем спорте мы обязаны исключительно ему: он поднял отрасль на заоблачный уровень, он повысил ее благосостояние, всех одел-обул и накормил. Действительно, в последние годы финансирование спортивно-физкультурного движения возросло многократно, но это естественный процесс: славу Богу, госбюджет позволяет постоянно увеличивать эту статью расхода, а руководство страны прекрасно понимает необходимость этого. Денег на олимпийскую подготовку Федеральным агентством действительно было потрачено немало, 24 миллиарда рублей (!), могло бы хватить не только на капитальный ремонт нескольких учебно-тренировочных центров, но и на реанимацию спортивной науки и медицины, на строительство новых баз, на воссоздание спортивной индустрии, на обеспечение антидопинговой деятельности. Но руководители сборных команд и федераций на протяжении нескольких лет безуспешно добивались от Федерального агентства создания комплексных научных групп (КНГ), параллельных экспериментальных команд, обеспечения тренировочного процесса современными методами контроля и средствами реабилитации. Да, учебно-тренировочные сборы финансировались Федеральным агентством, но иначе и быть не могло, 24 миллиарда не рассуешь все до последнего рубля по карманам. На недавнем заседании олимпийского Штаба, посвященного итогам выступления на Играх-2008, президент федерации спортивной борьбы России Михаил Мамиашвили рассказал о беседе с одним из российских министров, который назвал конкретную фамилию ближайшей сподвижницы Фетисова по Росспорту, с помощью которой разворовываются бюджетные деньги. Постоянно говоря о том, что по линии Федерального агентства сборным командам страны созданы все условия для подготовки, Фетисов постоянно урезал, ополовинивал сметы на учебно-тренировочные сборы, на участие команд в международных турнирах. Неведомо, куда и на что расходовались фантастические суммы.

 

Еще за месяц до начала Игр он дал понять, что не собирается отвечать за их итоги. Логично предположить, что тем самым человек заявляет о своей отставке. Он ушел, но не в отставку, а в очередной отпуск. Ни один из спортивных руководителей, пусть даже трижды на кого-то и на что-то обиженный, не позволил себе подобного! Возвратившись из отпуска, Фетисов отправился в Кремль, где президент России принимал и напутствовал олимпийскую команду. Казалось, что человек, продолжающий занимать должность одного из основных спортивных руководителей страны, решил хотя бы на время стать ближе к команде, усилить ее организационно и морально.

 

Фетисов заявил, что российские олимпийцы были готовы завоевать в Пекине 92 медали. Несколько раньше он через газету утверждал, что мы можем завоевать в Пекине 42 золотые медали. Ныне же, он свое главное обвинение в адрес президента ОКР Леонида Тягачева сводит к тому, что тот обнародовал цель в 80 медалей и, тем самым, создал нервозность вокруг этой темы. Но, во-первых, Фетисов со своими ранее заявленными цифрами 92 и 42 превзошел Тягачева. А во-вторых, каким образом Фетисов смог оценить потенциал команды, на чем основывался его расчет? Какая наука подсказала ему эти цифры? Никакой науки нет, а есть только скоропалительные фразы, желание прозвучать. А подтекст такой: если бы Фетисову дали должность министра, то медалей у нас было бы 9 И ясно по его логике, что президент ОКР Леонид Тягачев и министр спорта Виталий Мутко сумели каким-то образом за две недели свести на нет шестилетние героические усилия начальника Федерального агентства. Кстати, и перед Афинами, и перед Турином Фетисов говорил, что сделал все для команды и умывает руки, а за результаты пусть отвечает ОКР. И точно так же, как и во время Игр в Афинах, глава Федерального агентства поспешил уйти от ответственности, дать негативную оценку результатам команды, однако в числе первых получил за эти результаты орден.

 

Отголоски допингового скандала также оказывали некоторое негативное воздействие на общее настроение в команде. К тому же, расписание соревнований было не в нашу пользу – поначалу мы запланировано отставали от конкурентов по неофициальному командному зачету. Обстановку можно было образно назвать фронтовой, мы отступали. В этих условиях Виталий Мутко и Леонид Тягачев постоянно находились в гуще событий, жили одной жизнью с командой, ежедневно проводили в олимпийской деревне рабочие совещания, посещали все важнейшие соревнования с участием наших спортсменов, контактировали с зарубежными коллегами, чтобы добиться объективного судейства, преодолеть неизбежные противоречия. Фетисов тоже приехал в Пекин, но где-то отсиживался. В деревне появился один раз, в тот день, когда на встречу с нашими олимпийцами приезжал Владимир Путин.

 

Но уже через несколько дней опять последовало его деструктивное выступление в прессе, он продолжил обличать коллег, а одновременно попытался сбросить с себя вину за то, что несколько российских спортсменов попали под пресс Всемирного антидопингового агентства, в состав руководства которого страна делегировала Фетисова. Начало Игр было трудным для российской команды. Все складывалось против нас. Случился грузино-южно-осетинский конфликт, некоторые зарубежные СМИ старались использовать это обстоятельство против российской команды.

 

Он приводит немало оправданий своей бездеятельности в Пекине, они одновременно являются обвинениями в чужой адрес. На церемонию открытия не пошел в составе делегации потому, что ОКР не выдал ему соответствующую экипировку – забыл, что получил четыре комплекта формы – на себя, жену, на дочь и на водителя? В деревню не ходил, потому что не имел нужной аккредитации. И опять ложь. Ему предлагалось на выбор два типа аккредитаций. По одной он мог беспрепятственно проходить в олимпийскую деревню, но во время соревнований место на трибуне ему отводилось в секторах для тренеров. А по другой аккредитации он в деревню мог ходить только по дополнительному пропуску, а вот сидеть мог уже в VIP-ложе, вместе с министрами. Второй вариант оказался для Фетисова привлекательнее. Во множестве его обличительных интервью есть и такой рефрен: ОКР не выдал нужных аккредитаций работникам Федерального агентства, в том числе – трехкратной олимпийской чемпионке Марии Киселевой. Но Фетисов не подал заявку на ее аккредитацию, на бухгалтера своего подал, на свиту подал, а про трехкратную олимпийскую чемпионку забыл? В таком случае пенять нужно не на кого-то, а на себя.

 

Потом, за неделю до окончания Игр, организовал интервью с самим собой, назвал выступление России провалом и уехал, чтобы уже в Москве продолжить клеймить тех руководителей команды, которые вселяли в нее волю к победе. Фетисов вновь появился в среде олимпийцев только в тот день, когда президент Дмитрий Медведев принимал в Кремле призеров Игр. Отдал должное спортсменам и тренерам, которые все-таки вытащили команду на третье место? Нет, отдал должное уровню мероприятия, истеблишменту, опять хотел обратить на себя благосклонный взгляд первых лиц государства.

 

В целом эта тема – манипуляции с аккредитациями – надумана Фетисовым, потому что у него нет других зацепок для претензий к ОКР. Он говорит, что часть аккредитаций была роздана не спортсменам и тренерам, а важным персонам, знакомым Тягачева. Да, так оно и было: каждому НОКу выдается пакет специальных аккредитаций – для почетных гостей, партнеров, спонсоров, видных общественных и политических деятелей, эти аккредитации так и называются – "NOC Guest", к этой категории относится, например, представлявший Правительство РФ вице-премьер Александр Жуков, несколько министров и других государственных мужей. Но Фетисов преподносит этот факт иначе: у тренеров отобрали, а вельможам дали. Делает вид, что не знает этих регламентов или в самом деле не знает? А с распределением квоты сугубо спортивных аккредитаций все обстояло абсолютно прозрачно, этим занимался коллегиальный орган – регулярно собиравшийся Штаб олимпийской подготовки, в том числе и при участии представителей Федерального агентства, но Фетисов не появился на этих заседаниях ни разу.

 

Соответствующие аккредитации имели непосредственные начальники Киселевой – заместитель главы Федерального агентства Сергей Король и начальник Центра спортивной подготовки Николай Пархоменко, то есть агентство было представлено в Штабе. Тем не менее, работники ОКР сумели исправить ошибку Фетисова, выбили для Киселевой сверхлимитную аккредитацию высокой категории. Или Фетисов и этого не знал? Тогда, что вообще он знал о жизни команды?

 

Во время встречи со спортсменами в олимпийской деревне премьер Владимир Путин сказал ребятам, что принято решение о повышении премий за призовые места. Фетисов в своих интервью высказался, что информация об увеличении призовых сумм нанесла вред делу, создала ненужный ажиотаж среди спортсменов. Но такого мнения придерживается единственный человек – Фетисов, все другие, в том числе профессионально разбирающийся в спорте Владимир Путин, думают иначе: материальный стимул усиливает победные мотивации, хотя и не является решающим. И руководители команд США, Китая, других стран обнародовали размеры материального вознаграждения своим медалистам. А к тому же, нелишне напомнить, что четыре года назад, перед Афинами, Фетисов вдруг заявил, что нашел дополнительные ресурсы на поощрение чемпионов – по миллиону долларов за золото. Ясно было, что это блеф, что таких денег никто не даст, и через некоторое время Фетисов сказал, что ничего такого не говорил, не захотел отвечать за свои слова, процитированные газетой. Вот это действительно раздосадовало спортсменов: начальник сначала посулил золотые горы, а потом тихо ушел в кусты.

 

Он вообще в течение шести лет много сил отдал тому, чтобы дезавуировать ОКР и его руководителей, развалил давно сложившуюся систему коллегиальности в работе по подготовке сборных команд. В одном из своих интервью Фетисов сказал, что двадцать лет назад бросил вызов всей системе советского спорта. Что это был за вызов, с кем боролся Фетисов? Ведь система советского спорта и ныне считается эффективной, ее переняли у нас и китайцы, и даже американцы. Боролся он с необходимостью при заключении своего личного контракта с НХЛ отписывать часть гонораров в бюджет Спорткомитета СССР. Фетисов сказал тогда, что ничего не будет отдавать Спорткомитету: "Лучше я буду перечислять проценты детско-юношеской хоккейной школе ЦСКА". Ну и сколько в общей сложности перечислил? Хотя бы шнурки от хоккейных ботинок прислал в родную ДЮСШ?

 

Гражданская война в российском спорте, развязанная Фетисовым практически сразу после назначения его главой головного государственного органа, не могла привести ни к чему хорошему. А зачем ему это было нужно? В силу свойств характера, стремления к абсолютной власти? Вполне возможно, ведь он и сам не скрывал, что добивался совмещения должностей президента ОКР и руководителя Федерального агентства. Но следует напомнить, что после развала СССР наиболее удачным было выступление российских олимпийцев в Сиднее в 2000 году – 32 золотые медали (до этого, в Атланте было 26, а в Афинах – 2 . Как удалось этого добиться? В период подготовки к Сиднею спортивным министром был Леонид Тягачев, он тесно сотрудничал с ОКР и тогдашним его президентом Виталием Смирновым, министерство финансировало команды именно через ОКР, система функционировала эффективно, хотя экономические условия в стране были несравненно хуже, чем сейчас. Фетисов пошел прямо-противоположным путем: хотел низвести до минимума роль ОКР в спортивной жизни страны, раздавить. Не удалось, но раздоров привнес несметно, потери Пекина – это, прежде всего, его потери.

 

Он призывает Тягачева уйти в отставку. Говорит, что три года назад следовало избрать президентом ОКР Ирину Роднину, которую он, Фетисов, поддерживал в ее предвыборной кампании в противовес Тягачеву. Но олимпийское собрание практически единогласно, тайным голосованием вновь избрало президентом Тягачева. Мнение лучших профессионалов не интересует Фетисова? Или все эти люди – тоже бездельники и лоботрясы? И из каких таких своих предвидений Фетисов может полагать, что Роднина стала бы замечательным спортивным руководителем?

 

Вся эта работа была проведена на должном уровне: если четыре года назад в Афинах со стороны отдельных спортсменов и тренеров были некоторые нарекания, то после Пекина в адрес служб ОКР поступают только благодарности (исключение – безостановочные выпады Фетисова). Если уж говорить об организационных несуразностях, то следует задаться вопросом: почему при Федеральном агентстве функционировала фирма по продаже авиабилетов спортивным командам, почему командам вменялось покупать билеты только в ней, и почему цены на эти билеты были разорительными для спортсменов? Наверное, в скором будущем станут явными и многие другие – финансовые – тайны. Фетисов отметает обвинения Счетной палаты в допущенных им нарушениях, у него собственные представления о финансовой дисциплине. Можно послушать тренеров, которые расскажут правду о том, на каких условиях командам отпускались средства на проведение сборов. Можно проверить экономику фирмы "Форвард", которая поставляла форму, в отношении которой соотношение цены и качества вызывает возмущение специалистов.

 

В чем-то Фетисов все же прав. Верно то, что он, его ведомство, занимались олимпийской подготовкой, имея в распоряжении научно-исследовательский институт, антидопинговую лабораторию, большой штат работников, тренерские ставки, несколько баз, возможность закупать в больших количествах фармакологические препараты, осуществлять информационно-методическое обеспечение сборных команд и много других ресурсов, включая, прежде всего, немалые деньги – больше 1 миллиарда долларов. Следовательно, и за результаты наших спортсменов в Пекине отвечает, прежде всего, сам Фетисов, потому что он на протяжении шести лет руководил главным спортивным ведомством, все рычаги управления спортом находились в руках этого человека. А у ОКР другие задачи: рабочие контакты с МОК, аккредитация членов олимпийской семьи, оформление и подача заявок на участие спортсменов в олимпийских соревнованиях, обеспечение олимпийцев парадной экипировкой, организация проживания команды в деревне.

 

Россия заняла в Пекине третье место в неофициальном командном зачете. Это – ее законное, ожидаемое и даже запланированное место. Бороться с Китаем и США нам пока очень сложно, мы только сейчас начинаем преодолевать тот ущерб, который был нанесен стране и ее спорту в 90-х годах. Результат не блестящий, но достойный. Фетисов надеялся, что будет хуже, поскольку его не поставили министром? Хорошо, что не поставили. Есть надежда на то, что совместными усилиями нового спортивного министерства, федераций и Олимпийского комитета России ситуация постепенно выправится.

 

Он уехал из Пекина за несколько дней до окончания Игр. Успел дать там свое традиционное разгромное интервью, приехал в Москву и продолжил здесь бомбардировку Штаба команды, когда она продолжала биться за честь страны. Но на тот момент он еще оставался при должности, получал, в конце концов, за это зарплату! Тогда вообще не следовало ехать в Пекин, а тем более вместе со свитой и домочадцами.

 

Источник: ИА СПОРТКОМ

 

Геннадий ШВЕЦ, пресс-атташе ОКР

 

 

Белые игры на Черном море. Обзор прессы за 13-14 февраля. Норвежцы подали протест на решение жюри, окончательные результаты гонки преследования будут объявлены позже. Зачеты Кубка мира после Вальдидентро Петухов - 4-й в спринтерском зачете. Прямая линия читателей www.biathloner.ru с Евгением Нефёдовым.

 

Главная >  Заметки 

0.0181
 
Яндекс.Метрика